"На Россию пока не обращают серьезного внимания"

директор по программам России в германском совете внешней политики, Берлин, автор биографии Владимира Путина под названием «Немец в Кремле»
14 октября 2008

Как оценивают на Западе предложения Дмитрия Медведева о новой архитектуре европейской безопасности, с которыми он выступил в Эвиане?

 

В принципе, он не сказал ничего нового. То, что Медведев сейчас говорил в Эвиане, он предложил еще в Берлине, во время первого визита в Европу в качестве президента России. И это очень напоминает то, что Владимир Путин предлагал тоже в Германии еще в 2001 году. В принципе, Россия ищет себе место в Европе, а ее туда не пускают. Запад не может пока положительно отреагировать на предложение Медведева, потому что, это подразумевает ослабление таких институтов, как НАТО и Европейский Союз. В НАТО считают, что европейская структура безопасности и вообще все экономические и политические пространства на территории Европы должны строиться на фундаменте НАТО и Европейского Союза. С Россией Запад готов заключить какое-то стратегическое партнерство, но на самом деле намерен держать Россию на достаточно большой дистанции от всех западных институтов. Пока Россия в 90-е годы зависела от Запада, она ничего не могла сделать. Сейчас ее требование признать ее право в Европе звучит все громче и громче. И если выяснится, что Россия вышла из финансового кризиса менее ослабленной, чем другие государства Европы, то у нее будет достаточно прочный фундамент и эффективные инструменты, чтобы дальше давить на Запад. Чтобы он наконец признал, что Россия имеет право на ведущую роль в построении теперешней и будущей архитектуры Европы. Вот в этом суть проблемы.

Медведев фактически предлагает новую внешнеполитическую систему, хотя он об этом не говорит, новый институт, который заменил бы со временем НАТО и, может быть, европейскую внешнюю оборонную политику. Запад на это идти не готов и не хочет, потому что он сейчас выстроил свою систему, и в ней России есть место только стратегического партнера Запада, а не полноценного участника построения архитектуры Европы. Именно в этом заключается проблема, та загвоздка, из-за которой мы не движемся ни туда, ни сюда. Медведев будет, как мне кажется, еще год-два говорить на ту же самую тему, но Запад на это отвечать конкретно не будет. С Россией не хотят ссориться, но все ждут, что произойдет на самом деле с Россией, насколько она экономически дееспособна. На Западе по-прежнему бытует мнение, что российская экономика слаба, поэтому России нечего требовать, что ее амбиции не сопровождаются ни экономической, ни военной мощью. Поэтому на Россию и на предложение Медведева пока не обращают серьезного внимания. Но я говорю - это пока, все изменится после того, как все карты будут заново перемешаны после финансового кризиса и станет понятно, кто выиграл, кто не выиграл, у кого могут быть в будущем амбиции, у кого нет. Это очень важно и это очень интригующий вопрос будущего, я бы сказал, даже будущих недель.

 

Снизилась риторика осуждения России по поводу ситуации в Южной Осетии?

 

Я думаю, что она снизилась, просто потому, что Европе сейчас не до Южного Кавказа. Такого экономического или финансового краха, который сейчас происходит на Западе, не было с 1929 года, и сейчас все заняты своими собственными проблемами. В Европе сейчас не до Грузии и тем более не до расширения НАТО. Эта проблема, я думаю, не снята, она где-то еще фигурирует, но не играет стратегической роли в диалоге между Россией и Западом.