Rambler's Top100 Service

Саакашвили не плохой и не хороший, он лишь пешка в "Большой Игре"

Руководитель Центра геополитических экспертиз
4 августа 2004
Заявление Сакашвили всколыхнуло все российское сообщество. МИД РФ выступил с жестким заявлением, в котором обещал дать должный отпор "попыткам нанести ущерб и, тем более, посягнуть на жизнь российских граждан". О российской политике на Кавказе и геополитических интересах России в связи с ситуацией в Грузии, мы побеседовали с Александром Дугиным, руководителем Центра геополитических экспертиз.

- Александр Гельевич, как вы оцениваете резкое заявление Саакашвили в адрес российских туристов?

 

- Это удар по России. Но этот удар был нанесен гораздо раньше, со стороны конкурирующей державы, находящейся сегодня в более выгодном геополитическом положении, то есть со стороны Соединенных Штатов Америки. В этом регионе удар был нанесен тогда, когда был смещен Шеварднадзе и приведен к власти Саакашвили с его крайне националистической антироссийской агрессивной программой. Россия не смогла тогда противодействовать этому, используя свои рычаги. Она допустила "революцию роз" в Грузии, не поддержала Шеварднадзе. Это было сдачей позиций. Второй этап был связан с Аджарией. У России было множество возможностей не допустить однозначной победы Саакашвили, но Россия опять сделала этого. Вывезя Абашидзе в Москву, Россия сделала еще одно фундаментальное отступление от собственных интересов, без звука, без выстрела.

И пока суда с нашими туристами не начнут подвергаться нападению, мы, наверное, так ничего и не поймем. Я говорю немножко с сарказмом, потому что сразу после "революции роз" для меня как геополитика было очевидно, что Саакашвили лишь пешка в этой игре, и что теперь для нас наступят суровые времена. Те силы за океаном, которые стоят за ним, всерьез намерены дестабилизировать ситуацию на Кавказе, ослабить там наше присутствие, вышибить Россию с постсоветского пространства. Россия пока неадекватно реагирует на эту угрозу. Здесь, мне кажется, нужна особая геополитическая бдительность.

 

- Как же нужно было адекватно реагировать?

 

- Необходимо было противопоставить действиям США симметричный и продуманный геополитический сценарий, с учетом системных факторов в духе принципов евразийской геополитики и с использованием широкого арсенала дипломатических, экономических, политических, этно-конфессиональных и иных рычагов. Только демонизировать грузин или Саакашвили абсолютно бесполезно, Саакашвили не плохой, не хороший, он просто элемент великой шахматной игры. С одной стороны доски сидят хозяева Саакашвили, а с другой стороны, должны сидеть мы, евразийцы. И это было бы хотя бы теоретической предпосылкой для нормальной игры. Но на самом деле получается, что атлантические стратеги пока играют в шахматы сами с собой, действуя с обеих сторон.

У нас в Абхазии и Осетии очень много русских граждан, мы должны определенным образом обеспечивать их безопасность. Американцы за одного солдата могут напасть на чужую страну, вывезти оттуда президента, и так далее. Это их зона влияния, они там делают что хотят.

 

- То есть, вы считаете, что адекватным будет введение войск?

 

- Если мы дошли до введения войск, значит, мы уже неадекватны. Потому что если мы доводим до того, что действенным методом является введение войск, значит, у нас нет никакой стратегии кавказской политики. Наши враги только этого и хотят, чтобы мы ввели туда войска, чтобы мы жестко противодействовали Саакашвили, и началась бы по полной программе окончательная дестабилизация Кавказа.

Есть два сценария, разработанные нашими противниками. Первый – это если Россия прогнется, и все отдаст Саакашвили - вместе со своими туристами, вместе с южными осетинами, с абзахами. При Путине этого не происходило, но на самом деле, все помнят, что это неоднократно происходило при Ельцине и Горбачеве, а значит, прецеденты полной и безвозмездной сдачи собственных геополитических позиций, есть и их предостаточно. Это один вариант. Второй вариант – это то, что мы втянемся в вооруженный конфликт. Тогда наши враги получат возможность ввести в Грузию миротворческие войска, чтобы защитить "маленькую страну" от "российского империализма". Саакашвили активно подталкивает Россию к тому, чтобы реализовался один из этих двух сценариев. Но оба этих сценария неприемлемы для России.

