Rambler's Top100 Service

Иран обладает ракетами, способными поражать объекты на территории России

Заместитель директора Центра политических исследований в России (ПИР-Центра), директор образовательных проектов ПИР-Центра.
8 октября 2004

В связи с официальным визитом министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Иран, Антон Хлопков , заместитель директора ПИР-Центра рассуждает о перспективах сотрудничества Москвы и Тегерана, об угрозах нашим взаимоотношениям и о положении Ирана в мире.

 

- Антон Викторович, что сегодня, на Ваш взгляд, происходит в политическом пространстве Ирана?

 

- Сейчас в Иране идет серьезное противоборство между реформаторами и консерваторами. Последние выборы в меджлис показывают, что реформаторы начинают терять свой вес в массах. Важной точкой отсчета этого противоборства станут очередные президентские выборы в Иране. Нельзя исключать, что на смену реформатору Хатами может прийти сторонник консервативной политики, консервативной линии в развитии Ирана.

Основу для этих выводов дают результаты последних выборов в органы местного самоуправления и в меджлис, где вопреки ожиданиям победили консерваторы. Ранее на большей части выборов и в местные органы самоуправления, и в меджлис, на протяжение целого ряда лет победу одерживали сторонники реформаторов, то есть сторонники Хатами.

 

- Как можно оценить стабильность ситуации в стране?

 

- Сегодня трудно говорить о стабильности внутриполитической ситуации в Иране. Кроме того, целый ряд стран пытаются за счет этой нестабильности продвинуть свои интересы в этой стране и на Ближний Восток в целом, что еще больше обостряет внутриполитическую борьбу и в самом Иране.

 

  - Каковы, по Вашему, перспективы иранской ядерной программы?

 

- Иранская ядерная программа – это еще одно поле для борьбы между реформаторами и консерваторами, поскольку, реформаторы, на мой взгляд, в большей степени склонны вести диалог с Международным агентством по атомной энергии, с европейскими государствами, делая исследования в ядерной области в стране более открытыми и доступными для контроля со стороны международных инспекторов. В отличие от них, консерваторы стараются по возможности сократить международное сотрудничество Ирана в области контроля над атомной энергией, и, на мой взгляд, пока им это удается. Нельзя исключать, что если достаточно закрытая политика Ирана в этой области будет продолжена, то через полтора-два года Иран может получить технические возможности для создания ядерного оружия и стать еще одним государством, обладающим ядерным потенциалом.

 

- Иран открыто призывает различные государства принять участие в развитии его национальной ядерной программы, возможно ли сегодня расширение такого сотрудничества и с кем, прежде всего, оно возможно?

 

- Целый ряд стран готовы сотрудничать с Ираном в развитии атомной энергетики. Россия на протяжение многих лет активно сотрудничает с Тегераном. Безусловно, другие страны в силу и политических, и экономических интересов также готовы выйти на иранский рынок. Это, в первую очередь, Германия, Великобритания, проявляет интерес Франция. Подумывает об этом Канада, но поскольку влияние США на политику Канады более серьезное, о выходе Канады на иранский рынок атомной энергетики в ближайшее время говорить преждевременно.

Если Иран сделает свою ядерную программу более транспарентной, примет все положения дополнительного протокола о гарантиях Международного агентства по атомной энергии и ратифицирует его, прекратит строительство промышленных установок по обогащению урана, в этом случае можно говорить о том, что сотрудничество с Ираном в области развития атомной энергии, строительства атомных электростанций на территории этой страны в ближайшее время может быть расширено. Это может быть за счет участия Российской Федерации, и целого ряда европейских государств.

 

- С иранской стороны в обращениях к Западу звучат заявления, о том, что они опасаются российских технологий, считая их устаревшими и небезопасными, как Вы можете это прокомментировать?

 

- Те технологии, которые Российская Федерация поставляет в Иран для Бушерской АЭС, отвечают всем мировым стандартам. Более того, российская атомная энергетика по многим показателям превосходит аналогичные параметры в европейских государствах и в Соединенных Штатах. Российская атомная энергетика достаточно конкурентоспособна, уж если говорить об иранском рынке, то это абсолютно очевидно. Что касается заявлений иранской стороны, о которых вы упоминаете, то в первую очередь это попытка играть с Россией. Балансировать в отношениях с нами, пытаться выстроить их таким образом, чтобы сделать сотрудничество с Россией экономически более выгодным для Ирана. Тегеран пытается говорить о недостатках российской атомной энергетики, ссылаясь на якобы лучшие технологии в Европе, тем самым, пытаясь сбивать цену на российские технологии, и оборудование. На мой взгляд, это нормально в бизнесе; другой вопрос, заявления, которые звучат со стороны Ирана, по сути, не соответствуют действительности.

