Rambler's Top100 Service

Интервью президента РФ телеканалам 'Раша тудей', Си-Эн-Эн, Би-Би-Си, Тэ-Эф-1, 'Аль-Джазира'

президент Российской Федерации
27 августа 2008

Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев 26 августа ответил на вопросы журналистов телевизионных каналов 'Раша тудей', Си-Эн-Эн, Би-Би-Си, Тэ-Эф-1, 'Аль-Джазира'.

Интервью телекомпании 'Раша тудей'

 

26 августа 2008 года

Сочи

 

М.СИМОНЬЯН: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

 

Спасибо Вам за возможность интервью. И сразу, чтобы не отнимать время, к первому вопросу. После признания независимости Косово Москва сразу говорила о том, что это может стать прецедентом для Абхазии, для Южной Осетии. И вот сегодня Вы приняли решение о том, чтобы поддержать независимость этих республик. Почему Россия это сделала, и как это стыкуется с нормами международного права?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Начну со второй части. Это полностью стыкуется с международным правом. Когда возник 'казус Косово', мои коллеги говорили, что это - случай особого рода или, как принято говорить у международников, казус. Так вот каждый случай признания независимости по своей природе - это случай особого рода: особенная ситуация в Косово, особенная ситуация в Осетии и в Абхазии. И если говорить о нашей ситуации, то совершенно очевидно, что принятие нами решений направлено на то, чтобы предотвратить геноцид, истребление народов и помочь им встать на ноги.

 

Семнадцать лет шла борьба за независимость этих непризнанных народов - и в течение этого времени, несмотря на попытки международного сообщества, ничего не удалось склеить. Мы практически до последнего периода старались помочь восстановить государственное единство, но этого не получилось. Последний гвоздь был вбит после принятия решения об агрессии.

 

Поэтому в этих условиях единственный способ сохранить эти народы - признать их в качестве субъектов международного права, признать их государственную независимость. Поэтому наш ответ в этом смысле полностью основан на международном праве, на Уставе ООН, на известных хельсинкских декларациях и на других международных актах.

 

М.СИМОНЬЯН: Скажите, а Россия готова к тому, что сегодняшнее решение может привести к долгой и жёсткой конфронтации с ведущими мировыми державами? И в целом нас не пугает перспектива новой 'холодной войны'?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Нас ничего не пугает, в том числе и перспектива 'холодной войны'. Но мы, конечно, её не хотим. В этой ситуации всё зависит от позиции наших партнёров по мировому сообществу, наших партнёров на Западе. Если они хотят сохранять добрые отношения с Россией, они поймут причину нашего решения, и ситуация будет спокойная. Если же они изберут конфронтационный сценарий - ну что же, мы жили в разных условиях, проживём и так.

 

М.СИМОНЬЯН: Вы подписали соглашение. Один из этих шести пунктов соглашения предусматривает вывод российских войск из Грузии. Но и по сей день в адрес России звучат обвинения в том, что она эти свои обязательства не выполняет. Это правда, в Грузии ещё остаются российские войска?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Это неправда. Россия свои обязательства, вытекающие из шести принципов так называемого соглашения Медведева-Саркози, полностью исполнила: наши войска выведены за пределы Грузии, кроме так называемой полосы безопасности.

 

М.СИМОНЬЯН: Сейчас, во время предвыборной гонки в Соединенных Штатах, оба кандидата сделали уже не одно заявление по поводу действий России и Грузии. Вам не кажется, что эта ситуация становится уже предметом внутриполитической борьбы и козырем внутриполитической борьбы в Соединенных Штатах Америки?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Насколько я знаю, обычно во время выборов в Соединенных Штатах Америки избиратели довольно индифферентно относятся к событиям за границей. Но если кому-то из кандидатов удастся использовать этот вопрос, ну что ж, что называется, Бог в помощь. Главное, чтобы это не создавало международной напряжённости. А то, что каждый из кандидатов откручивает эту ситуацию на себя, у меня сомнений не вызывает. Таковы законы избирательной гонки.

 

М.СИМОНЬЯН: Спасибо Вам большое, спасибо за интервью.

 

 

Интервью телекомпании Си-Эн-Эн

 

26 августа 2008 года

Сочи

 

ВОПРОС: Господин Президент, хотел бы поблагодарить Вас за то, что Вы согласились дать это интервью. Европейские лидеры и американские руководители включая Президента Буша выступили с целым рядом очень решительных заявлений, настоятельно призывая Вас не признавать сепаратистские республики Абхазии и Северной Осетии. Тем не менее Вы к этому не прислушались и предприняли этот шаг. Можно ли это воспринимать как открытый вызов Западу?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, конечно, это никакой не вызов - это наша осмысленная позиция. Мы вынуждены были принять это решение под влиянием целого ряда обстоятельств. Какие это обстоятельства? В течение 17 лет Россия пыталась всячески помочь восстановлению территориального единства Грузии на всех уровнях, на всех международных площадках. Даже после признания в качестве субъекта международного права Косово мы не сделали соответствующих заявлений по Южной Осетии и Абхазии. Но мы вынуждены были признать их независимость, после того как снова пролилась кровь. Она однажды уже была пролита президентом Гамсахурдия в начале 90-х годов и, к сожалению, в 2008 году - Президентом Саакашвили. Тем самым он уничтожил любые надежды на объединение осетин, абхазов и грузин в одном государстве. И это была единственная возможность предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта, предотвратить дальнейшее пролитие крови, уничтожение мирных граждан.

 

Это первая причина, есть вторая причина: каждый народ имеет право на самоопределение. Это вытекает из Устава Организации Объединенных Наций, из соответствующих конвенций по международному праву, Хельсинкского акта. И в случае если другое государство полагает, что народ определил свою позицию, а в данном случае это так и есть: были проведены референдумы, были приняты решения и народом Южной Осетии, и народом Абхазии, - любое другое государство вправе признать независимость этого территориального образования, нравится это кому-то или нет. Наши коллеги неоднократно говорили: 'Косово - casus sui generis', случай особого рода. Пожалуйста, но и Осетия, и Абхазия - тоже casus sui generis.

 

В этой ситуации мы приняли решение о признании.

 

ВОПРОС: К вопросу о Косово. Вы были против признания независимости Косово, поскольку это нарушало международное законодательство. Таким образом, ваше признание независимости Абхазии и Южной Осетии нарушает те же нормы международного права. Разве это не двойные стандарты?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, это не двойные стандарты. Ещё раз хотел бы акцентировать внимание, что каждое государство определяется с тем, признавать ему какой-то народ в качестве субъекта международного права или нет. По нашему мнению, та ситуация, которая сложилась в Косово, не способствовала и не давала достаточных оснований признать его в качестве субъекта международного права. Хотя нашу позицию разделили далеко не все, и значительная часть государств всё-таки признала Косово в качестве самостоятельного государства. В этих условиях, когда, на наш взгляд, в течение 17 лет проводились этнические чистки, были случаи геноцида: и в начале 90-х годов, и совсем недавно - ситуация другая. И это дает основание применить и Устав ООН, и Декларацию 1970 года, и Хельсинкский Заключительный акт 1975 года в качестве основания для признания независимости двух этих образований.

 

ВОПРОС: Господин Президент, Вы отдали приказ войскам войти в Южную Осетию, в Абхазию, в Грузию по гуманитарным соображением, как Вы сказали, для того чтобы предотвратить убийства, гибель людей, российских миротворцев. В этой связи вопрос, будете ли Вы готовы сделать это снова в этом регионе, если сочтёте это необходимым, или сделать это в других бывших республиках Советского Союза?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Я сказал уже, что ситуация изменилась. После признания в соответствии с тем Указом, который я подписал, наша страна, естественно, будет помогать обеспечивать безопасность двух этих государств, Южной Осетии и Абхазии. И в случае нападения на них, конечно, мы будем оказывать им соответствующую поддержку. Что же касается вмешательства в какие-то другие ситуации, в другие конфликты, то мы этого делать не собираемся и, естественно, не будем. Но Россия - государство, которое обязано обеспечивать свои интересы по всему периметру, это совершенно очевидно.

 

ВОПРОС: Господин Президент, Вы пришли на этот пост, вступили на эту должность в весьма напряжённый период международных отношений между Вашей страной и Западом. Существует большое число нерешенных проблем, в том числе в российско-американских отношениях - например, проблема противоракетной обороны, ряд других вопросов. В этой связи какие шаги Вам хотелось бы, чтобы предпринял будущий президент США, с тем чтобы восстановить партнёрские отношения сотрудничества между нашими странами?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Я неоднократно говорил об этом: мы будем готовы работать с любой администрацией США, которую изберёт американский народ. Главное - чтобы наши американские коллеги были прагматиками, чтобы они защищали истинные интересы американского народа, а не выдуманные идеологические схемы. И если в этом смысле всё будет в порядке, то я уверен, что мы сможем договориться по самому широкому кругу вопросов. Мы не хотели бы никаких осложнений, нам не нужна 'холодная война' или её новое 'издание'. Мы хотели бы полноценных конструктивных отношений с нашими западными партнёрами, в том числе и с США. Но для этого необходим прагматизм и взаимное уважение.

