Rambler's Top100 Service

Нужна рациональная политика

Вячеслав Панфилов
заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, заведующий лабораторией прогнозирования финансовых ресурсов
27 октября 2008

При расчетах бюджета Государственной Думой закладываются цены на нефть 90 долларов, а доллар должен стоить 24,7 рублей. Насколько возможно исполнение такого бюджета в условиях кризиса? И вообще как кризис влияет на проект бюджета?

 

Начнем с того, что эти параметры рассчитывались, условно говоря, в июле-августе месяце, и тогда все это выглядело более или менее рационально. Но на данный момент ситуация изменилась кардиальным образом. Цена на российскую нефть марки 'Urals' в настоящее время существенно ниже той цены, по которой формировался бюджет на 2009 год. К примеру, в данный момент она находится на уровне 62 долларов за баррель, как говорят в Одессе, это две большие разницы. С другой стороны, хорошо известно, что цены на нефть весьма волатильны, и поэтому никто не может побожиться, что не произойдет обратного отскока. Но поскольку мы не предсказатели, а прогнозисты, то мы можем сказать, что цена на нефть не только не поднимется, а, может быть, даже еще и снизится. Соответственно, от этого все доходные статьи бюджета существенным образом сократятся. Что касается курса доллара, как раз в связи с тем, что цены и на нефть, и на другие товары российского экспорта существенно снизились, и с предположением, что по меньшей мере не поднимутся в будущем году, можно сказать, что принципиально изменяется ситуация с торговым и платежным балансом Российской Федерации. Российская Федерация из страны с огромным профицитом платежного баланса становится буквально на глазах страной с отрицательным сальдо платежного баланса. Если в этих условиях Центральный банк и денежные власти будут держать курс рубля по отношению к иностранной валюте, то мы можем получить ситуацию, достаточно близкую к тому, что мы имели в 98-м году, когда резервы Центрального банка были съедены за очень короткий период времени. Их тогда было существенно меньше, чем сейчас, но в настоящее время и объем дефицитов, которые могут возникнуть, будет принципиально больше. Если денежные власти будут подходить рационально, то тогда они должны будут сделать рубль таким, каков он есть по ситуации, связанной с внешнеэкономическим балансом, с платежным балансом. То есть среднегодовой курс 2009 года будет, конечно, не 24,15 рубля, при сохранении тех тенденций, о которых я говорю, по меньшей мере, он будет стоить около 30 рублей. Будем говорить не в терминах доллара, потому что когда мы говорим 'доллар', одновременно предполагается и соотношение между долларом и евро, давайте будем говорить в терминах этой корзины, за которой Центральный банк следит. Вот по этой корзине, куда попадает 55% доллара и 45% евро, этот курс, который сейчас Центральный банк поддерживает, равняется 34-м единицам, такое соотношение между долларом и евро. Чтобы хоть как-то сдержать тот импорт, который имеет место сейчас в Российской Федерации, то этот минимум должен быть порядка 37, это минимум, а вообще он должен быть равен 38. Если сохранится соотношение между долларом и евро, то доллар будет стоить примерно 30 рублей. Если курс доллара и евро изменится, то соответственно, и соотношение изменится. Это просто арифметическая формула.

Но если произойдет так, как мы прогнозируем, то для бюджета ситуация в некотором смысле будет лучше. Бюджет у нас составляется в рублях, а такой составляющей, как уплата внешнего долга, в настоящий момент у российского государства практически нет, то есть она минимальна, поэтому доходы существенным образом вырастут пропорционально росту курса, а расходы останутся прежними. Это будет некоторая компенсация для бюджета при этом курсе. От того, что цены на нефть и другие предметы российского экспорта падают, возникает проблема с бюджетом и с платежным балансом. Но мы если пойдем на нормальное управление курсом, то есть когда не то что перестанет расти реальный курс, но на самом деле он будет определенным образом снижаться, то это будет некоторая компенсация для бюджета. В этом смысле бюджет 2009 года будет трудный, тяжелый, но, в общем, выполнимый.