 

- Как, на сегодня, можно оценить двусторонние российско-иранские отношения?

 

- Российско-иранские отношения, на протяжение последних нескольких лет находятся приблизительно на одном и том же уровне. Это связано с тем, что происходит в Иране в ядерной области. Россия заинтересована в сотрудничестве с Ираном по целому ряду направлений – это и области нефте- и газодобычи, и развитии мирной атомной энергетики в Иране. В то же время, Россия старается не форсировать двусторонние отношения с Ираном из-за неразрешенности ядерной проблемы этой страны.

России не нужно сейчас обострять отношения с Соединенными Штатами из-за Ирана, пока Иран не решил вопросы взаимодействия с Международным агентством по атомной энергии.

В тоже время, для России, важно иметь Иран в качестве доброго соседа и хорошего торгового партнера. Наши страны имеют общие границы, в этой связи, Россия рассматривает в потенциале Иран как доброго соседа.

Одновременно Россия не заинтересована в появлении на своих границах еще одного государства с ядерным оружием. В настоящий момент Иран обладает ракетными средствами доставки, которые в потенциале могут позволить поражать этой стране объекты на территории Российской Федерации. В первую очередь на юге России, где проживает около 20 млн. наших сограждан. Безусловно, Россия внимательно отслеживает те события, которые происходят в Иране в ядерной области.

 

- Как, по Вашему, должна выстраиваться политика России по отношению к Ирану?

 

- Та политика ограниченного сотрудничества с Ираном, которая в настоящий момент проводится, по-видимому, является наиболее выигрышной в данной ситуации. В первую очередь на тот период, пока не будет окончательной ясности, что же в Иране в ядерной области происходит. К сожалению, такой ясности сегодня нет не только у России. Нет её ни у Соединенных Штатов, ни у Израиля, ни у международных инспекторов. В дальнейшем, безусловно, России стоит расширять двусторонние контакты, потому что Иран должен становиться все более важным партнером Российской Федерации на Ближнем Востоке.

 

- Что же, все-таки, с ядерным вопросом Ирана?

 

- Существует ядерная проблема Ирана. Важный вопрос, каким образом эта проблема будет решаться. В настоящий момент четкого ответа сформулировать нельзя, поскольку существует целый ряд вариантов. Для России наиболее оптимальным будет разрешение проблемы ядерного оружия Ирана или потенциального ядерного оружия в Иране в рамках Международного агентства по атомной энергии. Если дело будет передано в Совет Безопасности ООН, как на этом настаивают Соединенные Штаты, это может дать дополнительные преимущества консерваторам в Иране, которые ратуют за скорейшее создание ядерного оружия в этой стране.

Иран сделал свой выбор и планирует дальше развивать обогатительные технологии. Это не запрещается международными обязательствами Ирана. В то же время, и в этом заключается позиция Российской Федерации, сегодня складывается неблагоприятная политическая обстановка и в регионе, и в мире в целом для того, чтобы Иран форсированно развивал обогатительную промышленность.

Необходимо в ближайшие недели провести серьезные консультации между иранскими экспертами, Россией, европейскими государствами, а также специалистами Международного агентства по атомной энергии, чтобы найти большее взаимопонимание в вопросе об иранской ядерной программе. Если же такого взаимопонимания не будет найдено, нельзя исключать передачу в обозримой перспективе ядерного досье Ирана в Совет Безопасности ООН. Впрочем, позитивные последствия такого шага неочевидны.

 

- Как это отразится на международной безопасности в регионе?

 

- Если будет доказано, что Иран обладает готовыми ядерными боезарядами, это повлечет за собой взрыв всего режима нераспространения и может привести к серьезному пересмотру политики в области ядерного нераспространения целого ряда государств, в первую очередь арабских. О возможных последствиях для системы международной безопасности в этом случае говорить излишне.

Беседовала Светлана Сорокина.

0

0