Телевидение как искусство или телевидение против искусства?

Даниил Дондурей
Главный редактор журнала "Искусство кино"
12 Октябрь 2004

Разговор об экспертных центрах и политических технологиях не может быть полноценным без определения роли культуры в политической жизни. О значении самого массового средства формирования общественного сознания, о телевидении рассказывает главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей.

 

- Если исключить чисто пропагандистские программы и передачи, которые особенно характерны для предвыборных кампаний, в остальном российское телевидение и кино аполитичны?

 

- Телевидение и кино не могут быть аполитичны в принципе, потому что политикой я считаю формирование представления о реальности, а именно этим заняты и кино, и телевидение. Даже отказ или неумение действовать в рамках той или иной партийной доктрины не означает, что кино и телевидение аполитичны.

С разрешения всех видов властей с 1993 года профессиональной интеллигенцией ведется гигантская работа по сохранению у населения квазисоциалистических представлений. Проводится огромная работа над тем, чтобы люди жили одной жизнью, а думали, что живут другой. И эта, я считаю, политическая работа очень серьезна.

У меня нет ответов на вопрос, кому это выгодно. Может быть, проводникам будущих социальных взрывов. Но можно признать, что у общества, судя по бесконечному количеству разного рода исследований, формируется очень устойчивая система представлений, являющих собой в политическом смысле абсолютный мусор.

Люди не считают, что модернизация России прошла успешно, что она была нужна, что Ленин и Сталин изверги. Скажем, исследования марта прошлого года, проведенные к 50-летию со дня смерти Сталина фондом "Общественное мнение" и центром Левады показали, что от 54 до 57 процентов респондентов считают, что роль Сталина в истории России была положительной. 77 процентов населения страны думает, что крупные заводы и фабрики не должны принадлежать частным лицам. При этом 80 процентов населения работают на частных предприятиях. Это абсолютный нонсенс! Это коллапс ценностей в сознании миллионов людей.

 

- Да, но при чем здесь ТВ?

 

- Так произошло это, в первую очередь, через огромную работу телевидения, колоссальную работу кинематографа, неимоверную работу профессиональной интеллигенции, которая за деньги занимается интерпретацией реальности по любому из ценностных блоков. По поводу будущего и прошлого, по поводу отношения к государству, к личности, к успеху, к криминалу, по поводу формирования национальных героев. В итоге мы имеем очень четкое, устойчивое, системное массовое представление, которое никак не может способствовать развитию буржуазных отношений, выполнению задачи удвоения ВВП, готовности России противостоять террору. И по всем фундаментальным показателям мы, конечно, абсолютно не готовы ни к какому гражданскому обществу.

Ценностная система миллионов людей формируется, и я не согласен с Владимиром Познером, и многими другими телевизионщиками в том, что раньше у нас была пропаганда, а теперь ее нет. Пропаганда была, есть и будет всегда, поскольку она представляет собой формирование представления миллионов людей о происходящем. И никак нельзя сказать, что ее не существует последний десяток лет. Она была у того же Гусинского, у того же Суркова, у моих товарищей сценаристов и режиссеров, продюсеров, топ-менеджеров каналов. У них есть возможности не пускать на экраны целый ряд вещей. Вы, например, не встретите ни одного фильма, где главный герой последнего десятилетия, коим, естественно, является российский предприниматель, был бы показан в позитивном ключе. Нигде, никогда и ни в каком контексте.

 

- Это делается сознательно?

 

- Нет. Дело в том, что очень важная часть элиты, профессиональная интеллигенция, таким образом представляет себе происходящее в стране. Это - цепь из бесконечного количества разных звеньев, взглядов на происходящее, каких-то подводных течений, стереотипов. Двадцатилетним нашим согражданам вообще наплевать на советскую власть, и они не знают, что такое цивилизация дефицита. Тем, кому за 60, достаточно что-нибудь почитать - и они тут же вспомнят, как читали "Архипелаг ГУЛАГ", достаточно сказать, что в Кремле сидят "враги" - и они уже счастливы. Это совершенно разные миры, с которыми после главного идеолога КПСС Суслова и министра культуры СССР Демичева никто не работал.

