Rambler's Top100 Service

"У нас назрела потребность в следующей волне антикризисных мер"

Ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, кандидат экономических наук
9 декабря 2008

Какие наиболее рациональные методы государственных капиталовложений в экономику в условиях кризиса?

 

Есть два простых правила использования денег в условиях кризиса. Первое правило гласит, что стимулировать надо в первую очередь спрос, а не инвестиции. Потому что спрос позволяет выкупить произведенную продукцию в краткосрочном плане, а инвестиции расширяют предложение продукции в долгосрочном плане. То есть нам сейчас в условиях кризиса абсолютно неинтересно иметь больше продукции, потому что эта продукция будет лежать где-то на складе, и ее никто не купит. Нам выгодно, чтобы продукцию, которую уже произвели или которая стоит в планах производства, от которых нельзя отказаться, купили. Соответственно, на краткосрочном периоде, тем более в условиях, когда кризис носит преимущественно характер кризиса ликвидности, абсолютным приоритетом является поддержка спроса, а не инвестиций. Что касается инвестиций, то здесь есть два исключения из того правила, о котором я вам сказал. Первое исключение связано с жилищным строительством, потому что это тоже своего рода потребительское благо, и тут очень сложно отделить спрос от предложения. То есть, если у вас стоит недоделанный дом, то невозможно создать на него спрос. Нужно создать механизм, с помощью которого застройщик сможет довести инвестиционный проект до конца. Но и в этом случае опять-таки гораздо умнее стимулировать не самого застройщика, а того потенциального клиента, который у застройщика этот дом купит. То есть, если мы можем стимулировать потенциального покупателя, который потом принесет деньги застройщику, и застройщик за эти средства достроит дом, то у нас будет поддержка инвестиционного проекта через механизмы поддержки спроса. Если это невозможно, то, в общем, при прочих равных условиях имеет смысл поддерживать и самого застройщика тоже, но желательно не напрямую, то есть не тупо дать деньги ему, а дать деньги через банки, связанные договором целевого кредитования. И тем самым убиваются два зайца: мы накачиваем банковскую систему ликвидностью, но за счет этого связанного договора они по определению эту ликвидность переправляют застройщикам, которые доводят до ума свои инвестиционные проекты, а поскольку от застройщиков тоже зависит большой спрос: стройматериалы, рабочая сила и так далее - то это тоже накачка спроса в рамках экономики. Вот это первое большое исключение. И второе большое исключение - это инфраструктура. Потому что инфраструктура, любая, в первую очередь транспортная, коммуникации, то, что называется апгрейд-территорией, - это вещь, которая, с одной стороны, как правило, очень трудоемкая. То есть вы можете людей, которые высвобождаются с предприятий, привлекать к инфраструктурным проектам и таким образом их финансировать, чтобы они не бутылки собирали и не наркотиками торговали, а делали что-то полезное и эти доходы дальше выбрасывали в экономику. И заодно у нас создаются объекты, которые предоставляют долгосрочные услуги, а не товары, то есть инфраструктура создает услуги. Например, мы создали шоссе, по которому можно возить товары, мы создали нефтепровод, по которому можно качать нефть. Но при этом сам нефтепровод не является чем-то, что лежит тупо на складе невостребованным. Что касается других инвестиционных проектов: общее правило в том, что в условиях кризиса эти проекты, в общем, подвергаются достаточно жесткому усечению, особенно проекты, которые носят капиталоемкий характер. В чем прелесть инфраструктуры - вы нанимаете рабочих, они работают, вы платите им зарплату. Капиталоемкий характер проектов, тем более, если мы говорим об апгрейде каких-то национальных производителей, как правило, во-первых, это капиталоемкие проекты, во-вторых, они, как правило, завязаны на импортное оборудование. И нам абсолютно неинтересно поддерживать нашими бюджетными деньгами производителей из ЕС и США. Другая вещь, конечно, связана с тем, что в российских условиях, я жестко скажу, все-таки наши инвестиционные проекты - это результаты долголетнего лоббирования за освоение нефтяных денег: в бюджете очень много денег, давайте их тратить, Кудрин говорит: нет. На следующий год: этих денег еще больше, давайте еще больше тратить, Кудрин опять говорит: нет. В результате на третий-четвертый год Кудрина продавили. Выясняется, что теперь у нас тех самых больших денег, которые хотели тратить, уже нет и в следующем году не будет. А с учетом того, что социальные последствия кризиса надо гасить, расходы тоже будут расти, на поддержку доходов из расходов социального характера. Тех средств, из которых хотели якобы развивать отечественного производителя, уже нет. Этого отечественного производителя нужно развивать не инвестициями, а обеспечивая спрос хотя бы на то, что он уже может произвести. И что касается достаточно большого сегмента проектов, в общем, все понимают, что он реально завязан на лоббировании конкретных ведомств, структур и личностей, и кризис - это совсем не то время, когда мы можем кормить эти ведомства, структуры и личностей за счет людей, которые реально несут на себе издержки кризиса.

 

А что касается нашей нынешней экономической политики, насколько она правильна, на Ваш взгляд? Идет ли инвестирование в спрос?

 

Я скажу так, что в рамках краткосрочных решений, в принципе, это выглядит очень прилично. То есть понятно, что можно понимать, что какая-то мера сработала лучше, какая-то сработала хуже, что-то недопредусмотрели. Допустим, когда банки побежали те деньги, которые они получили в рублях, конвертировать в доллары, и из-за этого у нас начал проседать рубль и дополнительно потекли из Центрального банка золотовалютные резервы - да, может быть, надо было лучше этот фактор просчитывать, в общем, явно он стал неприятной неожиданностью. Но с другой стороны, если мы посмотрим на то, как наши соседи пытаются бороться с кризисом, то, в общем, я не могу сказать, что у них это получается на порядок лучше. По каким-то вещам у них может быть даже и хуже. Тот же самый план Полсона, который принимали, во-первых, очень долго, причем по идеологическим причинам, типа того, что это социализм, не допустим, обанкротили системообразующие банки, потом приняли план, когда было уже поздно, теперь от него отказались, что-то переписывают на коленке. Президента избрали из Иллинойса - и сразу бросились поддерживать автомобильную промышленность. Понимаете, это выглядит на самом деле, я бы сказал, еще менее презентабельно, чем у нас. А у нас сейчас просто назрела потребность в следующей волне антикризисных мер. То, что было сделано в октябре-ноябре, в общем, это разумно. Есть ли какие-то улучшающие новшества к этой системе? Да. Опять-таки, некоторые работают лучше, некоторые хуже, но в принципе эффект этой системы сказывается. Расширение коридора валютного курса рубля - тоже, это очень умно. Но теперь уже эффект от той кардинальной волны новшеств, в общем, уже отыгран рынком, теперь нужна следующая логическая волна. То есть там мы боролись в основном с кризисом ликвидности, сейчас у нас кризис ликвидности начал вызывать четкие негативные тенденции в реальном секторе. Нам теперь нужно что-то, что будет бороться не только с кризисом ликвидности, но и со спадом производства, даже если он краткосрочный. Соответственно, это то, о чем я сказал, - то есть это механизмы в первую очередь стимулирования спроса, причем через финансовые институты, и плюс опять-таки два указанных механизма инвестиционные, которые также в конечном итоге повышают доходы населения, стимулируют спрос, то есть борются с краткосрочным воздействием кризиса на реальный сектор. И при этом естественно, что тут нужно сдвигать приоритеты в госрасходах. Понятно, что многие из тех проектов, которые принимались в последние два-три года, они важные, нужные, хорошие, но они по степени их приоритетности оказываются гораздо менее важными, чем меры, связанные со спасением спроса на продукцию реального сектора.

 

Есть ли какие-то механизмы доведения капиталовложений до реального сектора? Что не срабатывает?