 

ВОПРОС: Господин Президент, Вы упомянули 'холодную войну', что не хотите её повторения. Не считаете ли Вы, что сейчас мы находимся в начале длительного довольно-таки болезненного периода ухудшения отношений в связи с разногласиями по целому ряду проблем включая Грузию, ПРО и Иран?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: У нас есть разногласия. Но они не фатальные, и если не раздувать из этого проблему, если не пытаться накачать именно новую 'холодную войну', то этого не случится.

 

Что касается вопросов Ирана, мы с нашими партнёрами, в том числе с США, достаточно интенсивно сотрудничаем по этому вопросу и стараемся, что бы наша позиция по Ирану была консолидированной. Здесь вообще нет каких-то глобальных противоречий.

 

Что касается ракетных средств и ПРО, нам, конечно, не нравится, когда вокруг России вырастают новые базы, появляются новые ракеты. Мы об этом неоднократно говорили, но даже в этой ситуации мы никогда не прерывали переговоры и всегда говорили, что мы готовы общаться. Вопрос только в том - как нам объясняют, для чего нужны эти базы, для чего нужны эти противоракетные установки, для чего нужны новые радиолокаторы. Если это для того, чтобы поражать какие-то страны-изгои, - тогда докажите это. Но, по нашим ощущениям, всё это громоздится вокруг наших границ для того, чтобы всё-таки оказывать давление на Российскую Федерацию. Нам это не нравится, но тем не менее мы спокойно и конструктивно продолжали и продолжаем на эту тему разговор.

 

Что же касается отношений вокруг конфликта Грузии с Южной Осетией и предыдущего конфликта с Абхазией, то всё в руках Запада. Если не надувать из этого новый конфликт, если исходить из прагматической позиций, то тогда всё будет нормально.

 

 

Интервью телекомпании Би-Би-Си

26 августа 2008 года

Сочи

 

 

ВОПРОС: Господин Президент, Вы только что признали независимость Южной Осетии и Абхазии, и уже последовала очень быстрая и очень негативная реакция со стороны Запада. Британия отвергла этот шаг, Германия заявила, что это не соответствует нормам международного права, Швеция утверждает, что это прямое грубое нарушение норм международного права, Франция осудила этот акт. Почему же Вы все-таки пошли на это? Почему Вы пошли на шаг, ведущий к росту напряженности и к эскалации конфликта?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы внимательно относимся к позиции наших партнёров, но в этой ситуации главное - другое: главное - защитить интересы людей, которые живут в Южной Осетии и в Абхазии.

 

Ситуация драматическим образом развивалась 17 лет. 17 лет Российская Федерация выполняла миротворческие функции, помогала сохранять там мир и спокойствие, предотвращала убийства, которые творились там начиная с 90-х годов, и пыталась сохранить единство грузинского государства. Тем не менее после агрессии и геноцида, которые были развязаны режимом Саакашвили, ситуация изменилась. И наша главная задача была - предотвратить гуманитарную катастрофу, спасти жизни людей, за которых мы в ответе, тем более что значительная их часть - это российские граждане. Поэтому мы вынуждены были принять решение о признании двух этих субъектов международного права в качестве самостоятельных. Мы сделали это так же, как сделали другие государства в случае с Косово и некоторыми другими подобными проблемами.

 

ВОПРОС: Но когда Запад признавал Косово, Вы возражали, Вы говорили, что это не отвечает нормам международного права, а теперь сами Вы фактически делаете то же самое. Не лицемерно ли такое поведение?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Это совершенно нормальное поведение. Дело в том, что наши коллеги неоднократно мне говорили, что случай Косова - это случай особого рода; как говорят юристы, casus sui generis. Окей, если тот случай особого рода, то и этот - особого рода. Если в том случае мы не считали достаточными основания для признания нового субъекта международного права, то в этом случае - для того чтобы предотвратить убийства людей и гуманитарную катастрофу, для того чтобы восторжествовала справедливость, и для того чтобы реализовать право двух этих народов на самоопределение - мы признали их независимость. Поэтому в международном праве нет двух одинаковых ситуаций.