Но в случае неудачного управления валютным курсом мы прогнозируем, что ситуация будет постепенно ухудшаться, резервы будут изыматься, что на самом деле будет побуждать банковско-финансовые структуры все больше и больше переходить в иностранную валюту. Что, собственно, мы уже сейчас видим, но то, что мы видим сейчас, это еще пока умеренная паника. Можно вспомнить 1998 год, тогда курс рубля держали за счет резервов, и за счет заимствования, известно, чем все это закончилось. При рациональной валютной политике в целом параметры бюджета будут выполнены, с большим напряжением, но выполнены. Если еще и курс национальной валюты параллельно будет опускаться, а цены соответственно повышаться более высокими темпами, чем это заложено в проект бюджета, это тоже формально, в номинальном выражении увеличивает доходы бюджета. Понятно, что все налоги платятся в номинальном выражении, и если цена в два раза больше, то, соответственно, и налогов в два раза больше в номинальном выражении, а в реальном они меньше, но бюджет сводится в номинальном выражении. Но это более дальняя перспектива.

Сейчас перешли на трехлетние планы, и ситуация в 2010-м и 11-м годах будет выглядеть существенно хуже. У нас было хорошее время для модификации своего производства, должны были появиться некоторые производства, которые бы отправляли свою продукцию на экспорт, не сырьевого характера, а машиностроения, других обрабатывающих отраслей. Но этого, к сожалению, не произошло. В этом смысле я поддерживаю понижательный курс нашей национальной валюты, для того, чтобы внутренние производства, в том числе машиностроение и обрабатывающая промышленность, получили определенное конкурентное преимущество по отношению к импортному, не только для того, чтобы свести баланс в нормальное соотношение, но и для того, чтобы сами производства начали расти. Произойдет это или не произойдет, сейчас сказать трудно. К сожалению, по тому, как это сейчас происходит, я больше пессимист. Потому что кризис повлиял на российскую банковско-финансовую систему и влияет на реальный сектор экономики. Это происходит за счет того, что не кредитуется не только население для потребительского спроса, ипотека, не кредитуется и реальный сектор экономики. Поэтому темпы роста промышленности существенным образом сокращаются. Но если будет определенная понижательная тенденция рубля, то возрастет конкурентоспособность российских товаров, которые при прочих равных условиях конкурентоспособны, по своему качеству, технологическому уровню, эти производства получат существенный выигрыш. Но, к сожалению, произойдет обратное, потому что резервов сейчас формально достаточно для того, чтобы держать практически любой курс валюты. Можно даже из упрямства продолжать укреплять курс рубля. Но в таком случае внутренние производства не сырьевых отраслей будут резко стагнировать, с сырьевыми отраслями будет происходить то же самое, просто потому что их выручка, а, соответственно, их прибыль будут очень резко сокращаются. В результате мы можем получить действительно очень неприятную ситуацию. Особенно с учетом того, что российским компаниям надо заплатить внешнего долга до конца 2009 года, по разным оценкам, порядка 230 млрд. долларов. Если они не смогут рефинансироваться на Западе, у российского правительства возникнет дилемма. Допустим, металлургическая компания, ей надо рефинансироваться, она не получает рефинансирования. Если российское государство в лице правительства и Центрального банка не рефинансирует этот заем, то в результате эта компания станет банкротом. Желаем ли мы, чтобы наши крупнейшие, в том числе металлургические компании стали бы банкротами? Это сложный вопрос, потому что, с другой стороны, поддержка обанкротившихся предприятий означает, что резервы ушли, то есть вы профинансировали, а предприятие, фирма не выживает, например, из-за отсутствия спроса на металлургическую продукцию. То есть, эти средства становятся безвозвратными. При этом будет возникать еще и так называемая моральная дилемма: имеют ли право денежные власти, вообще власти использовать средства налогоплательщиков для поддержки некоторых частных компаний? Это вопрос неоднозначный, и как на него будут отвечать, это уже не прогнозы, это уже предсказания. С другой стороны, в мире произошло некоторое перемещение точки зрения на то, что государство может, а чего государство не может. Еще четыре месяца назад в страшном сне бы не приснилось, что американское руководство пойдет на частичную национализацию своих банков. И то, что господин Саркози будет говорить, что нам не нужен 'спекулятивный капитализм', а нам нужен 'предпринимательский капитализм'. А денежные власти и банки должны вести себя таким образом, чтобы кредитовать реальный сектор экономики и население. Это почти прямые цитаты из того, что сейчас происходит на Западе, четыре месяца назад такого и помыслить было нельзя. В частности, именно за это критиковали на Западе российскую экономическую политику, за чрезмерное вмешательство государства в экономику. Был почти двухвековой спор между экономистами и в практике, вмешательство государства - это наша страна периода Советского Союза, крайний либерализм - это, условно говоря, Соединенные Штаты Америки в определенный период времени. Но на самом деле нормальные власти ведут себя рационально, исходя из предвидения тех последствий, которые произойдут, если что-то там не сделать.

