Rambler's Top100 Service

Важно разобраться в причинах и условиях, поддерживающих эскалацию на Северном Кавказе

Валерий Драганов
председатель комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму
23 сентября 2004

В Беслане начала работу Парламентская комиссия, которая призвана выяснить причины и обстоятельства трагедии. О том, как должна строиться работа комиссии, чтобы привести к эффективным результатам, а также свои предложения по решению Северокавказского кризиса в интервью корреспонденту Кремль. Org дал председатель Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму ГД Валерий Драганов.

 

- Валерий Гаврилович, как должна строить работу Парламентская комиссия, чтобы результаты её расследования привели к конкретным выводам и решениям?

 

- Комиссия, безусловно, нужна. Это должна быть закрытая комиссия. В неё должны быть приглашены все, кто хоть что-то может прояснить в сложившейся ситуации. Я намерен активно работать с комиссией, потому что у меня есть некоторый опыт. События на Дубровке, Гурьяново, Каширка, метро "Автозаводская", это все случилось в моем избирательном округе.

Состоятельность комиссии для меня будет заключаться в том, задаст ли она вопросы господину Кадырову-младшему, Абрамову, правительству Чечни, Зязикову, Дзасохову, бывшему секретарю Совета Безопасности Рушайло, нынешнему секретарю Совета Безопасности Иванову, бывшему начальнику Генштаба Квашнину, нынешнему – Балуевскому, к директору ФСБ Патрушеву, к бывшему председателю ГТК Ванину, нынешнему председателю ГТК Жирихову, и другим руководителям правоохранительных структур. А так же к министру Грефу, который должен отвечать за развитие экономических условий и создание рабочих мест. Министру Кудрину, отвечающему за финансирование программы "Юг России".

 

- Комиссия должна анализировать или искать   виновных?

 

- Комиссия не может заменить собой правоохранительные органы. Она должна разобраться в глубинных причинах, в этом её основная задача. Результаты работы комиссии должны привести к необходимости реального реформирования правоохранительной системы. К устранению бахвальства относительно динамики экономического роста. И она, скорее всего, придет к выводу, что никакого пока согласия в национальном вопросе у нас нет. Есть попытка спасти великие нации, их больше 100, в единой российской семье.

 

- Какие меры   необходимы для изменения   ситуации, сложившейся   на Северном Кавказе?

 

- Сегодня не нужно сосредотачиваться на   ярко выраженных правоохранительных, имеющих спецслужбистский характер инструментах – усилить охрану, улучить положение правоохранительных органов. Все гайки уже закручены, дальше некуда. Необходимо серьезно подумать об экономических и административных рычагах. Волнуют не столько следствия, сколько причины и условия, порождающие конфликты и поддерживающие эту эскалацию. К сожалению, слишком очевидными сегодня кажутся промахи, ошибки.

 

- В чем, на Ваш взгляд, основные причины?

 

- В первую очередь, это проблемы нашей экономики. Невнимание власти к созданию регионального экономического инфраструктурного и социального проекта на Кавказе, что привело и будет приводить к таким последствиям. Еще с советских времен мы никак не можем избавиться от убеждения, что чем больше закрутить гайки, запереть замки, тем спокойнее и благополучнее. Все ровно наоборот – кроме эскалации преступности, порождения новых отрядов несогласных с такой политикой людей, отчуждения, разлада в обществе, ничего такой подход не даст.

 

- А что было бы целесообразно предпринять в такой ситуации?

 

- Нужно создавать экономические условия. Миграционную и экономическую политику удобную для   выполнения законопослушными гражданами, и не выгодную тем, для кого закон не имеет значения.

Возвращаясь к Кавказу, безусловно, надо усилить режим границы, паспортный контроль. Но делать это не выходя за рамки закона. На первом месте должна быть   региональная экономическая программа. Я предлагаю для обсуждения свою концепцию программы развития Кавказского региона.

 

- Что лежит в основе Вашей концепции?

 

- В первую очередь, конструктивизм. Не социальный, а экономический, в результате чего будет поощряться бизнес, который на основе государственного и частного партнерства начнет выполнять свои социальные обязательства. Тогда различные социальные проблемы сами собой начнут отпадать.

 

- С чего нужно начинать региональное экономическое развитие?  

 

- С банального на первый взгляд - поддержки малого бизнеса. Без этого невозможно развивать регион. Сегодня процент безработицы на Кавказе просто катастрофический. Подавляющее большинство мужского населения не имеют работы.

Малый и средний бизнес на Кавказе – это главное   в развитии экономики региона. Там не нужно строить "Боинги" и ледоколы. Кавказ следует "усыпать" мелким бизнесом.

Второе - создание инфраструктуры, а это тоже, в большинстве своем, делается за счет развития   малого и среднего бизнеса.

Нужно развить сельское хозяйство, но не за счет увеличения отчислений из федерального бюджета на возрождение разрушенных колхозов, а за счет создания крепких фермерских хозяйств. Необходимы точечные и адресные инвестиции. Должны быть отраслевые программы, к примеру, давно нужно было бы вывести из зоны ответственности закона об обороте спиртных вино, и развитие виноделия сделать приоритетным в регионе. Это будет иметь очень сильный мультипликативный эффект. Должна быть также разработана глобальная для Кавказа и локальная для России программа развития туризма. Сейчас в регионе насчитывается свыше ста туристических объектов, которые требуют реконструкции, осуществить которую без инвестиций не представляется возможным.

 

- Каковы объекты предлагаемой глобальной программы, если ВПК, как Вы отметили, на Кавказе развивать нецелесообразно?

 

- Энергетика. Транспортные коридоры. Волга, Днепр, Каспийское море, Иран – один коридор. Левее – шелковый путь. Правее – военно-грузинская дорога. Но Кавказ может стать важным фактором и инфраструктурного развития. При этом я считаю, что деньги из бюджета на реализацию таких проектов не нужны. Потому что бюджет существует для того, чтобы выполнять социальные обязательства. Бюджет сегодня может потратиться только на создание инфраструктуры. Государство должно создать привлекательные и льготные экономические условия.  

 

- Ваша концепция укладывается в условия разграничения полномочий между Центром и регионами?

 

- Безусловно. Она продумана с учетом предстоящего разграничения полномочий. Не разграничив эту компетенцию, не передав в местное самоуправление полномочия бюджетные и налоговые, что мы уже сделали, мы оставили бы местное самоуправление ни с чем. В новых условиях им не придется "рэкитировать" бизнес. Местной власти станет выгодно сотрудничать с бизнесом, уважать его. Постепенно, как мне кажется, будет уменьшаться административный пресс.

 

Беседовала Светлана Сорокина
0