 

ВОПРОС: Но ведь это нарушает тот документ, то соглашение, которое Вы выработали с Президентом Саркози, ведь, согласно этой договоренности, будущий статус этих республик должен стать предметом переговоров. Поэтому не отказываетесь ли Вы таким образом от достигнутой договоренности? И что, теперь считаете, что ее не нужно выполнять?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Ни в коей мере не отказываемся. Я считаю то соглашение, которое было подписано Грузией, Южной Осетией и Абхазией при соучастии, при гарантированной миссии, функции Франции, России и ОБСЕ, единственно возможным выходом из той ситуации, которая возникла. И эти шесть принципов так называемого соглашения Медведева-Саркози свою роль сыграли. В том числе и шестой принцип. Но мы с самого начала говорили об этом, и я лично говорил об этом Президенту Саркози, что дискуссии по обеспечению безопасности Южной Осетии и Абхазии будут включать в себя и вопросы их статуса. И в этой ситуации мы приняли решение признать их независимость. Это как раз и есть развитие шестого принципа, который был нами согласован.

 

ВОПРОС: Проблема заключается в том, что вы в одностороннем порядке признали сейчас независимость Абхазии и Южной Осетии, вы приняли одностороннее решение о вводе российских войск вглубь грузинской территории, то есть за пределы миротворческой зоны, включая порт Поти, город, который даже ваши генералы не рассматривают как часть зоны ответственности миротворцев. Таким образом, создается впечатление, что Россия руководствуется не задачами поддержания мира, миротворчества, а собственными интересами, и осуществляет их подобными действиями.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Россия, естественно, руководствуется собственными интересами, но ее интересы совпадают с задачами поддержания режима безопасности для граждан двух этих уже признанных нами образований. Что касается того, что мы сделали это самостоятельно, то всякое признание нового государства осуществляется другим государством единолично. Нет коллективного признания, это всегда единоличный акт государства. То же самое происходило в отношении Косово: кто-то признал, кто-то не признал. Поживем - увидим, что будет с этой ситуацией. Что же касается ввода войск на территорию Грузии, то естественно, наша цель была в том, чтобы подавить очаги возможной агрессии, потому что после того, что было сделано режимом Саакашвили, мы не могли просто помочь преодолеть эту гуманитарную катастрофу на территории Южной Осетии и успокоиться. Потому что буквально через несколько дней произошёл бы новый акт агрессии. После того как наши войска вынуждены были вмешаться и продвинуться на территорию Грузии для подавления агрессивных устремлений грузинской военщины, ситуация успокоилась, и наши войска отступили на прежние позиции, сохраняя некоторое присутствие в зоне безопасности.

 

ВОПРОС: Что делают ваши войска в Поти? Означают ли их действия попытку блокировать этот порт, и если, например, американские корабли захотят туда войти для того, чтобы доставить гуманитарный груз, Россия будет в этом препятствовать?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Никакой блокады нет. Любые корабли могут заходить: и американские, и какие угодно, возить и гуманитарные грузы, и то, что американцы называют гуманитарными грузами, - они, конечно, оружие возят. Мы ничему не препятствуем. Что касается наших войск, наших миротворцев, то они стоят в тех зонах, которые были определены соглашениями 1992, 1994 года и решением смешанной контрольной комиссии 1999 года.

 

ВОПРОС: Это не стыкуется с тем, что говорит Президент Сакрози. Он утверждает, что ваши войска гораздо глубже продвинулись на территорию Грузии, чем это предусматривалось теми договоренностями, которые у Вас с ним были.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Я не знаю, что утверждает мой коллега Саркози. Когда он звонит мне по телефону, он говорит более понятные для меня вещи. Мы с ним довольно регулярно созваниваемся, Последний раз, когда мы с ним разговаривали, он сказал, что очень хорошо, что вы всё вывели.

 

ВОПРОС: У тех, кто наблюдает за развитием этой ситуации с Запада, складывается впечатление, что речь здесь идет не только о Грузии и Южной Осетии, а в том числе и о том, что Грузия стремится стать членом НАТО, вступить в этот альянс. Вы сами и ваши военные руководители неоднократно выражали раздражение по поводу стремления грузинского руководства. Не является ли это всё проявлением этого недовольства? Не являются ли ваши шаги попыткой послать определенный сигнал НАТО и Соединённым Штатам - не вмешивайтесь в дела на нашем дворе?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Не являются. Но нам не нравится, что НАТО подступает к границам Российской Федерации.

