Бизнесу хочется ясности: что понимать под "социальным партнерством"

Олег Румянцев
Заместитель исполнительного директора Ассоциации по защите прав инвесторов
21 Март 2005
Румянцев Олег, заместитель исполнительного директора Ассоциации по защите прав инвесторов, рассказывает о проблемах и перспективах отношений власти и бизнеса.  

 

-Что в первую очередь нужно прояснить в отношениях власти и бизнеса?

 

- По мнению инвесторов самым важным является вопрос о долгосрочной стратегии государства. Инвестиционному сообществу важно понимать, будет ли государственное присутствие в экономике увеличиваться, или оно будет снижаться. Нельзя однозначно сказать, что сегодня для бизнеса лучше, но однозначно, что инвесторам нужна ясность. Можно эффективно выстраивать свои отношения и с государственными компаниями, но любому серьезному инвестору необходимо понимать, по какому сценарию развивается ситуация. Как трактовать усиление позиций государства в ряде крупнейших компаний, происходили последние полтора-два года? Это общая тенденция на усиление участия государства в экономике в целом, в отдельных отраслях, или речь идет об отдельных стратегически важных предприятиях? Для принятия решения о серьезных инвестициях важно определить каковы цели Правительства.

Сейчас же мы видим противоречие – с одной стороны, декларируется постепенный отказ государства от функций полноправного субъекта, действующего на конкурентном поле, с другой стороны, постоянно возникают примеры усиления государственного влияния. Это касается не только сырьевого комплекса, но и банковской сферы, и ряда других предприятий. Здесь, конечно, нужна ясность, потому что инвесторы хотят просто определиться с моделью поведения на рынке. В отсутствии такой информации невозможно строить долгосрочную стратегию работы в России.

 

- Разъяснение со стороны власти, по Вашему мнению, самый главный механизм взаимодействия   бизнесом?

 

- Это то, чего сейчас ждут в первую очередь. Конечно, неплохо бы государству объявить не только уменьшается или снижается его участие в экономике, будет государство усиливать свое влияние в экономике, в отдельных ее сферах, в отдельных отраслях или это коснется только 3-4-5 ключевых предприятий, но представить все-таки какую-то долгосрочную стратегию поведения.

 

- Жива ли озвученная год назад идея социального партнерства? Внедряется ли в практику? Чего не хватает для полноценной работы этого механизма?

 

- Ответы на эти вопросы зависят от того, что понимается под социальным партнерством. Одна позиция – это позиция, которую озвучил в свое время господин Кудрин. Он заявил, что социально ответственные предприятия – это предприятия, которые платят «правильные» налоги, занимаются «правильной» благотворительностью и финансируют «правильные» политические партии. Такой подход к социальной ответственности, я думаю, не приживется. Вторая позиция - позиция Президента, и она поддерживается всеми предпринимателями и инвесторами: главные два компонента социальной ответственности – это справедливая уплата налогов, в соответствии не только с буквой, но и духом закона, и достойные условия труда для работников предприятия, в первую очередь зарплата и, соответственно, весь спектр сопутствующих социальных компонентов. Эта позиция инвесторам и предпринимателям вполне понятна, и предприниматели заинтересованы в том, чтобы такая социальная ответственность развивалась и такой подход укреплялся.

 

- Как Вы считаете, нужны ли ограничения в стратегических отраслях, таких, например, как недропользование, для участия иностранцев?

 

- Безусловно, есть определенные отрасли, где такие ограничения нужны, они связаны с вопросами безопасности и обороноспособности. Но устанавливать законом, что, допустим, все недропользование должно осуществляться только российскими компаниями, на мой взгляд, неправильно. Дело в том, что иностранные компании привносят в отрасли, где они работают самые современные технологии, зачастую серьезно увеличивая эффективность эксплуатации недр. И российские компании, вынуждены конкурировать с ними и равняться на них, а значит эффективность недропользования, естественно, возрастает. Иностранные компании зачастую готовы предложить большие суммы за право эксплуатации того или иного месторождения, они могут заплатить более высокие налоги, потому что смогут получить больше выручку и выше прибыль. Поэтому я считаю, что подход «не допустим никаких иностранцев к недропользованию» неэффективен.

 

- Как изменился деловой климат в РФ за последний год? Есть ли позитивные сдвиги?

 

- Очень сложно ответить на этот вопрос. Что касается каких-то объективных вещей, связанных с законодательством, с работой судебной системы, с системой исполнения судебных решений, то здесь, на мой взгляд, однозначных оценок дать нельзя. Какие-то негативные изменения были уравновешены позитивными. Определенные колебания, определенные перекосы, связаны, опять же, с недосказанностью со стороны государства. То есть бизнес и инвесторы хотят просто понимать, какова стратегия государства, для того, чтобы каким-то образом выстраивать свою стратегию в соответствии с интересами государства, с теми задачами и целями, которые ставит российское правительство. А недосказанность приводит к рождению большого количества версий, которые, безусловно, не идут на пользу ни бизнесу, ни власти, ни государству в целом, ни каждому гражданину России отдельно. Я вообще считаю, что разделять интересы бизнеса и интересы населения непродуктивно. Понятно, что чем больше развит бизнес, чем более развиты предприятия, чем более развита экономика, тем, естественно, выше уровень благосостояния в стране. Обе стороны – и государство, и бизнес заинтересованы в том, чтобы это сотрудничество развивалось, цели государства и цели бизнеса не входили в противоречие. Другое дело, что власть свои цели не всегда может внятно артикулировать.

 

- Возлагаете ли вы надежды на Общественную палату? Какие функции вы бы придали общественной палате в интересах бизнеса?

 

- Сложный вопрос, так как пока сложно определить, в решении каких вопросов могла бы помочь Палата. Инвесторы имеют возможность донести свою позицию до Правительства и Президента, и в этом смысле пока не ясно, как именно общественная палата улучшит эти возможности.

Другое дело, если решение общественной палаты, или ее профильных подразделений по тем или иным вопросам станут обязательными для исполнения или, по крайней мере, обязательными для учета в работе исполнительной власти, это, конечно, серьезно упростит нашу работу. Потому что те пожелания, которые высказывает инвестиционное сообщество, даже поддерживаемые ключевыми фигурами в правительстве иногда просто «угасали», потому что не было обязательности их исполнения. Есть несколько консультативных органов, которые принимают, в общем-то, правильные решения, но их реализация затягивается на годы. Если общественная палата создаст механизм, когда решение, принятое в рамках общественной палаты, должно быть обязательно исполнено или учтено структурами власти, если будут обозначены конкретные сроки такого исполнения, то, конечно, это в большой степени облегчит работу тех организаций, которые представляют интересы инвесторов, и, в частности, нашей Ассоциации.

 

- Вы могли бы какие-то кандидатуры назвать в общественную палату?

 

- Я полагаю, что если Палата станет действенным механизмом и Ассоциации по защите прав инвесторов представится возможность делегировать своих представителей в Общественную Палату, то Совет Ассоциации оперативно выдвинет соответствующие кандидатуры – здесь у меня никаких сомнений нет.

Беседовала Инесса Ульянова.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум