Rambler's Top100 Service

"Если федеральная власть нам не поможет, мы обречены на гибель"

Сергей Антуфьев
председатель Совета Архангельского областного отделения 'ОПОРЫ России', предприниматель
1 августа 2008

Как Вы прокомментируете слова Дмитрия Медведева о том, что пора прекратить нашим властям 'кошмарить бизнес'?

 

У нас в Архангельске сейчас происходит как раз то, что Медведев назвал 'кошмарить бизнес'. У нас полным ходом идут милицейские проверки. Например, провоцируют на продажу детям пива, сигарет.

 

Как это происходит?

 

  Подходит к торговому объекту компания людей. Взрослый человек, женщина, говорит продавцу: я хочу купить бутылку пива, протягивает деньги, и когда продавец начинает выбивать чек и снимать с полки бутылку пива, женщина отходит, и сотрудники милиции начинают снимать на видеокамеру, как ребенок забирает эту бутылку пива. Нас обвиняют: вы продали пиво несовершеннолетнему. В результате наказывается предприниматель, он становится 'недобросовестным предпринимателем'. К нему применяют меры вплоть до расторжения договоров аренды. Если это малая архитектурная форма, торговый павильон - всё, вывози, забирай и иди куда хочешь, ты - недобросовестный предприниматель. Что-то, конечно, мы, предприниматели, отсуживаем, что-то удается доказать в Роспотребнадзоре из таких эпизодов, что это была провокация. В настоящее время в Архангельске в массовом порядке расторгаются договора аренды с малыми архитектурными формами.

 

А с чем это связано?

 

Ни с чем. Пришла новая команда в Архангельскую область.

 

Есть предложение Медведева о том, что нужно заключать договор аренды с малым предприятием не на один год, а на пять лет.

 

Я сейчас был в мэрии, они говорят: мы будем убирать все торговые павильоны, на остановках мы оставим только маленькие стеклянные будочки. Вот такое принято политическое решение в городе Архангельске. Три тысячи рабочих мест у нас под угрозой закрытия. Мы вчера проводили Совет по предпринимательству, на котором сотрудники мэрии объявили, что 160 павильонов они намерены закрыть. То есть 'письма счастья', что называется, на расторжение договора об аренде уже пошли из Земельного департамента. Это вопрос серьезный, мы хотели об этом посоветоваться с 'ОПОРОЙ России', посоветоваться с губернатором, как нам быть. Сейчас готовим письма в Комиссию по административным барьерам, у нас такая комиссия есть при губернаторе. Но губернатор новое лицо, и ликвидация павильонов на автобусных остановках это, в общем-то, и его точка зрения тоже.

 

А какие еще у вас виды мелкого и среднего бизнеса, кроме торговли, существуют в городе?

 

Конечно же, это автотранспорт. Тут тоже что-то связанное с монополизацией намечается. Не могу пока конкретно сказать, но какие-то шаги уже предпринимаются. Я в торговле работаю и могу сказать больше по этому вопросу. Но на сегодняшний день у нас ситуация, мы считаем, критическая.

 

То есть вчерашнее заявление Дмитрия Медведева о том, что на местах творятся безобразия с малым бизнесом, соответствует действительности?

 

Один в один, особенно с проверками, 'не в бровь, а в глаз'. В этом году, например, власти города запретили продавать пиво во всех летних кафе. Предприниматели обратились в прокуратуру: как это все согласуется с законодательством? В соседнем городе Северодвинске тоже запретили продавать пиво. Там предприниматели через прокуратуру это постановление мэра смогли отменить. Чем у нас закончится это противостояние, пока не понятно.

 

Что ожидают предприниматели от федеральной власти, чем она может помочь?  

 

Что ожидают от федеральной власти, я, честно говоря, сказать не могу, ведь губернатор - это назначенное федеральной властью лицо. И политика, которую сейчас проводит наша мэрия, в том числе согласуется с губернатором. Мы, конечно, обращались и будем обращаться к губернатору, чтобы как-то смягчить политику городских властей, но политика на сегодняшний день очень жесткая. У нас никогда такого не было в Архангельске. Мы пишем и передаем письма лично мэру, губернатору, но официальных ответов на эти письма нет. Выходят постановления о запрещении мелкорозничной торговли, по сути дела. То есть, конечно, формально так не говорится: они заявляют: мы вас оставим далеко-далеко на окраинах, несколько штук.

 

А на месте этих торговых павильонов что предполагается сделать?

 

Вот сейчас на остановках стоят остановочные комплексы. Городские власти говорят: мы поставим стеклянные будки, без торговли. Я чиновника спросил: хорошо, а нельзя ли киоск поставить рядом, сделать единый остановочный комплекс, чтобы был водопровод и канализация. Но водопровод и канализация - это муниципальные предприятия, и нам, предпринимателям, никогда не согласовать этого. Формально они говорят: делайте, пишите письма. Но сейчас расторгаются договора, нам дают месяц-полтора на то, чтобы убрать павильоны. То есть пока мы напишем, пока они ответ пришлют, этот месяц пройдет. Поэтому у нас оптимизма большого нет. Я буду писать в 'ОПОРУ', и надеюсь, что, может быть, федеральная власть как-то поправит нашу местную администрацию. Сейчас вся область замерла в ожидании: как с нами расправятся, так дальше будут и по всей области расправляться с остальными. Мне уже звонили из других городов предприниматели, говорят: мы все в шоке. Я думаю, что без вмешательства федеральной власти ничего не сделать не удастся. Мы зависимы от местных властей, и если федеральная власть не 'цыкнет', малый бизнес будет дальше уничтожаться. То, что говорят президент и премьер-министр, это абсолютно точно, положение с малым бизнесом, на самом деле, критическое. И не только в Архангельской области.

Если федеральная власть нам не поможет, то любой вид мелкого бизнеса обречен на гибель. Я думаю, что никакой инновационной политики в малом бизнесе быть на самом деле не может, потому что нет гарантии сохранения бизнеса, элементарного, любого, а что говорить про производство. Если мы будем вкладывать деньги в производство, а отдача от производства - через 10-15 лет. Даже если это производство сельхозпродукции - отдать кредиты, за животных, за фермы и за все остальное. А коль скоро у нас нет ощущения защиты, любой чиновник может все отнять в одночасье, причем на законных абсолютно основаниях. И то, что говорится на федеральном уровне по поводу милицейских проверок и так далее, это здорово, конечно. Но есть закон о милиции, и предпринимателям просто, глядя в глаза и смеясь, говорят: ну и что, пусть Президент пишет что угодно, у нас есть Закон о милиции. И как привозили своих детей, так и будем привозить - до сих пор многие так нам говорят прямо в лицо. То есть федеральное законодательство, например, некоторых проверяющих органов не касается абсолютно. Эти милицейские проверки - это фактическое рейдерство. Вначале нас уберут с остановок, потом поставят за счет мэрии остановочные пункты и затем уже пристроят своих - я думаю, система такая.

Загружается, подождите...
0