Rambler's Top100 Service

В первую очередь на саммите будут обсуждаться вопросы Ирака и СНГ

Виктор Кременюк
заместитель директора Института США и Канады, д.и.н., профессор
24 февраля 2005

О предстоящем российско-американском саммите рассказывает Виктор Кременюк , заместитель директора Института США и Канады РАН, доктор исторических наук, профессор.

 

- Виктор Александрович, что, на Ваш взгляд, станет предметом обсуждения на российско-американском саммите?

 

- Как мне кажется, предметом обсуждения станут два вопроса. Российская сторона считает, что надо решить существующие проблемы: это сферы нашего сотрудничества, связанные с Ираком, Ираном, и, может быть, политики в СНГ. Американская сторона давно желает обсудить то, что происходит во внутриполитических процессах России. Не смотря на то, что благодаря встрече министра иностранных дел Сергея Лаврова с Кондолизой Райс в Анкаре, споры по этому вопросу сняты, но президентам наших стран по-прежнему необходимо проговорить эту тему. Повестка дня может затронуть вопросы ЮКОСа, вопросы Чечни. Но, как мне кажется, в первую очередь будут обсуждаться вопросы Ирака и СНГ.

 

- Какие наиболее проблемные зоны в рамках взаимоотношений Россия - США, вы могли бы отметить.

 

- Я не отношусь к тем, кто оптимистически закрывает глаза на существующие проблемы. Проблемы есть, и как раз этот саммит будет отличатся от предыдущих тем, что начинается новый срок президентства Буша и новый срок нашего президента. Обоим лидерам необходимо определиться, будут ли они по-прежнему друзьями, партнерами, или уже наступает момент, когда их отношения будут осложняться. Эта встреча необходима, поскольку была пауза в отношениях, связанная с выборами в нашей стране, с выборами в США. Более того, была пауза, связанная с иракским вопросом, который развел нас в разные стороны. На эти факты нельзя закрывать глаза и делать вид, будто ничего не произошло. Сейчас и перед Бушем стоит большой вопрос: вернуться в светлое прошлое, когда между нами существовало очень близкое стратегическое партнерство, или признать, что наступают другие, более сложные времена. Я думаю, что оба президента будут думать об этом и пытаться решить проблему. Слишком большая ставка была сделана на личные взаимоотношения, но каким-то образом изменились цели обеих стран за это время, и возникли сомнения, можно ли уже на этом этапе вернуться к прошлому, или необходимо выстраивать взаимоотношения иным образом.

Мне кажется, что российской стороной был упущен важный момент, когда со стороны Запада нам предоставлялись некоторые возможности, если так можно сказать, авансом. На Западе было широко распространено о том, что, все-таки, несмотря на проблемы, Россия движется в направлении демократических, рыночных реформ, которые постепенно приведут нашу страну в развитое демократическое государство. С учетом таких перспектив нам были выданы определенные векселя. Но сейчас отношение к России серьезно изменилось. На правительственном уровне, и на неправительственном уровне, и на экспертном уровне, многие сомневаются в том, что Россия двигается в правильном направлении. Наоборот, распространяется мнение, что в нашей стране восстанавливается полицейский режим, что Россия отходит от основ демократии и формируется автократическая система. Не берусь утверждать, так это или нет, но это мнение существует, очень распространено, и, более того, начинает доминировать. Соответственно, возникает вопрос, а правильно ли было, что Россию приняли в «Восьмерку». Поэтому периодически у многих возникает желание это решение пересмотреть.

В этом вопросе я против того, о чем иногда говорят наши высокопоставленные господа, что, мол, это наши внутренние дела, и никого вопросы демократии не касаются. Нет внутренних дел как таковых у такой крупной державы, обладающей ядерным оружием, как Россия. Все, что в ней происходит, изучается тщательно «через лупу» ее партнерами, потому что они хотят знать, куда эта страна идет. Естественно, что они поднимают эти вопросы. Они не протестуют, не говорят, делайте так или не так, но у них возникают очень серьезные вопросы, не вырисовывается ли здесь новая угроза в виде какого-либо диктаторского режима. Не возникают ли негативные тенденции в России, которые идут в разрез с тем, что происходит на Западе, и которые, наоборот, могут подталкивать Россию ближе к тем режимам, которые относятся к центру зла. Это очень серьезный вопрос. Поэтому этот вопрос должен быть каким-то образом решен. Конечно, смешно думать, что за пару дней до этого саммита все это будет решено. Но все необходимые вопросы будут заданы и ответы выслушаны. Решение будет приниматься потом. В том числе, я не исключаю, по каким-то вопросам решения не в пользу России.

 

- Какими Вы видите перспективы нашего сотрудничества?

 

- Трудно говорить о перспективах, когда, на мой взгляд, в наших взаимоотношениях критический момент. Если получится так, что и в результате саммита в Братиславе, и на основе новой информации, президент Буш придет к выводу, что Россия перестает быть надежным партнером Запада, тогда можно говорить об ужесточении политики в отношении России, и о политике возврата к отношениям холодной войны и даже, в какой-то степени, о политике изоляции России. Все это возможно и все это было бы легкомысленно сбрасывать со счетов. Но если наш президент найдет убедительные объяснения, почему он, допустим, переходит не к выборам губернаторов, а к назначениям губернаторов, почему ограничивается, допустим, меняется выборная система в России, с чем связаны многие другие акты, в том числе и по ЮКОСу, и это, действительно, будет воспринято как необходимость укрепить государственную систему России, значит будут другие решения в уже в нашу пользу. Здесь очень тонкая грань. Основной вопрос в том, что американцев волнует не то, куда пойдет Россия. Американцев волнует, что будет с огромными ядерными арсеналами России, кто их будет контролировать – дружеский демократический режим или нет. Это первое.

И второе. Из недавнего опыта американцы знают, что диктатура в России обречена на провал - это было с коммунистической диктатурой, это будет с любой другой. В том случае, если дело идет к восстановлению авторитарного режима в России, который окажется недолговечным и в одночасье рухнет, что же тогда будет с этим колоссальным ядерным арсеналом, не разворуют ли его, не растащат ли его террористические группировки. Это серьезнейшая стратегическая проблема. И, что важно для американского президента, он будет ее решать совместно с Россией или вопреки ему. Потому что решать он ее должен, и весь мир от него будет требовать – сделайте все, что хотите, но чтобы все российские боеголовки были под контролем, надежно защищены.

 

Беседовала София Пригара
0

0