В долгосрочной перспективе реформа льгот облегчит все бюджетные расчеты

руководитель сектора социологии (Институт общественного проектирования)
18 февраля 2005

О ходе реализации 122 закона рассуждает Михаил Тарусин, руководитель Управления социально-политических исследований РОМИР Мониторинг.

 

- Какова Ваша оценка реализации реформы по замене льгот адресными субсидиями?

 

- Мы в Институте общественного проектирования провели крупномасштабные исследования, которые назвали Стратификация российского общества. И по итогам этого исследования мы определили несколько основных социальных групп, каждая из которых является самостоятельной социальной единицей со своими определенными социальными функциями, со своей ролью в обществе. Среди прочих там есть социальная группа, которая занимает объем примерно в 31% в обществе, и характеризуется основным параметром – это люди пожилые, и второй параметр – это люди достаточно бедные. Причем, если мерить по их личному доходу, то они относительно бедные, если мерить их по доходу совокупному семейному, там дело обстоит несколько лучше, хотя все равно не так хорошо, как хотелось бы.

Естественно, что реформа монетизации льгот касается в первую очередь и, наверное, где-то процентов на 80-90 именно этой социальной группы, то есть наименее защищенной, наименее материально благополучной и, самое главное, группе, которая фактически вне социальных перспектив. Это люди, которые не смогут самостоятельно улучшить материальное положение. Мне кажется, что когда эта реформа затевалась, не было четкого понимания характеристик этой группы. Это, кстати говоря, ошибка в управлении обществом. Потому что надо очень точно и хорошо знать не только социальные или объективные параметры, которые характеризуют эту группу, но и их психологическое состояние. А группа эта, если говорить образно, вообще существует на грани фола. Все хорошо вроде бы, все тихо, никаких социальных взрывов никто не предвещал, но лишь до той степени, пока реформы или любые действия правительства не касаются лично этих членов общества. До тех пор они более-менее спокойны. Но у этих людей нет социального имущественного резерва. Вот это не было учтено, на мой взгляд. Поэтому реакция оказалась достаточно агрессивная, как бы мы ни говорили о том, что различные выступления были организованы.

 

- Проводили ли Вы исследования по другим категориям граждан, которых также коснулась эта реформа?

 

- Нет. У нас армия-то, по большому счету, вообще никогда не была в зоне внимания людей, занимающихся изучением общества, потому что все время казалось, что это какая-то такая особая категория, закрытая, и что сложно проводить какие-то социальные измерения в этой группе. И сама армия себя слабо осознает институтом, который, в принципе, может стать в какую-то оппозицию. Но если оппозиционные настроения возникнут в армии, это будет очень серьезная проблема. Поэтому то, что сейчас начали снимать напряжение, это очень хорошо, поскольку иначе это могло бы привести к очень серьезным последствиям.

 

- Тем более, что это затронуло не только армию, а вообще всех силовиков.

 

- Фактически всех силовиков, совершенно верно. Это люди, которые существуют в очень большой степени за счет различного вида льгот: на транспорт, на жилье и так далее. Фактически, это один из тех стимулов, который их в армии, милиции и удерживает. Потому что иначе может пойти просто обвал, люди будут уходить.

 

- А контрактники? Они заключали контракт на одних условиях, а теперь они совершенно в других условиях.

 

- Да. Фактически, это нарушение формы двустороннего договора между государством и гражданином.

 

- Что, на Ваш взгляд, необходимо предпринимать сейчас со стороны федеральной власти, местной власти?

 

- Обратной дороги нет. Сложно давать рецепты в этой ситуации, но для меня совершенно очевидно следующее. Во-первых, правительство расплатилось своим и так уж не таким высоким рейтингом, поэтому для правительства это, наверное, не очень страшно. Расплатился рейтингом, конечно, президент. В определенной степени мы с вами это видим по последним опросам общественного мнения. По всей видимости это та цена, которую необходимо было в данном случае заплатить. Но я рассчитываю, что это определенный урок, урок управления, который будет усвоен властью.

 

- Но расходы в ходе реформ только увеличились.

 

- Понимаете, они увеличиваются сегодня, но в долгосрочной перспективе такого рода реформы существенно облегчают государственный бюджет. Они просто делают все расчеты нормальными, зримыми, белыми. То же МПС каждый раз давало какие-то невероятные цифры обслуживания льготников, и проверить их было совершенно невозможно. Здесь же между основными субъектами хозяйствования начинается система нормальных финансовых расчетов. И, в любом случае, это будет гораздо более здоровая ситуация. Если мы просто хотим идти дальше по пути либеральных реформ в экономике, это неизбежно, это надо, иначе у нас бюджет просто не выдержит. А сейчас надо платить, потому что мы не просто оздоравливаем экономическую ситуацию в стране, мы еще оздоравливаем и социальную, психологическую ситуацию в стране. Мы не должны за счет одного резко ударить по другому. Тут нужно находить баланс. И сегодня мы должны, конечно, раскошелиться во имя нашего будущего более-менее относительного спокойствия.

Беседовала Жанна Лабутина