 

ВОПРОС: А как это всё влияет на позицию Грузии и Украины - государств, которые стремятся вступит в НАТО? Ведь судя по их реакции на то, что сейчас произошло, это стремление вступить в НАТО ещё усилилось.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Насчёт Грузии я рассуждать не буду, потому что с режимом Саакашвили мы никаких дел иметь не будем. Пусть грузинский народ разбирается с его судьбой. Что же касается Украины, то стремление в НАТО там под большим вопросом. Там даже не было референдума. На каком основании грузинское государство стремится в НАТО? Там был референдум. Там хотя бы есть правовое обоснование. А Украина? Там и референдума не было. Более того, по социологическим опросам процентов 60-70 украинцев против участия государства в блоке НАТО. Пусть украинские руководители сначала договорятся со своим народом.

 

ВОПРОС: Вы сами сказали, что ваши действия продиктованы необходимостью и желанием защищать российских граждан независимо от того, где они находятся. Означает ли это, что вы готовы предпринять аналогичные шаги в других районах: на Украине, на Балтике, в Молдавии?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Это означает только одно: в соответствии с Конституцией Россия имеет право на самооборону, а я как Верховный Главнокомандующий, как гарант этой Конституции обязан обеспечивать жизнь и достоинство наших граждан. И в определённых случаях мне приходится действовать в этом направлении.

 

ВОПРОС: Последний вопрос, господин Президент. Многие люди задаются вопросом, кто на самом деле руководит в вашей стране - Вы или господин Путин. Вы являетесь Президентом, но с другой стороны, господин Путин первым высказался по поводу происшедшего конфликта, он посетил границу с Южной Осетией, потом доложил Вам о том, что там происходило. И всё-таки вопрос, который интересует многих: кто реально руководит страной - Вы или премьер Путин?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Страной управляют, согласно Конституции, органы власти. Но если Вас интересует, кто принимает решения о применении Вооружённых Сил, то для любой страны, в том числе для России, было бы катастрофой, если бы эти решения принимали несколько человек, если бы эти решения принимались в каком-то специальном порядке, помимо Конституции. Такие решения принимает только один человек - Верховный Главнокомандующий.

 

ВОПРОС: Последний вопрос - проблема раскола между Россией и Западом. Многие волнуются, что сейчас наступает новая 'холодная война', и действительно отношения ухудшаются до этой степени.

 

Как Вы это всё воспринимаете, есть ли у Вас такое ощущение и беспокоит ли Вас это? Тревожит ли Вас возможность возобновления 'холодной войны'?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Беспокоит, но если говорить о приоритетах, то наш приоритет - защитить жизни людей, и поэтому я принял решение о признании двух новых государств. Мы не хотим никакой 'холодной войны'. Это никому не приносило никаких дивидендов. Что бы ни говорили отдельные государственные деятели - в 'холодной войне' не бывает победителей. Поэтому мы не хотим конфронтации и напряженности. Мы хотим продуктивных, нормальных, самое главное - уважительных отношений с нашими западными партнёрами.

 

ВОПРОС: Но Вас беспокоит, что может начаться новая 'холодная война'?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне бы этого не хотелось.

 

 

 

Интервью телекомпании Тэ-Эф-1

 

26 августа 2008 года

Сочи

 

ВОПРОС: Здравствуйте, господин Президент. Спасибо Вам за тёплый прием в Сочи на берегу Чёрного моря всего в нескольких десятках километров от границы с Абхазией. На карте Абхазия - это регион Грузии; к несчастью для Вас, она стала независимым государством. Десятки лет Кремль повторял, что не нужно трогать границы, что это - ящик Пандоры и что если прикоснуться к этому вопросу, то потом весь мир будет кусать себе локти. Почему же сейчас Вы признали независимость двух регионов Грузии - Абхазии и Южной Осетии?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Это вариант наименьшего зла. Мы и сейчас исходим из того, что территориальная целостность - это один из фундаментальных принципов международного права. И мы многократно в течение 17 лет пытались сохранить территориальную целостность Грузии и при помощи нашего миротворческого контингента, и при помощи международных усилий, и просто предотвращая кровопролитие и убийство людей на территории Южной Осетии и Абхазии. Результатов это не дало. Наоборот, в августе текущего года режим Саакашвили развязал новую, совершенно беспрецедентную, хамскую кровопролитную агрессию. И в этой ситуации он, по сути, поставил крест на едином государстве, в котором бы жили грузины, осетины и абхазы. В этой ситуации, для того чтобы защитить их интересы, для того чтобы создать возможность для их самоопределения, в соответствии с международным правом, в соответствии с Уставом ООН мы приняли такое решение.

 

ВОПРОС: Шесть месяцев назад Америка, Франция и некоторые страны Европы признали независимость Косово. Тогда Владимир Путин, ваш премьер-министр, сказал, что это бумеранг, который 'может вернуться вам по башке'. Как Вы считаете, сейчас Абхазия - тот самый бумеранг?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Даже если это бумеранг, лучше бы он не возвращался, но тем не менее, раз уж это произошло, нам придётся всем с этим жить.

 

ВОПРОС: Сейчас на международной арене - война с Грузией, напряжённость с НАТО и нестабильные отношения с некоторыми европейскими странами. Как Вы видите будущее? Это разрыв стратегического партнёрства с европейскими странами, со всем миром и, возможно, 'холодная война'?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне бы не хотелось никакой 'холодной войны'. Она принесла только проблемы человечеству. Поэтому всё, что будет зависеть от нас, мы будем делать. В этой ситуации шарик на стороне европейцев - и если они хотят ухудшения отношений, они, конечно, этого добьются. Но если они хотят сохранения стратегических отношений - на мой взгляд, это абсолютно в интересах России и Европы,- то тогда всё будет нормально.

 

ВОПРОС: Однако европейцы видят следующее: в Южной Осетии говорят по-русски, расплачиваются русскими рублями, у многих граждан российские паспорта. Это не признание независимости для этой страны - это распад и разлад с Грузией и, возможно, в будущем присоединение к России. Это возвращение со стороны России к имперским замашкам, возвращение империи?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Империи, как правило, не возрождаются, и тосковать об имперском прошлом - это очень серьёзное заблуждение. В то же время естественно, что мы не можем не думать о тех гражданах, которые имеют российские паспорта и которые живут в сопредельных регионах. И все те решения, которые мы приняли, направлены только на одно - чтобы они могли жить по-человечески, чтобы они могли реализовать то право, которым обладают в соответствии с Уставом ООН. Не получилось у них жить   с Грузией. Они когда-то и в Российское государство входили порознь: входили осетины, входили абхазы, входили грузины. Не склеилось, и вина в этом - полностью на грузинской стороне.

 

ВОПРОС: Господин Президент, две недели назад Вы согласились в диалоге с господином Саркози, что Вы выведете войска из Грузии. Однако до сегодняшнего дня часть российских войск до сих пор бродит по дорогам с запада на восток страны, и под вашим контролем находится крупнейший порт, который является экономическими лёгкими страны. Это не соответствует подписанному договору. Скажите, почему же вы не соблюдаете его положений?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы его соблюдаем на 100 процентов, и российские войска нигде не бродят - они вышли, о чём мы и в последний раз разговаривали с Президентом Саркози. Российские войска находятся только в полосе безопасности, которая вытекает из шести принципов. Что касается грузинского порта Поти, мы его не контролируем, не блокируем - всё это ерунда.

 

ВОПРОС: Но порт не фигурирует в договоре?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Так мы и не контролируем порт Поти. В порту Поти разгружаются грузы, приходят американские эсминцы, привозят грузинам оружие - всё в порядке: они что хотят, то и делают. Если я правильно понял, то несколько часов назад в порт Поти направился миноносец 'Макфол'. Порт живёт и процветает.

 

ВОПРОС: Как Вы считаете, после этой войны у Грузии есть право только на лимитированный суверенитет?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Я считаю, что Грузия должна быть нормальным, полноценным государством. Что касается ее суверенитета, то, естественно, это вопрос сложный, он будет определяться в конечном счёте ёе взаимоотношениями с соседями. Но после того что произошло, конечно, ситуация изменилась, и для Грузии в этом смысле наступают новые времена, Грузия, мне кажется, должна сделать определённые выводы из того, что произошло: это серьёзный урок того, как нужно выстраивать отношения с ближайшими соседями и народами, которые когда-то входили в состав Грузии.

 

ВОПРОС: Что Вы хотите конкретно этим сказать?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Только то, что сказал.

