Rambler's Top100 Service

"Мы рассчитываем на соучастие России в решении злободневных проблем региона"

генеральный секретарь израильской "русской" партии "Наш дом Израиль"
27 апреля 2009

Фаина Киршенбаум, генеральный секретарь израильской "русской" партии "Наш дом Израиль" (второй по величине в правящей коалиции), и депутат Кнессета, посетила с рабочим визитом Казахстан. Она была приглашена дочерью президента страны, Даригой Назарбаевой на очередной, 8-й по счету Евразийский МедиаФорум. В Израиле этот форум считают одним из важных ежегодных медийных событий в мире, и уделяют ему особое внимание.

В ходе своей поездки Киршенбаум встретилась с главой нижней палаты (Мажилиса) парламента Казахстана, бывшим вице-председателем правящей партии "Нур Отан", Уралом Мухамеджановым. Израильская гостья отметила в беседе с ним, что считает своей целью дополнить усилия главы МИД Авигдора Либермана по развитию связей со странами Центральной Азии, и с Казахстаном в частности, продвижением межпарламентского и гуманитарного сотрудничества.

Находясь на форуме, депутат Фаина Киршенбаум ответила на ряд вопросов сайта Кремль.орг

 

Скажите, чем обуславливается столь пристальное внимание Израиля к странам постсоветского пространства, особенно к Казахстану и Узбекистану?  

Республики Центральной Азии являются частью не только постсоветского пространства, но и мусульманского мира. Последние годы они все более активно принимают участие в деятельности мусульманских международных институтов, пользуются растущим вниманием со стороны стран Ближнего и Среднего Востока.  

Но, вместе с тем, в республиках Центральной Азии сохраняется светская система правления, руководители этих стран активно и решительно выступают против религиозного экстремизма. Неудивительно, что республики этого региона обретают все большее значение в борьбе с международным терроризмом.  

При этом лидеры Центральной Азии, где отношение к евреям всегда отличалось в лучшую сторону, выступают инициаторами диалога между разными конфессиями, а также между участниками различных конфликтов в Евразии, в том числе на Ближнем Востоке. Это особенно проявляется в инициативах президента Казахстана Нурсултана Назарбаева: совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) и съездах Мировых и традиционных религий. Израиль принимает участие в обоих этих форумах, в том числе на высоком уровне -  летом 2006 года в саммите СВМДА принимал участие Шимон Перес, занимавший тогда пост вице-премьера.  

Таким образом, страны Центральной Азии, прежде всего Казахстан, служат образцом сосуществования и мирного диалога части мусульман с Израилем. Для нас они - уникальные ворота в этот мир, позволяющие углубить отношения с ним.   

Какую роль играет Москва во внешнеполитической доктрине Израиля?  

Не будучи государственным чиновником, я могу говорить об этом исключительно как генеральный секретарь партии "Наш дом Израиль" и депутат израильского парламента.  

Наша партия традиционно выступает за укрепление отношений между странами, особенно с учетом растущего международного положения России, ее роли на Ближнем Востоке, и экономического потенциала. Не случайно, именно министр туризма от нашей партии, Ицхак Аронович, добился отмены виз между Израилем и Россией в 2008 году. Лидер партии Авигдор Либерман, возглавляющий министерство иностранных дел, выступает за то, чтобы вывести двусторонние отношения на уровень стратегического партнерства.  

Вместе с тем, мы не можем согласиться с подходом России по отношению к исламистской террористической организации ХАМАС, не скрывающей своей ответственности за массовые убийства израильского гражданского населения. Считаем, что контакты с руководством ХАМАСа придают легитимацию террору. Более того, связь России с ХАМАСом прибавляет ему веса на региональной арене, ослабляет и без того низкий авторитет светского палестинского руководства, придает дополнительный импульс идейно близким к ХАМАСу исламистским организациям в Иордании и Египте. В итоге, это негативно отражается на политическом климате всего Ближнего Востока.  

При этом, мы заинтересованы в продвижении политического диалога с Россией по актуальным вопросам ситуации в регионе. Лучшее тому свидетельство: лишь после того, как главой МИД стал Авигдор Либерман, Израиль согласился на участие в Московской конференции по Ближнему Востоку, хотя этот вопрос обсуждался уже давно.  

Следует добавить, что в значительной степени наше стремление к активизации отношений с Россией продиктовано социально-экономическими интересами, культурными и родственными связями израильтян - выходцев из бывшего Союза. Достаточно сказать, что рост туристического потока из России, обеспеченного за счет отмены визового режима, создает новые рабочие места, в первую очередь, для русскоязычных израильтян. В целом же, укрепление экономического партнерства может принести немало дивидендов обеим сторонам, что особенно важно на фоне финансового кризиса.  

С какими еще странами СНГ Израиль стремится наладить наиболее тесные отношения?  

Как генсек партии "Наш дом Израиль" могу сказать, что мы всегда старались продвигать межгосударственные отношения со всеми странами СНГ, уделяя при этом особое внимание России. Яркое тому подтверждение: в Кнессете 18-го созыва практически все парламентские ассоциации дружбы, в том числе естественно с Россией, стремятся возглавить депутаты именно нашей фракции.  

Правда, традиционный израильский истеблишмент не уделял должного внимания этому направлению внешней политики. Но в 2000-х годах ситуация стала постепенно меняется, по мере роста политического веса партии "Наш дом Израиль". Теперь Авигдор Либерман занял пост министра иностранных дел и объявил продвижение отношений со странами СНГ одним из своих приоритетов. 