 

Условно говоря, всё срабатывает на уровне частных интересов. Потому что когда банки получают деньги и им говорят, что вообще-то это деньги для кредитования, то банки, конечно, рады, но они рады в основном от того, что они получили деньги, а дальше они с этими деньгами нормально используют стратегию максимизации прибыли, повышения ликвидности. Понятно, что у них тоже ситуация-то шваховая, и им хочется с этими деньгами как-то работать и на них повышать свои финансовые показатели, а не просто канализировать их - получил и отдал. Нужно искать какой-то разумный компромисс, связанный с тем, что нам нужно спасать не только банки, но и реальный сектор. Значит, нужно заключать соглашения с банками: вам предоставляются ресурсы вот в таком-то объеме, вот на такие-то цели, вы обязаны с этими ресурсами сделать вот то-то и то-то в такой-то срок. Это нормальные методы, то, что называется обусловленное кредитование. Точно так же и МВФ делает - не просто дает деньги: вот вам деньги, он говорит: а вы должны сделать при этом вот это, вот это и вот это. Но МВФ это делает не очень умно, можно сделать гораздо умнее - просто заключить соглашения с банками о том, как конкретно используются средства. Понятно, что для этого нужно гораздо больше трудиться, а это же надо разрабатывать документы, соглашения с банками, это же надо, значит, как-то все мониторить. А если не трудиться, то просто будут деньги на ветер, просто мы говорим: вот вам деньги, мы вам их дали на какой-то период. Понятно, что при нынешнем раскладе рентабельности операций банки будут оперировать с валютой, а никому не станут давать деньги в реальный сектор. То есть, здесь нет ничего страшного, собственно, и особо сложного. Нужно просто сделать такой механизм, и всё. Если это требует внесения каких-то поправок в нормативные акты, связанные с регулированием банковского сектора, как показывает опыт, парламент у нас такого рода решения принимает очень быстро, в этом наше колоссальное преимущество перед Штатами, где они могут мусолить вопрос. У нас это в течение двух недель можно разработать и принять. Так что, пожалуйста, вот вам реально действующий механизм. Но при этом это не отменяет рутинные работы по регулированию банковского сектора.

 

А какие прогнозы у Вас насчет выхода из кризиса?

 