 

ВОПРОС: Господин Президент, вы выиграли войну с Грузией, это далось сравнительно легко, но у каждой медали есть своя обратная сторона. Этим своим поступком вы напугали всех соседей: например, Польша заключила с американцами договор об установлении щита, Украина собирается вступить в НАТО, Германия поддерживает военные операции в Грузии. Это дорого вам обошлось, как Вы считаете? И не забывайте о том, что обвалилась Московская биржа.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Начну с последнего. Конечно, экономика - очень важная составляющая, но проблема фондового рынка не только в тех военных действиях, которые велись, но и в тех кризисных явлениях на глобальном рынке, в том числе и прежде всего в состоянии американской экономики. Поэтому пусть там займутся улучшением экономического климата. Что же касается наших друзей, которые напряглись, - некоторые из них напряглись очень давно, и это никак не связано с конфликтом, я думаю, что тут просто исторические фантомы.

 

Что же касается ситуации - я думаю, она успокоится, надеюсь, что наши европейские партнёры сумеют отделить, как принято говорить, зёрна от плевел, и мы сможем выстроить нормальные, продуктивные отношения на будущее. И у этой медали не будет никаких сторон.

 

 

Интервью телекомпании 'Аль-Джазира'

 

26 августа 2008 года

Сочи

 

ВОПРОС: Это интервью исторический момент для 'Аль-Джазиры'. Господин Президент, США назвали предпринятый Вами шаг в отношении независимости двух республик достойным сожаления. Великобритания категорически отвергла этот шаг. НАТО и ОБСЕ заявили, что этот шаг не соответствует нормам международного права. Мы слышали те доводы и аргументы, которые Вы привели в обоснование этого решения, но нас интересует, насколько далеко Вы готовы зайти в этом деле, которое сейчас, как представляется, приобретает формы достаточно масштабного противостояния.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы не хотим никакого противостояния. Что же касается того, как далеко мы готовы зайти, - речь идет о достаточно стандартной, хотя редкой международной процедуре, процедуре признания нового государства, нового субъекта международного права. Пошли мы на этот шаг именно по тем причинам, о которых я сказал сегодня: для того чтобы предотвратить жертвы, геноцид, для того чтобы дать возможность реализоваться праву народов Абхазии и Южной Осетии на самоопределение - после тяжелейших 17 лет, после неудавшихся попыток успокоить ситуацию, по сути - восстановить территориальную целостность Грузии. Мы не делали никаких шагов до этого, направленных на то, чтобы признать эти образования в качестве государств. Наоборот помогали 'склеить' государство Грузии. Но последняя агрессия, тот геноцид, который развязал режим Саакашвили, поставили точку на этих планах. И мы были вынуждены это сделать. Что же касается конфронтации, то нашей целью является не конфронтация, а успокоение ситуации, помощь этим двум народам, которые решили обрести государственность. Таковы наши цели.

 

ВОПРОС: Господин Президент, Вы неоднократно высказывались отрицательно о Президенте Саакашвили, что он не подходит для выполнения обязанностей Президента. Поэтому не присутствует ли в Ваших действиях хотя бы частично элемент желания дестабилизировать правительство Саакашвили, добиться его отставки или смены режима?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: В наших действиях присутствует только холодный расчёт: мы хотим помочь тем людям, которые сегодня попали в беду - никаких других мотивов в наших действиях нет.

 

Что же касается Саакашвили и его режима, то он нам действительно не нравится. Совершенно очевидно, что он совершил не только ошибку - он совершил преступление. Но отвечать за это преступление он должен перед народом Грузии и перед мировым сообществом.

 

ВОПРОС: Многие говорят о том, что сейчас действительно ситуация обострилась до крайности и что в результате произошедшего кризиса был нанесён непоправимый ущерб отношениям России и Запада. И сейчас действительно многие заговорили о возможности возобновления 'холодной войны'. Испытываете ли Вы озабоченность, что ситуация продолжит ухудшаться, продолжится эскалация до такой степени, что вещи выйдут просто из-под контроля?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Нам, конечно, не нравится, когда говорят о 'холодной войне'. Мы не хотим никакой эскалации - мы хотели бы наоборот успокоения ситуации. И наши действия, направленные против агрессии Саакашвили, как раз и заключались в том, чтобы успокоить агрессора, с одной стороны, и дать жизнь и хорошее разумное будущее жителям этих непризнанных образований, с другой стороны. Что же касается напряжения, то в силах Запада, в силах тех государств, которые считают, что напряжение растёт, - снять это напряжение. Нужно просто признать реалии, нужно не устраивать истерик из виртуальных ситуаций. Нужно действовать прагматично. Нужно думать о будущем. Как мне представляется, в интересах Запада - выстраивать полноценные добросердечные отношения с Российской Федерацией.

