Rambler's Top100 Service

Прецедент перехода к действиям по деприватизации на постсоветском пространстве опасен

председатель Комитета Госдумы по собственности
28 февраля 2005

На самом высоком уровне на Украине недавно были сделаны заявления о планах деприватизации ряда предприятий, в результате чего могут пострадать российские экономические интересы. В этой связи с заявлениями в поддержку российского бизнеса выступил Председатель Комитета ГД по собственности Виктор Плескачевский.

  - Вы сделали заявление о необходимости защиты российского бизнеса на Украине. Чем вызвано беспокойство?

 

- Если быть точным, на самом деле предметом моего выступления было прямое нарушение логики рыночной экономики. В России тоже часто говорят о необходимости деприватизации, но за всю новейшую историю нашей страны ни один руководитель Российской Федерации ни разу не сказал ни слова сколько-нибудь серьезно, публично о деприватизации. А на Украине уже не только слышны слова, но даже предпринимаются какие-то действия. Каждый по-своему к ним относится. Кто-то считает, что они еще несерьезны, кто-то считает, что все сигналы уже поданы.

Дело в том, что деприватизации так опасаются недаром, поскольку вопрос состоит не столько в собственности конкретных лиц, сколько в том, что невозможно провести деприватизацию, если с момента осуществления сделки прошло больше 15 лет. А что если, скажем, придется нарушить права собственности целой группы лиц, в том числе и добросовестных приобретателей. Я выступил в защиту не столько предпринимателей, сколько за логику, потому что этот прецедент перехода к действиям по деприватизации на постсоветском пространстве сам по себе опасен. Это может послужить сигналом для многих: подумают, что ее можно провести и в других странах, если на Украине получается. Что для этого надо, мы знаем. Нужна ситуация, при которой целесообразность пересиливает логику.

Итак, если мы строим рыночную экономику, то надо учитывать, что права собственности священны. Каждый понимает их по-своему, но в развитых странах это описано в праве, которое уже насчитывает столетия. Все описано детально и скрупулезно. Четко сказано, что чего бы вы не хотели сделать, право собственности трогать нельзя.

Проблема предприятий с российским участием на Украине сводится к тому, что появились сигналы, после того как украинский премьер назвал цифру: более 3 тыс. предприятий, подлежащих деприватизации. Появились сигналы о том, что, во-первых, это касается большей частью предприятий, приватизированных в период правления предыдущего президента Украины. Второе, они расположены в восточной части Украины, то есть там, где русскоязычных жителей больше. И третье, среди предприятий в этом списке заметную часть составляют те, в которые российские предприниматели вошли в процессе приватизации. Вот эти три посыла заставляют нас говорить о тенденциях, о предвзятости. То есть, конечно, можно подумать, что в своей стране украинцы могут делать все, что хотят, но опасный прецедент деприватизации создается. Никому такое до сих пор в голову не пришло, а вот им пришло, и было высказано публично.

 

- Процесс деприватизации может коснуться только российских интересов?

 

- В данном случае это, безусловно, касается российских экономических интересов. Потому что россияне, хотя и не так пока активны в инвестиционном процессе за рубежом, как могли бы быть, но прецеденты вложения средств, тем более в дружественной Украине, есть. И я думаю, что как минимум в такого рода случаях не должно быть исключений, как сегодня пытаются сделать на Украина, стараясь показать, что именно в предприятиях с российским капиталом было больше всего нарушений. Ерунда полная. И у американских инвесторов тоже была масса нарушений на Украине, но почему-то их сейчас не трогают. Так вот, отстоять равные права российских и американских инвесторов на Украине нужно в первую очередь.

Если, скажем, этот аргумент не будет услышан, то, наверное, российские предприниматели и Дума, вправе поставить перед правительством вопрос о каких-либо экономических действиях, которые, может быть, кто-то назовет санкциями. Скажем, возможен пересмотр некоторых двусторонних экономических отношений, каких-то условий. В конце концов, Украина имеет преференции перед всей Европой по цене на энергоносители. Это как раз отражает большую близость наших государств, определенные традиции. Но если на Украине в угоду целесообразности, я не употребляю слов «передела собственности», хотя сигналы и об этом тоже есть, могут позволить отдать на поругание нашу собственность, то мы тоже кое-чего в ответ может предпринять.