Он - единственный крупный израильский политик, который с начала своей карьеры уделял данной теме особое внимание. С середины 1990-х Либерман являлся фактически движущей силой в развитии отношений Израиля со странами СНГ. На постсоветском пространстве есть республики, в которых за всю историю двусторонних отношений из израильских министров побывал лишь один Либерман, например, в Белоруссии и Киргизии.  

Насколько велика роль репатриантов в современной политике Израиля?  

Выходцы из бывшего Советского Союза, обладая внушительным электоральным весом, равным почти 20 мандатам из 120, с начала 1990-х годов играют решающую роль в определении состава любой коалиции. Но лишь в новом правительстве русскоязычные израильтяне сумели получить наиболее широкое представительство за всю историю государства. Это стало результатом достижений нашей партии на парламентских выборах, состоявшихся в феврале сего года, по итогам которых мы получили 15 мандатов. Теперь партия "Наш дом Израиль" - вторая по величине в составе правящей коалиции. В правительстве - четыре русскоязычных министра, в частности Авигдор Либерман занял посты вице-премьера и министра иностранных дел. Председатель коалиции от партии "Ликуд" также является выходцем из бывшего Советского Союза.  

Не следует забывать и о муниципальной политике. По итогам местных выборов, состоявшихся в ноябре прошлого года, партии "Наш дом Израиль" удалось продвинуть в органы местной власти по всей стране почти 100 своих русскоязычных представителей, около 20 из которых заняли посты заместителей мэров.  

Как изменилась за последние годы политика Израиля в отношении США? Похоже, США уже не могут рассматриваться как единственный друг Израиля?  

Беспочвенно говорить о каких-то кардинальных переменах в израильско-американских отношениях. Наше стремление активизировать связи с Россией и другими странами СНГ, не рассматривается в качестве некоей альтернативы сотрудничеству с США, но как отдельное направление внешней политики. При этом, Америка была, и остается, стратегическим партнерам Израиля. И представители новой администрации, и нового израильского правительства уже подтвердили это. На данный момент ведутся согласования дальнейших совместных действий по всем аспектам взаимодействия.   

Какие на ваш взгляд сейчас существуют наиболее серьезные угрозы для государства Израиль?  

В первую очередь, это - ядерная угроза, будь то со стороны иранской программы по созданию атомного оружия, или стремления радикальных исламистов захватить власть в Пакистане, и таким образом получить доступ к ядерным арсеналам этой страны. Причем, мы уверены, что эти угрозы распространяется далеко не только на Израиль, но, как минимум, также на Индию, арабские страны, республики СНГ и государства Европы.   

Существуют и чрезвычайно серьезные угрозы внутреннего характера. В первую очередь, это - растущая радикализация израильских арабов, многие из которых идентифицируют себя в качестве палестинцев и открыто выступают против еврейского характера государства, поддерживают действия террористов. При этом они пользуются всеми гражданскими правами, получают всевозможные пособия, чиновники муниципалитетов - зарплаты от столь ненавистного им государства. Особенно это касается членов и сторонников т.н. Северного крыла Исламского движения, которые публично заявляют о неприятии существующего государственного устройства.  

Как мы не раз отмечали в ходе предвыборной кампании, партия "Наш дом Израиль" не намерена мириться с подобной ситуацией. На законодательном уровне мы намерены добиваться того, чтобы получение гражданских прав было бы обусловлено готовностью любого гражданина соблюдать лояльность к своему государству и его символике. Важно отметить, что это касается как израильских арабов, так и евреев без исключений.  

По-моему для России наша позиция должна быть предельно понятна, ведь сама она не стала мириться с антигосударственными выступлениями деструктивных элементов на Северном Кавказе, и их поползновениями создать там анклав исламистов:     

Какие на ваш взгляд сейчас существуют наиболее серьезные угрозы для Ближнего Востока в целом?  

Все страны региона, в значительной мере, сталкиваются с одинаковыми угрозами. Поэтому и в региональном контексте следует выделить проблему ядерного оружия. Ведь иранская программа по созданию атомной бомбы представляет опасность не только для Израиля, но и арабских стран, имеющих с Ираном весьма непростые отношения. Особенно опасаются роста иранской военно-стратегической мощи соседние арабские монархии Персидского Залива. Не стоит забывать и о традиционной напряженности в отношениях Тегерана и Каира, о чем лишний раз напомнило недавнее задержание египетскими спецслужбами группы террористов проиранской организации "Хизбалла".   

То же самое касается и растущей радикализации мусульманских масс в странах Ближнего востока, что явно угрожает местным светским режимом и стабильности всего региона.  

При этом важно учитывать, что многие процессы, особенно растущей политизации ислама, берущие начало на Ближнем Востоке отражаются и на ситуации в других регионах с мусульманским населением. Свидетельством тому служит и деятельность эмиссаров радикальных исламских организаций ближневосточного происхождения в некоторых районах Центральной Азии, и печальный опыт второй половины 1990-х годов Чечни и Дагестана.  

Во многом, именно поэтому мы рассчитываем на понимание и соучастие России в решении злободневных проблем региона, как в вопросе иранской ядерной программы, так и недопустимости легитимации радикальных террористических организаций.

 

0