 

- Какие сценарии приемлемы для нашей страны?

 

- Безусловно, необходимо сейчас включить все наше геополитическое воображение, все наши инструменты и рычаги влияния и предложить некое свое евразийское видение этой проблемы. Но мы отмалчиваемся, когда нам приезжает Эдуард Кокойты, и не получает никаких серьезных   рекомендаций, и у него нет ясного плана действий. Нет его у абхазов, и у Северной Осетии, и у наших военных.

У нас, к сожалению, нет пророссийского лобби в православной Грузии. Уж, казалось бы, за эти годы можно было бы его создать. А значит, российской международной политике на Кавказе в последние годы, увы, можно ставить уверенную "двойку". Почему нам надо внезапно сейчас реагировать на неожиданную ситуацию, когда антироссийские планы ранее готовились годами. О чем мы думали раньше? Как мы анализировали ситуацию?

 

- А сейчас что делать?

 

- Мы, евразийцы, специалисты в области геополитики, знаем, что делать сейчас, что надо было делать вчера, что надо будет делать завтра, исходя из национальных геополитических интересов России. Это одним словом не скажешь, есть евразийский проект урегулирования грузинской проблемы. Но я сравниваю те шаги, которые делаются российским руководством, с   евразийским сценарием, и вижу, что делается прямо противоположное.

История с Саакашвили – это лишь элемент целой стратегической цепи, которой надо противодействовать не точечно, но системно. Однополярный мир стоится США всерьез последовательно и за наш счет, за счет Евразии. Никакие улыбки и поблажки со стороны Вашингтона не должны отвлекать нас от сути происходящей "Большой Игры".

А, соответственно, пока мы будем еще колебаться в отношении проектов Назарбаева о Евразийском Союзе, пока мы будем откладывать создание транснациональных евразийских политических инструментов, мы будем все больше и больше собирать угли себе на голову, и порождать все новые и новые кризисы национальной безопасности и провоцировать болезненные удары по нашим интересам.

Кстати, что касается турецкого фактора, то это очень показательно: Турция находится в достаточно сложных отношениях с Западом сейчас. И не случайно, что Саакашвили и на них ополчился, что сами турки прекрасно понимают. Во-первых, турки связаны с Абхазией, а во-вторых, они сами ищут для себя новые геополитические стратегии. И самое время и России   пробудиться геополитически, и искать новых союзников, новые рычаги и инструменты влияния, новые сценарии. В коротком интервью на этот вопрос не ответишь. Я написал и опубликовал сотни статей и десятки книг с подробными геополитическими выкладками относительно евразийской стратегии – на Кавказе в том числе.

 

- Что способно пробудить Россию?

 

- Дело в том, что я не думаю, что даже расстрел российского катера с туристами заставит пробудиться настоящее геополитическое мышление. То, что происходит сейчас – это системный момент. Мы не начнем действовать более эффективно, даже если погибнут люди. Россия вступает в опасную зону "сумеречного сознания" и ослабленной воли. Все озабочены только внутриполитическими интригами. Мы парализованы.

А ведь что происходит в Грузии? Это православная страна, которая по многим параметрам могла бы быть нашим очень надежным партнером, но в этом направлении ничего не делается. А в итоге доходит дело до угроз убийства людей. Не знаю, что нужно, чтобы мы встряхнулись… Обычно, русских пробуждает какая-то масштабная катастрофа. Это ужасно, но в этом закономерность нашей истории. Но если мы в ближайшее время не встряхнемся, то дело примет совсем дурной оборот. В Грузии мы столкнулись с системным кризисом российской геополитики.

Беседовала Анжела Данилина

0

0