Если опять вернуться к бюджету, то бюджет, кроме тех, параметров, о которых вы говорите, существенным образом зависит от темпов экономического роста. Я просто сейчас не помню, что они на 2009 год записали, но думаю, что-то порядка 6,5%. Но при определенных обстоятельствах, при разворачивании кризиса эти 6,5% могут превратиться в существенно меньшие проценты. Некоторые особо отчаянные пессимисты говорят о том, что мы можем попасть в нулевые темпы экономического развития. И на самом деле мы действительно можем в эту вилку попасть, в зависимости от того, как денежные власти будут себя вести, и не только денежные. А вести надо себя рационально. Нельзя искусственно поддерживать курс рубля, это приведет к тому, что часть денежной массы, которая существует в наличной денежной форме, будет все более и более переходить в наличную долларовую денежную массу. Вы, я, он, она, вместе целая страна, будем снимать деньги со своих счетов, превращать их в иностранную валюту и хранить, как в добрые старые 90-е годы, в банках, не в коммерческих, а в стеклянных. Вот этого категорически допустить нельзя. Что-то в этом направлении делается, правительство выступило с инициативой, Дума приняла, а Президент подписал гарантирование вкладов до 700 тыс. рублей, и это правильная и хорошая мера. Но такого рода мера недостаточна. Заверения, которые в последнее время идут от премьер-министра или от Дворковича, помощника президента, о том, что девальвация нецелесообразна. Для специалистов это выглядит смешно, просто потому, что специалисту надо объяснить, при каких вариантах она целесообразна, при каких нецелесообразна, и, соответственно, сказать: да, сейчас такие обстоятельства, что нецелесообразна. Для меня эти заявления выглядят смешно, потому что я вижу целесообразность девальвации. Но по отношению к населению она выглядит печально, вы помните 1998 год и прекрасные заявления Бориса Николаевича Ельцина, непосредственно перед событиями, о том, что все хорошо и ничего не будет. Это же не только мы с вами помним, это и все остальные помнят. Поэтому с населением надо разговаривать на нормальном уровне, а не всякими заклинаниями и заверениями, экономику уговорить нельзя, и человека купить то, что ему не хочется, нельзя, и отговорить купить то, что ему хочется, тоже нельзя. Людям надо показать рациональным образом, в чем будут его плюсы и минусы. Поэтому с формальной точки зрения, даже при низких ценах на нефть, бюджет с напряжением может быть выполнен, при рациональной политике. И 6,5% роста, даже в условиях кризиса, не совсем заоблачная величина, если политика проводится рациональная.