 

- Что именно?

 

- У нас существуют очень сложно переплетенные экономические отношения. Скажем, вся авиапромышленность у нас распределена равномерно между Украиной и Россией. Ведь в советский период, никто не думал о том, как распределять промышленность по отдельным республикам, поэтому интеграция очень высока. Очевидна зависимость Украины от России по нефти и газу. Если вся Европа зависит от поставок российских энергоносителей, то и Украина тоже.

Транзит через Украину нефти и газа, тем временем приносит ей неплохой доход. Но Россия может ускорить, скажем, реализацию своих проектов на северо-западе, и поставлять энергоносители в Европейский Союз напрямую, потому что все равно рассчитывать на то, что Украина сможет обеспечить такую же надежность прохождения газа и нефти, как, например, Финляндия, едва ли возможно. А кроме того, можно протащить трубу до мурманской нефти, и во фьордах загружать танкеры-миллионники. Тогда необходимость в трубопроводах через границу может совсем отпасть.

 

- Но труба от Украины дальше идет уже по территории других государств, например, Германии.

 

- У нас сегодня в реальности есть три канала поставки: Новороссийск, восточная граница и Балтийская трубопроводная система. Причем понятно, что основной потребитель нашей нефти – это все-таки Европа.

Новороссийск уже имеет пределы, и развивать этот транспортный канал бессмысленно, потому что Босфор все равно никак не расширится. Поэтому нужно поддерживать это направление, выбрать оптимальный грузооборот, чего будет вполне достаточно. Второе направление – трубопровод. Фактически, мы кормим на транзите сопредельные государства. Возьмите себестоимость БТС и стоимость любой из этих систем по доставке, и получите вполне сопоставимые величины.

А если говорить о каком-то магистральном проекте, то подчеркиваю, что в Европе не так много сегодня мест, где можно было бы загружать танкеры, рассчитанные на миллион тонн нефти. Это фьорды Норвегии, и проект строительства порта в глубоководных фьордах севернее Мурманска. Если реализовать этот проект, то в значительной степени отпадет необходимость использовать трубопроводы, по крайней мере, возникнет возможность выбирать. Конечно, в Румынию или Чехию все-таки удобнее поставлять нефть по трубопроводу, но не они являются основными потребителями российских нефти и газа.

Я хочу сказать, что в данном случае транзит – это способ поддержать экономику соседей. Прибалтика, скажем, вообще до сих пор сидит на транзите, и наши дружественные страны тоже. Поэтому, как правильно говорят, нельзя бросаться камнями, если ты живешь в стеклянном доме. Америка, конечно, оказывает Украине материальную помощь, выраженную непосредственно в деньгах, но и мы тоже для этого государства являемся донорами, а не реципиентами, поэтому уж учитывать наше донорское участие. Но, похоже не все это понимают.

 

- У Вас есть данные о каких-то российских предприятий, которых может коснуться деприватизация на Украине?

 

- Я никогда не интересовался конкретными предприятиями, меня интересовала только статистика. Я эту статистику запросил, поскольку появились просто кошмарные сигналы. Скажем, для целей борьбы с отдельными актами хулиганства в восточные области Украины собираются вводить внутренние войска. Насколько мне известно, из всех возможных мотивов актов хулиганства там может быть два: политическая неудовлетворенность результатами выборов и, собственно, наступающий передел собственности. Что в весовом отношении в данном случае больше, я не берусь судить. Но может возникнуть такая логическая цепочка в голове у некоторых думающих людей, что для решения вопросов по переделу собственности, вводятся внутренние войска.

 

- Кто-то из предпринимателей уже обращался к Вам?

 

- Нет, слава Богу, никто из предприятий не обратился. Просто сразу после заявления премьера Украины я обратился к Думе с просьбой дать поручение двум комитетам разобраться в этой ситуации и, может быть, подготовить обращение, может предпринять какие-то еще действия. Сейчас работа идет.

 

Беседовал Алексей Диевский
0

0