Вопросы продовольственной безопасности: Голодные солдаты и голодное государство - безоружны

Николай Борцов
Член Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам
4 Ноябрь 2004

В деловом центре "Александр Хаус" состоялся круглый стол "Региональная безопасность – национальная безопасность", где речь шла о различных аспектах проблемы. О вопросах продовольственной безопасности нашему корреспонденту рассказал член Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам Николай Борцов.

 

- Каково сейчас соотношение экспорта и импорта продовольствия в России?

 

- Вызывает тревогу уже то, что, например, Москва потребляет 70 процентов импортного мяса. В России в этом году сведено на нет почти 1,5 млн. крупного рогатого скота. В эту цифру входят и дойные стада, а это означает и сокращение производства молока и молочных продуктов.

Пожалуй, нормальным можно признать соотношение экспорта и импорта по зерну, сахару. Сахаром, например, мы обеспечиваем себя на 60 процентов. Но главной нашей проблемой остаются мясные и молочные продукты. В животноводстве у нас дела обстоят плохо.

Сейчас в Комитете по аграрным вопросам Госдумы мы рассматриваем проблемы продовольственной безопасности, и нами уже подготовлен соответствующий законопроект, который в ближайшее время будет рассматриваться в первом чтении. Но стоит отметить, что в этом вопросе мы очень трудно работаем с правительством. А по нашим расчетам для обеспечения поддержки сельского хозяйства на уровне Евросоюза, на который мы часто ориентируемся в своей политике, на поддержку животноводства необходимо выделить не менее 100 млрд. рублей.

А о собственной продовольственной безопасности забывать нельзя, поскольку, если, как говорят порой, в Ираке работает фактор жажды, то у нас в критической ситуации вполне реально может проявиться фактор голода. И тогда не потребуется никаких атомных бомб. Для того, чтобы люди подняли руки вверх, не требуется ничего, кроме голода, потому что голодные солдаты и голодное государство безоружны.

Приняв концепцию в первом чтении, мы потом будем вносить очень много специальных поправок для того, чтобы все-таки добиться от правительства понимания, что разговор о продовольственной безопасности - не пустой звук, а будущее нашего государства.

 

- В чем выражается непонимание со стороны правительства?

 

- Единственной позицией в правительственном проекте бюджета, где произошло снижение финансирования, оказалось сельское хозяйство. Бюджет в этой части сократили на 10 процентов. Депутаты добились увеличения бюджетных ассигнований на будущий год еще на 8 млрд., но все равно почему-то кажется, что правительство не достаточно обращает внимание на развитие села.

А село – это не бизнес, это образ жизни около 40 млн. населения. Больших денег в селе не заработаешь. С голоду там, конечно, тоже не умрут, поскольку у всех есть свой огород, куры. Но постоянное ухудшение жизни крестьян и состояния села ведут к тому, что жить в деревнях остаются одни старики, молодежь либо уезжает, либо спивается от безысходности. На самом деле, завтра мы можем вообще остаться с пустыми селами, если сейчас не обратим на них внимание.

 

- Насколько принципиально, российские или зарубежные компании строят фермы или выращивает хлеб на нашей земле?

 

- Для государства принципиального значения это не имеет, потому что при любых обстоятельствах иностранные компании с собой фермы за рубеж не увезут. Они будут в России выращивать хлеб, производить мясо, и зарплату работающие на этих сельскохозяйственных предприятиях люди получают здесь. К тому же, в конце концов, у нас остается весь контроль над качеством производимой продукции, состоянием скота и птицы. Это гораздо лучше, чем поступление в страну замороженных продуктов, которые, к тому же порой попадают к нам контрабандным путем, когда фактически не известно, что мы едим на самом деле.

Могу привести пример по Липецкой области, которую я представляю в Госдуме. У нас очень успешно работает одно из российско-американских акционерных обществ. Оно взяло наши разваливающиеся птицефабрики, и сейчас производит в России уже около 30 тысяч тонн куриного мяса. Так что совсем не плохо, что иностранцы будут у нас развивать сельхозпроизводство. Инвестиции нам нужны. А с нашей стороны необходимо для этого создавать необходимые условия.

 

- Что необходимо сделать для того, чтобы инвестиции пошли в сельское хозяйство?

 

- Во-первых, в любом случае необходимы какие-то льготы, потому что в сельском хозяйстве отдача идет достаточно медленно и получения прибыли надо ждать довольно долго. В Китае, например, от налогов освобождают на 5 лет с расчетом того, что за это время должно вырасти поголовье. То же самое сделали в Польше. Этим они привлекли инвесторов. Любой инвестор ведь рассчитывает свои прибыли, в том числе и с учетом налогов. Вот в Липецкой области создали благоприятные условия для работы и компания "Мерлони" построила цех по производству стиральных машин "Индезит".

Это происходит потому, что администрация занимается проблемой, создает условия, предоставляет льготы на уровне области.

 

- Насколько страна должна быть обеспечена собственным продовольствием с учетом национальной продовольственной безопасности?

 

- Можно считать по разному – или в расчете на человека, или в процентах к объему производства. И процент для каждого продукта рассчитывается отдельно. Мы считаем, что, например, собственное производство зерна должно составлять не менее 90 процентов от общих потребностей. В производстве сахара можно остановиться на 60 процентах, поскольку он, конечно, необходим, но не в такой степени, как зерно. Мяса собственного производства, мы считаем, должно быть не менее 70 процентов. Такие же расчеты существуют и для других продуктов.

Когда соответствующие показатели будут реально достигнуты, можно будет говорить о национальной продовольственной безопасности, но для этого необходимо создать для села необходимые условия.

Беседовал Алексей Диевский

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум