Rambler's Top100 Service

Сама затея составления "рейтингов интеллектуалов" представляется неадекватной

Генеральный директор агентства "Нью Имидж", директор Международного института политической экспертизы (МИПЭ)
2 сентября 2004

Опубликованный в прессе рейтинг российских интеллектуалов вызвал разноречивые оценки экспертного сообщества. О своем взгляде на проблему формирования аналогичных рейтингов говорит директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

 

- Вы не согласны с рейтингом российских интеллектуалов, который недавно появился в прессе?

 

- Я не согласен не с рейтингом, а с самой его моделью. Мне не очень понятен подход к формированию рейтингов, когда чуть больше десятка человек оценивают себя, и для солидности добавляют еще кого-то по своему усмотрению. Это неправильно. С таким же успехом мы с вами, например, можем собраться, и решить, кто из нас с вами самый умный.

При этом возникает несколько вопросов. Во-первых, непонятна процедура. Во-вторых, выбраны достаточно сомнительные, на мой взгляд, критерии. Я, например, не очень четко понимаю, почему для рейтинга интеллектуалов принципиально важна характеристика известности. Скажем, покойный Дмитрий Сергеевич Лихачев был не очень известным человеком по сравнению со многими гораздо более "раскрученными" фигурами, но от этого его интеллектуальные способности не стали ниже, чем у более известных людей.

Мне также не понятен формат отбора людей, представленных для рейтинговой оценки. В итоге получился какой-то совершенно непонятный набор людей, собранных из совершенно несопоставимых сфер человеческой деятельности.

 

- На самом деле, интеллект, в принципе можно отнести к категории, которую трудно измерить каким-либо способом. Может быть, поэтому трудно избежать субъективности в его оценке?

 

- Я все же считаю, что для более объективной картины нужно гораздо большее количество людей, участвующих в экспертной оценке. Да и не очень понятно, по какому принципу эти члены жюри в данном случае подбирались. Я очень хорошо отношусь ко многим экспертам, определявшим позиции российских интеллектуалов, но десяток даже уважаемых людей не определяют объективной картины.

 

- Предложите свою модель. Как это сделать?

 

- Я вообще считаю эту затею неадекватной, но, тем не менее, могу сказать, что существуют достаточно объективные параметры, например, тиражи проданных книг. Мы можем посмотреть степень влияния тех или иных людей на принятие государственных решений, на какую-то востребованность их интеллекта. Можно оценивать, на мой взгляд, способность человека к прогнозу, сопоставив его высказывания и сложившуюся позднее реальную ситуацию. Ведь умение предугадывать события, выявлять тенденции, которые для других людей не являются очевидными, составляет замечательное качество интеллекта. Просто надо проделать работу по объективному анализу.

 

- Это огромный объем работ, почти нереальный.

 

- Конечно, понятно, легче взять десяток человек, которые проставят соответствующие баллы другим ста людям, представленным им для оценки.

 

- Но если взять десяток субъективных мнений и, сложив их, вывести некое среднее мнение, то может получиться достаточно объективная картина.

 

- Я не очень верю в объективность, сложившуюся в результате работы десятка человек. К тому же, на мой взгляд даже выборка людей, которые претендуют на то, чтобы быть интеллектуалами, только по Москве составляет несколько тысяч человек. При этом, соответственно, среди экспертов должны быть представлены разные категории людей.

Я считаю, что среди них, например, плохо представлена традиционная академическая наука. Соответственно, необходимо вводить какие-то номинации. "Интеллектуалы в сфере общественной деятельности", "интеллектуалы в сфере экономики". Давайте произведем оценку самых влиятельных интеллектуалов страны, людей, которые, вне зависимости от того, находятся они на госслужбе, или нет, влияют на принятие решений, формируют интеллектуальную повестку дня.

В таком случае речь не пойдет об измерении чьего-то IQ, а о том, как мы оцениваем показатель влияния на судьбы страны того интеллектуального продукта, который производит тот или иной человек.

 

- На самом деле Альберт Эйнштейн вряд ли вообще имел хоть какое-то влияние на чью-либо политику, но он определил формулу, которая перевернула взгляд человечества на мир.

 

- Понимаете, в тот момент, когда политики начали говорить "все, знаете ли, в мире относительно", уже сказалось влияние Эйнштейна. И в этом смысле он, несомненно, был влиятельным человеком.

 

- Насколько я понял, имеет смысл проделать три вещи. Во-первых, расширить круг экспертов. Ввести систему номинаций, поскольку, действительно, фундаментальная наука капитально отличается от, скажем, государственной деятельности.

 

- И расширить, соответственно, на основе этих номинаций, список людей, которые попадают в оценочные листы.

Беседовал Алексей Диевский

0

0