Но рациональная политика редко проводится, и не только у нас в стране, это вообще в целом в мире, таково свойство. У власти находятся политики, а политики иногда предпринимают такие шаги, которые не рекомендуют делать их экономические советники. Но они это делают по политическим соображениям. У нас тоже нечто аналогичное, например, относительно девальвации, точнее, все-таки я бы настаивал на термине не 'девальвация', а перехода к политике понижения реального курса рубля. Если про это говорить, то объяснение, почему политики на это не идут, у меня есть. Они долгий период времени накапливали резервы и объясняли: вот когда цена на нефть будет низкая, мы их будем использовать. Но в данный момент цена низкая, чего же вы их не используете на то, чтобы национальная валюта была на должном уровне, потому что это сильно непопулярные меры для населения. Но понятно, что все наши рублевые сбережения в терминах иностранной валюты обесценены, понятно, что это непопулярная мера, но в период кризисов необходимо идти на непопулярные решения, объективно обусловленные. Но если этого не происходит, и мы занимаемся популизмом, то действительно можем и бюджет не выполнить. Потому что темпы будут не такие высокие, доходы снизятся. Сейчас обсуждается проблема снижения налогообложения сырьевых отраслей, в частности, нефтяного сектора, им практически уже обещано, закон еще не принят, но практически обещано снижение налога на добычу полезных ископаемых. Но с определенного периода под этот кризис они могут вставить формулу: вычитать не 19 долларов, есть формула, по которой считается прибыль, а будут вычитать 25. Тогда это еще больше сократит доходы бюджета, и мы реально попадаем в кризис. То есть у нас курс валюты такой, который записан, цена на нефть существенно более низкая, в настоящий момент она примерно в полтора раза ниже, чем заложена, и при такого рода условиях, и, как ни странно, народ очень сильно боится инфляции. На самом деле весьма вероятно произойдет не дефляция, то есть падение цен, но существенное замедление роста цен, а в отдельных секторах их падение, и довольно существенное.

Прежде всего, речь идет о недвижимости, когда вброс не поддерживается кредитом, причем с двух сторон не поддерживается. Строителей не поддерживают кредитом, и покупателей не поддерживают кредитом, начинается падение цен. А при падении цен, продолжающемся некоторый период времени, покупатели, которые вроде бы подумывали о том, что надо купить, думают: ничего, я-то жил без этого, давай еще какое-то время подожду, пока цена упадет.

Тот же вариант: если цена на нефть упала, и спрос на мировых рынках сокращается, то большее количество нефти идет на наш внутренний рынок, который перерабатывает ее в нефтепродукты, и в результате цены на нефтепродукты, на бензин и дизельное топливо вынуждены будут падать просто по причине того, что товара будет слишком много. Не по причине того, что Антимонопольная служба нападает на нефтяные компании, а по причине реальных экономических законов - им некуда будет продавать, и цена станет дешевой. Но если будет падать цена на бензин и дизельное топливо, то это существенный фактор к тому, что в целом цены должны не очень быстро расти. Жаль, что это не успеет произойти, к примеру, до 1 января 2009 года. Вы, наверное, знаете, что у нас с 1 января по жилищно-коммунальному хозяйству всегда повышаются тарифы с классическим объяснением - что цена на топливо растет, растет, растет. Но если говорить с точки зрения исторической практики и теории, то самая печальная ситуация в экономике происходит не когда инфляция, а когда дефляция. Во времена Великой депрессии в Соединенных Штатах Америки 1929-30 годов цены упали почти в два раза, но счастья никакого не было, а было наоборот, поход на Вашингтон миллионов людей голодных, и прочее, прочее.

Если вернуться опять к бюджету, ситуация в экономике может быть плохой при нерациональной политике. При рациональной политике она будет напряженной, но исполнимой. Хотя параметры, естественно, будут другие. Система расчета бюджета такая: прогноз, исходя из прогноза и, соответственно, ставок налогообложения рассчитываются параметры бюджета, а потом уже с этими параметрами правительство выходит в Думу, и там идет процесс в соответствии с Бюджетным кодексом.

Загружается, подождите...
0