Rambler's Top100 Service

После Масхадова я ожидаю к 9 мая голову Басаева

вице-президент Института национальной стратегии
10 марта 2005

Уничтожение Масхадова вызвало многочисленные политические комментарии. Виктор Милитарев, вице-президент Института национальной стратегии рассказывает о своем видении ситуации в Чечне без Аслана Масхадова.

 

- Ваши комментарии по поводу уничтожения Масхадова.

 

- Я присоединяюсь к мнению Рамзана Кадырова, он тут оказался самым лучшим экспертом, сказав, что наша власть сделала дамам подарок к 8 Марта. Бандиты совершенно сознательно устраивали крупнейшие теракты в дни советских и российских праздников. С нашей стороны, устранение его произошло в день советского праздника, и это мне кажется не случайным, нормальный, здоровый черный юмор. Скорее всего, уже давно удалось получить оперативные данные о передвижениях Масхадова. Но спецслужбы дождались момента, слегка спародировали и реализовали ответный удар, и я ожидаю к 9 Мая голову Басаева. Я высказываю восхищение нашими спецслужбами.

Что дальше? Дальше я вижу раскол общественного мнения в соотношении 90% и 10%. Он будет, он даже уже есть. В то время как вся страна аплодирует президенту и ФСБ, либеральная общественность говорит: "Вы убийцы гнусные!".

 

- Как правило, эта общественность большей частью зарубежная, например, ПАСЕ.

 

- ПАСЕ – это организация "филькиной грамоты". Европейский Союз существует совершенно отдельно от ПАСЕ, это, практически общественная организация. И она уже не первый год ведет себя враждебно России, особенно по чеченскому вопросу. Действительно, ПАСЕ близка к тому, чтобы признать антитеррористическую операцию в России подавлением законной национально-освободительной борьбы ичкерийского народа. Но с точкой зрения ПАСЕ просто не надо считаться.

 

- К мнению каких международных субъектов мы должны прислушиваться?

 

- Я думаю, что более или менее должна иметь для нас значение точка зрения Белого дома в Вашингтоне. Мы поневоле находимся в ситуации, когда не обладаем стопроцентным суверенитетом. Я подозреваю, что случившиеся заранее было оговорено в Братиславе, так же, как решения Техасского суда.

 

- То есть, вы хотите сказать, что была получена санкция на такой шаг, и осуждения со стороны Америки не будет?

 

- Ну гипотетически можно сказать, что это выглядит очень естественным. США ведут себя двусмысленно. Они, то считают нас партнером по антитеррористической коалиции, то проявляют наглый "двойной стандарт", что это только они борются с террором, а мы вовсе нет. Но я думаю, что в данной ситуации все они сочтут нас членами антитеррористической коалиции. Тем более что во всех этих бандах полно членов "Аль-Кайеды".

Владимир Владимирович еще в декабре на пресс-конференции с провинциальной прессой сформулировал концепцию российской внешней политики. Я даже был огорчен, потому что как раз собирался на эту тему писать статью, а оказывается, они там все сами знают. Так вот, основная идея российской внешней политики - борьба с двойным стандартом. И привел пример: в Македонии европейцы настаивают на том, чтобы этнические албанцы имели квоту представительства в органах власти, включая правоохранительные, а почему этого нельзя в Латвии? Я думаю, что у нас в этом смысле есть очень прочная защитная позиция. Мы находимся в совершенно легитимной международной ситуации. Америка объявила за голову Усамы бен Ладена большие деньги. Пока не поймала. Мы искали лидера международного терроризма. Поймали. Хотели живым судить, но вот не вышло.

 

- Возможны ли после смерти Масхадова контакты Москвы с другими лидерами боевиков?

 

- Наверное, человек более злой сказал бы "да". Вспомнил бы утверждения, что Басаев - офицер ГРУ, но я в это не верю. Я не уверен, есть ли среди руководителей боевиков "умеренные", с которыми можно говорить. Более того, там практически уже почти нет этнических чеченцев. Там присутствуют люди экстремистских взглядов со всего Северного Кавказа – ингуши, дагестанцы, карачаевцы, арабы. В этом смысле, это вообще уже давно не восстание чеченцев, а международная террористическая группа. Человек, который бы их любил, сказал бы "исламская интербригада". Я вообще не очень понимаю, с кем там договариваться.

 

- Значит ли это, что теперь у нас развязаны руки для силового подавления бандформирований?

 

- Я думаю, что да. Потому что можно любить, или не любить семейство Кадыровых, но они навели в Чечне относительный порядок. Этнические чеченцы, может не все, но их значительная часть, согласились жить в "холодном" мире с российским государством. Они нас не любят, они считают, что мы им мало компенсировали нанесенный ущерб, но, в общем, подавляющее большинство ненавидит сепаратистов и террористов больше, чем нас. Ведь линия притока молодых людей из чеченских деревень и городов исчезла 3-4 года назад. Очень важно, что они сейчас интернациональные по составу.

К ним сейчас бегут самые фанатичные мальчики-вундеркинды из тех, кого воспитывали на саудовские и турецкие деньги в медресе. На Кавказе, в Татарстане давно есть негласное турецкое и саудовское финансирование богословских мусульманских школ. Практически сейчас ряды боевиков пополняются за счет таких вот сумасшедших вундеркиндов, которые кончали эти медресе и сделали наиболее ваххабитские выводы, что надо вести джихад. Естественно, линия тут простая, медресе эти надо потихоньку закрывать и заменять такими, которые придерживаются традиционного для России понимания ислама.

 

- Кто заменит Аслана Масхадова?

 

- Претендента два. Басаев да этот, лондонский сиделец, Закаев. Басаев, вроде, без ноги, но это не мешает ему объявить себя лидером. Объявлять главным иностранца не удобно. Конечно, я могу ошибаться. Басаев, так сказать, "великий" террорист по резонансу его "подвигов", но его на Западе пиарить нельзя. Запад любит Закаева. Ну а Закаеву очень не хочется, наверное, туда ехать. А если он поедет, то 9 мая нам будет преподнесена его голова.

 

- Вы считаете, что смерть Масхадова усиливает позиции России при обсуждении чеченской темы?

 

- Мы хоть частично возвращаемся в ситуацию 1999-2000 годов, когда тема Чечни стала актуальной, и на этом фоне стало невозможно политически противостоять Путину, если только ты не занимаешь более острой позиции по Чечне. Конечно, полного возрождения этой темы нет, война, в общем, скорее закончена, но это, действительно, поднимает авторитет президента. Это рубеж, и я очень надеюсь, что оппозиционная либеральная сволочь, наконец, слегка заткнется. А то я опасаюсь, что, как только потеплеет, они начнут имитировать Киев. Теперь, пожалуй, это потруднее будет.

Беседовала Инесса Ульянова 

0

0