Rambler's Top100 Service

Уровень внешнеполитической координации должен быть максимально повышен

Президент фонда «Политика»
18 февраля 2005
Вячеслав Никонов, президент фонда «Политика», рассказывает о современных внешнеполитических интересах России.

 

- Вячеслав Алексеевич, как бы Вы сформулировали ценностные ориентиры России во внешней политике?

 

- В своей внешней политике Россия опирается, прежде всего, на собственные национальные интересы, на создание максимально благоприятной ситуации для внутреннего развития Российской Федерации, на создание благоприятной внешней среды для этого, безопасного окружения, и на принципы предотвращения создания антироссийских режимов вблизи российской территории.

 

- Что включено в спектр интересов России?

 

- Если говорить об общеполитических интересах, то, как я уже сказал, это интерес создания более благоприятных условий для внутреннего развития Российской Федерации. Если брать экономические интересы, то они заключаются в создании неразделенного экономического пространства, создании максимально благоприятных условий для деятельности российских предприятий на территории других государств и для деятельности предприятий других стран на территории Российской Федерации, создании условий для свободного передвижения товаров, услуг, идей, людей и так далее. С точки зрения безопасности, это создание безопасного окружения для существования Российской Федерации, укрепление безопасности своих союзников, организация совместных действий для предотвращения на территориях союзных с Россией государств терроризма, наркотиков, организованной преступности и так далее. Есть общеполитические, внешнеполитические интересы, связанные с координацией деятельности различных государств в международных организациях, в защите собственных интересов, в отношениях с третьими странами.

 

- Очертите, пожалуйста, зону распространения этих интересов.

 

- Интересы России не глобальны, они ограничиваются в большей степени Евразией, хотя у нас есть так или иначе обозначенные интересы и в других частях земного шара, но они, естественно, не носят для нас жизненно важного характера. В настоящее время в мире есть только одна глобальная сила – это Соединенные Штаты Америки.

 

- Сможет ли Россия реанимировать свои глобальные интересы?

 

- Я пока не вижу ни возможностей, ни предпосылок для этого. Глобальные интересы может себе позволить страна, которая имеет глобальную экономику. Если верить нашему Госкомстату, то российский валовой внутренний продукт – это полтриллиона долларов, американский – 11,5. Поэтому если сейчас Россия будет проявлять глобальные интересы, она просто разорится в течение ближайших месяцев.

 

- Можно ли рассматривать участие России в украинской политике как попытку восстановления своего могущества?

 

- Россия не может оставаться безразличной к тому, что происходит в соседних с ней государствах. И чем больше Россия будет становиться на ноги, сознавать себя как самостоятельный субъект мировой политики, тем больше, естественно, будет и стремление воздействовать на те процессы, которые происходят в соседних государствах.

 

- Какие реорганизации необходимо провести в России для проведения успешной внешней политики?

 

- Я считаю, что у России нет реального механизма, который позволял бы прорабатывать, принимать и реализовывать комплексные внешнеполитические решения. Ведомства разрознены, а уровень межведомственной координации недостаточен. Сейчас реально внешнеполитическая координация возложена на МИД, который является лишь одним из министерств. Ясно, что уровень внешнеполитической координации должен быть максимально повышен. Для этого должна быть создана соответствующая институциональная структура, которая существует во всех развитых странах, проводящих активную внешнюю политику. Должна быть система принятия решений, основанная на глубокой аналитической проработке того, что происходит в различных странах мира, возможностей Российской Федерации и так далее. Для этого существуют в каждой стране десятки, сотни, а то и тысячи аналитических центров, которые этим занимаются. На протяжении последних полутора десятилетий даже те немногочисленные российские центры, которые исчисляются десятками, не были всерьез загружены госзаказом по анализу внешнеполитических процессов Российской Федерации. Внешнеполитическая координация поручена МИДу, на этот счет за последние 15 лет вышло четыре президентских указа, и Ельцина, и Путина. Но, как правило, во всех развитых странах это ведомство не является органом внешнеполитической координации, поскольку является только одним министерством из множества других. Естественно, что уровень внешнеполитической координации должен находиться там, где реально принимаются внешнеполитические решения. Это президентские структуры, которые для этого должны быть соответствующим образом реорганизованы.

В советское время можно спорить о том, насколько эффективна была эта система, но она существовала – была «пятерка» в Политбюро, которая занималась военно-стратегическими вопросами, существовал международный отдел в ЦК, который имел очень серьезные координирующие функции во внешней политике, и так далее. Эта система в свое время была разрушена, и ничего на ее месте нового не появилась. То есть должны быть серьезные органы внешнеполитической координации, которые бы находились в президентских структурах, откуда такая координация только и возможна. Это первое.

Второе: безусловно, у России должно быть много внешнеполитических игроков. Если брать любую страну, даже из СНГ, и посмотреть, как там работают западные государства, то можно увидеть, что в каждой из этих стран есть представители не только международных организаций: НАТО, Совета Европы, ОБСЕ, ПАСЕ, Северо-Атлантической Ассамблеи и так далее по списку, но там работают и представительства всех крупнейших национальных и международных исследовательских центров, фондов, европейских, американских, японских - их десятки. В одних Соединенных Штатах есть 15 тысяч неправительственных организаций, фондов, центров, исследовательских институтов, которые занимаются активной внешнеполитической деятельностью. У нас количество этих субъектов исчисляется единицами.

 

- А что-нибудь будет предприниматься, есть ли предпосылки?

 

- Насколько мне известно, сегодня существует понимание проблемы, что необходимо координировать политику, которую Россия проводит в странах СНГ и за их пределами.

 

Беседовала Инесса Ульянова
0

0