Rambler's Top100 Service

Серьезная проблема - политизированность экспертного сообщества

Владимир Фесенко
председатель правления центра прикладной политологии "Пента" (Украина)
23 июля 2004

Степень влияния экспертного сообщества на политическую ситуацию традиционно была высока в России. Другие постсоветские страны в этом плане отставали. Но российский опыт успешно осваивается, в частности на Украине, и в последние годы влияние аналитических центров в стране усиливается. Об этом Kreml . org попросил подробнее рассказать Владимира Фесенко, председателя правления Центра прикладных политических исследований "Пента".

-Каким вы видите формат сотрудничества некоммерческих центров, объединяющих экспертное сообщество?

 

-Я думаю, что наиболее оптимальной, адекватной формой развития такого сотрудничества является модель сетевой структуры с учетом специфики центров и специализации. То есть, аналитические структуры, которые занимаются широким спектром проблем, могут стать своеобразным ядром сети, ведущие центры в четырех странах. Есть центры, которые специализируются, например, на опросах общественного мнения, и эти структуры могли бы стать организаторами и исполнителями сравнительных социологических исследований. Совсем недавно мои коллеги из Донецкого информационно-аналитического центра участвовали вместе со ВЦИОМом и белорусскими коллегами в сравнительном опросе по единой программе по трем странам. В принципе, периодически подобные опросы по единой программе проводятся украинскими и российскими центрами. Если сюда подключится еще и Казахстан, будет задействована единая методика, это будет прекрасно.

 

И еще один важный момент, который я хотел бы отметить, касается аналитических центров, это разработка общей методологии и методики сравнительных исследований. В частности, трансформации наших политических систем и сравнительного анализа государственной политики, поскольку во многом общие задачи и общее содержание политических трансформаций в социально-экономической сфере, например, Пенсионная реформа, переход на единый социальный налог, административная реформа. В России и на Украине идут аналогичные процессы, в каких-то опережает Украина, где-то Россия. Похожие задачи решает и Белоруссия, и Казахстан. Так что тут есть что сравнивать, это было бы очень полезно и для наших стран, и для экспертного сообщества.

 

Это самая общая характеристика сотрудничества. Есть еще одно достаточно важное направление, это проведение совместных акций, которые выходят за формат непосредственного взаимодействия аналитических структур. Это могут быть совместные акции на уровне правительственных организаций. Прецеденты были на Украине, в России. Например,   "Гражданский форум" в России. Нечто подобное, правда, на мой взгляд, с меньшим успехом делалось и в Украине, а вот в формате межгосударственном этого нет. Также предложение Дариги Назарбаевой, направленное на активизацию сотрудничества по линии неправительственных организаций, либо в формате форумов, либо может быть в специализированных формах – молодежные организации, женские. Такое сотрудничество есть. Я знаю, допустим, по линии женских организаций, в меньшей мере по линии молодежных организаций. По линии организаций, представляющих академическое сообщество, очень неоднородно. Например, социологи наши взаимодействуют, а политологи в академической сфере, к сожалению, практически нет.

 

- А как вы осуществляете участие экспертного сообщества в политической жизни и в политических процессах?

 

- Особенности деятельности нашей организации мало чем отличаются от многих других организаций. Прежде всего, это взаимодействие с конкретными политическими силами, с одной стороны, это традиционная форма, но в зависимости от того, с какими силами, в каком объеме, для решения каких задач такое сотрудничество происходит. Но в последнее время появилось нечто новое. Совсем недавно, как раз учитывая начало избирательной кампании в стране, ряд аналитических центров инициировали проведение "Круглого стола" и предложили там документы для рассмотрения ведущих участников избирательной кампании. Речь идет о "Меморандуме о честных выборах", там было еще и обращение к участникам избирательной кампании, кандидатам в президенты и поддерживающим политическим силам. Был также предложен проект документа, который назывался "Пакт о стабильности и развитии". В чем суть этих шагов? В том, чтобы предложить некие конкретные документы, которые стали бы отправной точкой в диалоге между политическими силами, в том, чтобы не допустить превращение избирательной кампании в политическую войну. Такая опасность на Украине есть. К тому же нужно думать о том, что будет после выборов. Ни одна из политических сил, участвующих в выборах, не имеет серьезного перевеса, поэтому, победив на выборах президентских, все равно придется договариваться со своими политическими оппонентами. Если выборы превратятся в войну, то пространство договорного процесса и переговорного процесса резко сузится. Поэтому мы предложили свои инициативы, проекты конкретных документов, и то, что мы сейчас наблюдаем, хотя как бы и медленно, мы понимали, что могут не отреагировать, но, в принципе, реакция уже есть. Как это ни странно, но в большей степени со стороны власти уже есть попытка начать переговорный процесс. Совсем недавно лидеры левой оппозиции стали говорить об этом. Если процесс выйдет за рамки отдельных лагерей – правой оппозиции, левой оппозиции, центристского лагеря, - если между лагерями будут попытка договориться об основных правилах игры как во время выборов, так и после, я думаю, в этом будет частичка и нашего влияния.

 

Несколько раньше такого же рода инициатива нескольких аналитических центров была предпринята и в отношении политической реформы. Мы призвали наших политиков абстрагироваться от сиюминутных политических   интересов, политической конъюнктуры и принять во внимание необходимость проведения политической реформы. К сожалению, в полной мере эта попытка не увенчалась успехом, но мы надеемся, что наше влияние в этом направлении все-таки скажется и, может быть, уже после президентских выборов, либо до сентября, ведущие политические силы осознают необходимость проведения системных трансформаций политической системы. Мы пытаемся работать не только в рамках экспертного сообщества, которое обслуживает конкретные политические силы, но пытаемся консолидировать свои позиции, формируя некую повестку дня. Я думаю, что это очень важный момент. Я знаю, что и в России предпринимаются такого же рода попытки.

 

- Какие форматы наиболее эффективны, по Вашему мнению?

 

- Традиционный формат, это проведение круглых столов, конференций, в том числе представителей аналитических центров, работающих в постсоветских странах. Пока идет поиск адекватных форм и возможных форм инвестирования данных проектов. Это очень важное направление развития сотрудничества, но тут все упирается в поиск адекватных источников ресурсного обеспечения. Традиционные источники, это доноры, в основном, западные, и, как правило, у них есть целевая установка на конкретные страны. Вот в 90-е годы были более широкие программы, нацеленные на постсоветское пространство, сейчас - уже в меньшей степени. Надо искать спонсоров, которые могли бы финансировать такого рода проекты, вот это, пожалуй, главная проблема. И акцент делать, прежде всего, на сравнительных исследованиях, а также, поскольку уже в рамках отдельных стран идет формулирование повестки дня для развития своих стран, стоит думать и том, чтобы формулировать такую же повестку дня для постсоветского пространства. Тем более есть темы, которые, с одной стороны, являются актуальными, а с другой стороны потенциально конфликтными. Та же тема ЕЭП – единого экономического пространства. И вот тут нужно вырабатывать совместную повестку дня, я бы сказал, политические наслоения, которые возникают и связаны с конъюнктурой, с борьбой конкретных сил, например, на президентских выборах, либо на парламентских выборах.

 

Другой пример - Тузла. В свое время, когда была встреча в Петербурге по проекту Дариги Назарбаевой, я говорил, что экспертное сообщество тоже попыталось найти общую позицию, предложить компромиссные варианты. Нам легче найти общий язык друг с другом, мы все-таки в меньшей степени политизированы. Мы говорим на языке науки, на языке политического анализа, а не на языке политических интересов, поэтому нам легче договориться.

 

- А какова степень влияния экспертного сообщества на политическую ситуацию в данный момент, и какова она должна быть?

 

- Здесь ситуация в разных странах сильно отличается. Например, в США выше степень влияния,   в Великобритании меньше. Что касается постсоветского пространства, ситуация тоже очень неоднородная. Традиционно в большей степени такого рода влияние проявляется в России. Другие постсоветские страны в этом плане отставали. Но российский опыт успешно осваивается, в частности на Украине, и, насколько я могу судить, все-таки на Украине в последние годы влияние аналитических центров тоже усиливается. С одной стороны, это влияние конкретных аналитических центров, работающих, взаимодействующих с ведущими политическими силами. Например, Центр Погребинского взаимодействует с СДПО, работает консультативно с администрацией президента Украины. Целый ряд центров работает с "Нашей Украиной", главной оппозиционной силой.

 

С другой стороны, есть аналитические центры, которые работают в сфере паблик полиси. То есть они работают не в сфере партийных взаимодействий и разногласий, а в сфере выработки государственной политики по отдельным направлениям. Есть Центр перспективных исследований, возглавляемый Верой Нанивской, они активно взаимодействуют на протяжении уже целого ряда лет с кабинетом министров. Ряд других организаций работают с Верховной Радой, занимаются разработкой законодательных актов, предлагая свои законопроекты, модельные законопроекты, либо конкретные варианты законопроектов для отдельных депутатских групп и фракций. То есть, в этом направлении все значительнее роль аналитических центров, все существеннее их влияние как на процесс выработки государственных решений, так и на деятельность партийных структур и коалиционных структур во время выборов. Хотя, я думаю, мы еще во многом технологически отстаем от России, там накоплен больший опыт, однако, по свидетельству российских коллег, сейчас там в этой области существует определенная стагнация.

 

- Сейчас, во время предвыборной гонки на Украине, с различными кандидатами работают разные политтехнологические центры. Чем отличается работа политтехнологов и тех, кто участвует в формировании повестки?

 

Вы отчасти уже своим вопросом ответили. Но я бы сформулировал так. Те, кто работает только на выборах, я бы их сравнил с политическими шабашниками. Они срывают куш, но при этом не думают о политической перспективе не для тех сил, на которые они работают, не для страны в целом. Если же речь идет об аналитических центрах, некоммерческих организациях, которые работают системно и в достаточно широком спектре, то вот как раз такого рода деятельность, системное долговременное взаимодействие с конкретными политическими силами, либо государственными институтами, позволяет работать на интересы страны в целом, это главное отличие. В связи с этим я бы опять сделал акцент на том, что на Украине все большее число аналитических центров ощущают настоятельную потребность в переходе от чисто политических проектов, связанных с выборами, с парламентской борьбой, к работе в сфере паблик полиси, к влиянию на формулирование государственных решений. На формулирование, во-первых, актуальной повестки дня для страны, а во-вторых, на разработки конкретных стратегических документов. Сейчас многие аналитические центры пытаются работать в этом направлении и кооперировать свои усилия. То есть, на мой взгляд, это определяющая тенденция на ближайшие годы, и, на мой взгляд, это как раз закономерный переход. А вот второе, то, с чего мы начинали, думаю, что то же самое нужно делать и во взаимодействии, в сотрудничестве между ведущими аналитическими центрами постсоветских стран, прежде всего в этом большом четырехугольнике, то есть Россия, Украина, Казахстан и Беларусь. Пусть у нас очень различаются политические системы, где-то больше конкуренции, где-то меньше, где-то, может быть, сильнее авторитарные тенденции, но перед нами стоят общие задачи в сфере социально-экономической политики, и как раз здесь мы можем сотрудничать, обмениваться опытом, сравнивать эффективность проведенных реформ, оценивать сам ход этих реформ и обмениваться этим опытом. И в какой-то степени формировать общественное мнение.  

 

Другая серьезная проблема – это политизированность экспертного сообщества. Не секрет, что будучи причастными к каким-то политическим силам, нас начинают использовать или мы сами начинаем играть в политические игры, пытаемся манипулировать общественным мнением в интересах тех сил, с которыми мы работаем. И серьезная проблема связана с тем, что когда мы работаем на интересы наших стран, на согласование наших интересов, на преодоление противоречий и конфликтных ситуаций, тогда мы должны снижать градус политизированности для того, чтобы нас не воспринимали как просто исполнителей чьего-то политического заказа, чтобы мы воспринимались как исполнители общественного заказа.

0

0