ВОПРОС: В этом контексте можно рассматривать, что будет предприниматься со стороны Запада. Скажем, если в декабре будет принято решение по принятию плана сотрудничества НАТО с Грузией и Украиной. В этом же контексте можно рассматривать подписанное соглашение США с Польшей и Чехией о размещении систем ПРО. С этой точки зрения подобные действия нельзя воспринимать как деэскалацию. Наверное, Вы так это видите. Каким может быть Ваш ответ, если НАТО примет решение по Грузии?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Это дело НАТО, в конце концов. Мы с НАТО старались развивать партнёрские отношения. НАТО в последнее время пытается их пересмотреть. Я вчера сказал: хотят пересмотреть - пусть пересматривают. Можно друг другу и 'до свидания' сказать. Трагедии не произойдет. В этом сотрудничестве, ещё раз повторю, больше заинтересовано НАТО, чем Российская Федерация. Но если решение о предоставлении плана о членстве будет принято, нас, конечно, это ни в коей мере не будет радовать. Это точно будет нагнетание напряжённости.

 

В том, что касается Украины, неплохо было бы спросить мнение самих украинских граждан. Потому что   там даже не проведен референдум. Если же   говорить о ПРО, о размещении ракет и соответствующего радиолакатора на территории Польши и Чехии, то это еще один шаг по нагнетанию напряжённости. Мы не можем его рассматривать иначе, чем шаг, направленный против России, какими бы мотивами ни руководствовались в данном случае государства - участники НАТО.

 

Нам рассказывают про какие-то страны, которые где-то находятся, которые для кого-то опасность представляют, - ерунда это всё! Эти ракеты находятся рядом с нашей границей и представляют для нас угрозу, это абсолютно точно.

 

Так что это, конечно, создаст дополнительную напряжённость. Нам придётся на неё как-то реагировать - реагировать, естественно, военным способом. Но я думаю, что НАТО это понимает, это выбор Североатлантического альянса. Не мы ракеты размещаем.

 

ВОПРОС: После Вашего заявления сегодня произошло резкое снижение биржевых индексов, в Москве резко падают котировки на биржах. Не беспокоит ли Вас наблюдаемый резкий отток иностранных инвестиций из России? Россия теперь не рассматривается как надёжная страна для инвестиций. И ваша экономика исключительно привязывается к высоким ценам на нефть. Не заботит ли это Вас? Не считаете ли Вы, что Россия нуждается в хороших отношениях с Западом?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Россия нуждается в хороших отношениях с Западом - вне всякого сомнения. Запад нуждается в хороших отношениях с Россией. Экономика глобальна.

 

То, что происходит на Нью-Йоркской фондовой бирже, через день отражается в Токио, затем отражается в Москве. Мы связаны друг с другом.

 

Поэтому нам бы хотелось, чтобы наши американские партнёры меньше занимались бы выяснениям международных отношений, а занимались бы лучше укреплением собственной экономики. Потому что на американскую экономику завязано очень много экономических проблем, а то у них известные компании и 'Фанни Мэй' и 'Фредди Мак' находятся в таком состоянии, что пора дефолт объявлять, а это такая очень неприятная будет ситуация для Америки и для других рынков. Поэтому нужно вот этими вещами заниматься, в том числе заниматься совместно.

 

Что же касается оттока, конечно, военная кампания всегда отражается негативным образом. Но то, что происходит с нашим фондовым рынком, в значительно большей степени связано с процессами на международных финансовых рынках. Я специально смотрел аналитику: изменения, уменьшение стоимости фондового рынка существенно в большей степени сегодня зависят от того, как сегодня обстоят дела на глобальном экономическом рынке, с глобальными финансами, с глобальными фондовыми индексами.

 

Конечно, мы будем стараться укреплять собственную экономику. Мы заинтересованы и в иностранных инвестициях. В этом не может быть сомнения. На одних ценах на энергоносители построить развитие страны невозможно, но в то же время считаю, что ответственную экономическую политику должны вести все государства, и это очень важный вывод. Мы друг от друга зависим.

Источник: Официальный сайт президента РФ

0

Цени качество - выбирай THULE: багажник на крышу автомобиля. . Как сделать Перепланировку: согласование перепланировки. Советы оформления перепланировки. . Ангары, здания CONDAR до 38000 м2: облицовка фасадов.