 

- Но политикой можно назвать какие-то определенные действия властей или тех или иных политических групп.

 

- Согласен. Но в то же время определенным действием является и отсутствие действия. Например, допущение властью ситуации, когда практически все государственные или квазигосударственные каналы в стране идеализируют криминалитет. И власть ни разу не обсуждала с топ-менеджерами каналов проблему формирования в сознании общества криминального героя.

 

- И почему, на Ваш взгляд это происходит?

 

- Власть сформирована в значительной степени интеллигентами, которые какие-то вещи считают легитимными, а другие – нет. Например, вполне легитимно просить больше фильмов о войне. Это законно, благородно, патриотично. И народный артист, и помощник президента считают, что это и есть продуктивные идеологические программы. А, например, притеснение криминала уже равнозначно покушению на свободу. К тому же интерес к криминалу связан и с очень большими деньгами по трем направлениям.

Во-первых, криминальные сюжеты рейтинговые. Во-вторых, в основном сегодня производством занимаются аффилировнные с топ-менеджерами телеканалов компании. И, в третьих, такие фильмы легче и дешевле снимать, чем ленты о героях, которые еще надо суметь сделать достоверными, чтобы зрители в них поверили, чтобы они поняли, что это не агитка на уровне сталинского соратника Жданова. Это гигантская интеллектуальная работа с большими сложностями. Легче держать общество на игле криминальной тематики. Хотя, конечно, если быть более дальновидными, то понятно, как это опасно для страны, поскольку естественным образом дает психологические основания для террора.

 

- Значит ли это, что вопрос денег опять оказывается на переднем плане?

 

- Деньги в данном случае не главное. Это слишком серьезный бизнес, который не может быть без политики.

Здесь возникает очень интересный вопрос о том, как в прайм-тайм по главному государственному каналу может идти сюжет о том, что Россия – фактически большая помойка. За день до Беслана в воскресенье, в самое удобное время телеканал рассказывает о том, какие замечательные люди живут на подмосковной помойке. Что, вы думаете, кто-нибудь из администрации президента звонил с требованием поставить такой сюжет? Нет, конечно. Может быть, Союз кинематографистов выступил с требованием давать больше сюжетов, где героями становятся бандиты? Нет, не делали они этого.

Только вдумайтесь, как звучит просто потрясающий слоган в фильме про бандитов, где главный герой говорит: "Это не мы - это жизнь наша такая". Все. После этого ты уже ни за что не отвечаешь. Никто ни за что не отвечает. Просто ты живешь в этой отвратительной среде и должен приноровиться к ней, должен найти свое место, а место может быть только такое. Всего 4 слова. И канал целый день их воспроизводил, вбивал в головы миллионам людей. А телевизор смотрят 93 процента населения. Это настоящая политика.

 

- Почему идеализируются бандиты, показывают помоечную жизнь других? У нас что, бандиты к власти готовятся?

 

- Очень интересный вопрос. Но ответа я не знаю. Но я знаю, почему у меня нет ответа. Потому что телевидение - это единственный из выдающихся по своему значению институтов общественной жизни, таких как политическая власть, национальная экономика, национальная безопасность, армия, который абсолютно выведен из системы экспертизы и анализа.

Если вы будете, например, пытаться проанализировать экономику, то найдете сотни, если не тысячи институтов, в которых десятки тысяч аналитиков, профессоров, кандидатов, экспертов, главных экспертов, специалистов по макропроцессам, по микропроцессам, занимаются анализом экономики. По военному делу, традиционной художественной культуре или спорту и уж, тем более, по политике, существует огромное количество экспертов, журналистов, аналитиков, которые рассматривают проблемы во всех деталях. И в то же время вы сейчас не назовете и трех фамилий людей, которые занимались бы анализом телевидения. Были площадки для дискуссии? Не было. Найдете? Не найдете.

Беседовал Алексей Диевский

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум