Rambler's Top100 Service

"Это предательство аппарата организации в пользу актива организации"

Президент Фонда эффективной политики, член Общественной палаты РФ
23 Октябрь 2009

Сегодня решением бюро Объединенного гражданского фронта (ОГФ) Марину Литвинович сняли с поста, который она занимала в этой организации. Как вы оцениваете это событие и ситуацию вокруг Литвинович вообще?

Во-первых, мне крайне неприятно, что меня связывают с этой историей вокруг Марины Литвинович и ее статьи где-то, кажется, в "Газете.ru". Неприятно потому, что мне на самом деле неинтересны внутренние процессы в таких микроскопических организациях, как ОГФ. Во-вторых, меня глубоко возмущают в принципе организации, которые сдают своих. Мне кажется, что, независимо от их политической позиции, такие организации не имеют права на существование. И, в-третьих, меня крайне возмутил Гарри Кимович Каспаров, который привязал мою особу к деятельности, как я понимаю, подчиненной ему Марины Литвинович. Это подорвало мое остаточное уважение к Каспарову, которое у меня сохранялось ввиду его заслуг перед неформальным движением в конце 80-х годов.

Чем опасна Марина Литвинович для ОГФ?

Я не могу разглядеть такое явление, как ОГФ, отличить его в наборе сект этой среды. Я их не различаю: ОГФ, "Солидарность", "Другая Россия" - они для меня сливаются в какую-то одну среду с примкнувшими к ним "лимоновцами". Честно говоря, мне трудно различить их политически, потому что политического действия они не оказывают. И относительно маршей несогласных я не раз уже говорил, что, с моей точки зрения, это некое псевдособытие, конструирование политически пустого места, которое ОМОН вынужден ограждать от эксплуатации чиновниками в целях внутриаппаратной игры.

Что касается статьи Марины, то здесь совсем другая тема. Если говорить о содержательной стороне вопроса, если оставить в стороне все гипотезы, то ее статья мне кажется довольно слабой. Потому что она рассматривает стратегическую проблему как тактическую, что вообще свойственно многим в нашем политическом процессе и, может быть, отражает в какой-то степени взгляды и методологию Фонда эффективной политики более чем десятилетней давности, середины 90-х годов.

Тогда действительно мы впервые открыли для себя явление тактического маневрирования и политических технологий в узком смысле слова, не в виде какого-то страшного мифа, а в виде техник, необходимых для реализации стратегии, которая все равно должна быть, без нее техники ничего не могут. Когда есть стратегия, она должна произвести политику. Построение машины по производству политики и является политической технологией. Но бессмысленно обсуждать машину, если у тебя неправильно определена повестка дня, неправильно определены цели и ближайшие задачи. Тогда машина ничего не сделает.

Фактически, что обсуждает Марина? Марина обсуждает, каким образом к "машине" Медведева можно пристроить "вагончик" оппозиции, и при этом еще обсуждает, каким образом оппозиция, пристроившись, будет манипулировать. Но если скорости не совпадают и прочность повозки, которую предлагается пристроить, недостаточна, то в этом случает от оппозиции просто ничего не останется, по крайней мере, от той оппозиции, которую предлагает пристроить Марина.

Но здесь, с моей точки зрения, есть общая организационная проблема. Хотя я недостаточно анализировал вопрос, но, судя по реакции членов ОГФ и вообще по раскладу ОГФовских голосов, которые я видел в Интернете, можно предположить, что Марина выражает вообще традиционный для политических организаций конфликт аппарата и актива. И Марина здесь является голосом актива. А аппарат, естественно, воспринимает ее, исполнительного директора как-никак, как предательницу. Поэтому, когда идут разговоры о предательстве, они не лишены основания, но предательство в ее лице - это предательство аппарата организации в пользу актива организации.

А где тот "символ веры", который нарушила Литвинович?

Поскольку мне неизвестен "символ веры" организации под названием ОГФ, я не могу понять, каким образом она его нарушила. Но соотнести я могу. Конечно, при полной несопоставимости и личностей, и масштаба организаций, я соотнес бы конфликт вокруг Марины Литвинович с конфликтом в "Яблоке" вокруг Вячеслава Игрунова. Когда Игрунов, в сущности, тоже пытался выступить в роли голоса актива, и аппарат его сожрал. После этого начался самораспад "Яблока", который дошел до "мышей" на этих местных выборах. Это общий конфликт, и мы смотрим, каким образом он решается в той или иной организации. Я повторяю, насчет кредо - ничего не могу сказать. И тезис Марины, который я где-то видел, что она готова войти во власть вместе с революцией, вряд ли может увлечь как президента Медведева, так и премьера Путина, и, подозреваю, даже местные власти любого уровня.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!