Сейчас, к сожалению, стало гораздо труднее прогнозировать, чем, допустим, в сентябре. То есть, если в сентябре, по крайней мере, можно было надеяться, что регулятивный сбой в США будет как-то компенсирован и банкротство системообразующих банков станет эпизодом, то сейчас, к сожалению, ситуация там очень сильно запущена, план Полсона не сработал, что приходит ему на смену, совершенно непонятно. То есть по буквам понятно, а как это будет работать, непонятно. В Европейском Союзе полная неразбериха с тем, как именно и что регулировать. На глобальном уровне опять-таки решения нет, ни у МВФ, ни у 'Восьмерки', ни у 'Двадцатки', ни у кого. Психологически все рассчитывают на фактор Обамы. Но на самом деле сейчас у нас уже беспрецедентная ситуация, когда, по сути дела, параллельные администрации, нынешняя и будущая достаточно тесно взаимодействуют. То есть, по сути дела, приход Обамы - это тот фактор, который, в принципе, рынки должны были бы уже начать отыгрывать. Но не видно, чтобы они это отыгрывали сколько-нибудь оптимистично. В этих условиях на что можно рассчитывать: либо действительно будут-таки найдены какие-то правильные механизмы ответа на те тенденции, которые существуют, либо - что сейчас происходит? Сейчас происходит сдувание кредитного пузыря, который надувался в последние годы. То есть под заемные деньги заключались контракты, под эти контракты кто-то планировал расходы, соответственно, заемных денег нет, доходы и расходы сдуваются, идет спад. Соответственно, если грамотно этот пузырь спустится, то оптимальный вариант, о чем все всегда мечтают, когда кризис - все ждут, чтобы пузырь не лопнул, аккуратно-аккуратно сдулся, и экономика вернулась к долгосрочной траектории роста более медленными темпами, чем это было в условиях кредитного бума, но все равно позитивной. Если вы посмотрите на показатели американской экономики за три квартала, то там они все равно демонстрируют позитивные темпы роста, ну медленные, да - к кварталу спад, а к трем кварталам прошлого года все равно рост. То есть, возвращение к какой-то долгосрочной траектории более медленного роста. Вот когда это всё произойдет, тогда панические настроения инвесторов упадут, проблема ликвидности урегулируется, и возникнут предпосылки для последующего расширения кредита. По оптимистичным прикидкам, то есть, условно говоря, месяц назад можно было рассчитывать, что во втором полугодии 2009 года мировая экономика очухается, придет в себя, по крайней мере, от кризисных тенденций отделается. Сейчас, к сожалению, с учетом того, что происходит на рынках, - скажем так, это сверхоптимистичный сценарий. Для нас, может быть, ситуация получше, потому что, если грамотно сработает ОПЕК, и если еще сильно повезет и будет холодная зима, то цены на нефть будут какие-то разумные, по крайней мере, мы сохраним какие-то более или менее оптимистичные показатели доходов госбюджета от экспорта нефти и газа. Нам в этом отношении, может быть, чуть-чуть получше. Но опять же, у нас проблема в том, что кризис импортированный, и пока не вылечатся те, от кого импортирован кризис, нам самим можно сглаживать последствия, но не выздоравливать в одиночку. Вот это в современных условиях практически невозможно. Опять-таки, в одиночку - это при условии позитивных нефтяных цен. Насколько это реалистично? Пока непонятно. Я так понимаю, что все ждут, когда Обама станет президентом. Ну, понятно, что сейчас рождественские распродажи, сейчас идет поддержка спроса сезонными факторами. В январе все будут отходить от новогодних праздников, потом будут построждественские распродажи, тоже все будут бегать, прыгать через двери, покупать всё по 10% от прежней цены, а в феврале - Обама. Соответственно, в феврале будет понятно, насколько эти прогнозы относительно оживления рационалистичны. У меня есть полное впечатление, что, в принципе, это вариант, который возможен - вот так я очень осторожно скажу. То есть, в принципе, я закладываю по некоторым вещам именно вероятность оживления, по крайней мере, прекращения острой фазы кризиса мировой экономики во втором полугодии, в третьем квартале 2009 года. Пока вероятность этого сохраняется, если не будут сделаны какие-то резкие ошибки в регулировании, то есть если там, условно говоря, Обама, придя к власти, не сделает какие-то вещи, которые взорвут американский финансовый рынок. Условно говоря, если он резко начнет налоговую реформу - конечно, это нанесет колоссальный удар по бизнес-настроениям. Но это опять-таки от нас не зависит. Если такой оптимистический сценарий не реализуется, то, конечно, 2009 год будет очень тяжелым.

 

А для России?

 

Для России - опять-таки гипотетически возможна 'подушка' нефтяных цен. Потому что, понимаете, ну 40, 45 долларов - в принципе, это неплохо. И если мы посмотрим на прогнозы Международного энергетического агентства, которые они делали в 2005-06 году, то у них же был прогноз, что нефть вырастет до 65, а потом начнет падать где-то до равновесных значений в коридоре 40-50. То есть, в принципе, то, что мы сейчас получили, это возвращение к какому-то более или менее рациональному значению, как оно виделось три-четыре года назад. То есть, конечно, это меньше, чем то, на что мы рассчитывали и к чему мы привыкли по сумасшедшим показателям цен на нефть, но тоже понятно, почему цены на нефть выросли - потому что когда у вас проседают финансовые рынки, а инвесторы уходят в реальные активы, соответственно, инвесторы ушли в нефть, в золото. Значит, понятно, что когда у вас кризис вылезает из финансового сектора на реальный, невозможно поддерживать гигантские цены на нефть, поэтому они и упали на 120 долларов, и правильно сделали, в общем, ничего другого нельзя было ожидать. И то все равно сдулся пузырь, а не лопнул. Если сейчас ОПЕК будет себя нормально вести, если при этом у нас не обвалится Китай как ключевой покупатель на рынке энергетических ресурсов, и если у нас не будет какой-то экстра тёплой зимы, то цены на нефть будут в разумных пределах, и Россия будет в сравнительно благоприятных условиях.

Загружается, подождите...
0