Rambler's Top100 Service

Если южные кланы прорвутся к власти, о демократии в Киргизии придется забыть

Депутат Госдумы РФ, директор Института политических исследований
24 марта 2005

Сейчас политологи уже в большей степени не только оценивают обстановку в Кыргызстане, но и пытаются предсказать дальнейший ход событий. Свой взгляд на перспективы развития ситуации изложил директор Института политических исследований Сергей Марков.

 

- Какими могут быть последствия сегодняшних событий в Кыргызстане?

 

- В первую очередь важно не допустить сползания Кыргызстана в гражданскую войну, которая может принять вид войны всех кланов против всех или вылиться в войну между севером и югом. А если говорить о противостоянии политических сил, то мне кажется, что так называемая демократическая оппозиция сейчас очень мало влиятельна и не контролирует ситуацию, гораздо большим влиянием пользуются южные кланы, которые в последние пятнадцать лет были значительно меньше представлены во власти, чем северные кланы.

Если южные кланы прорвутся к власти, то воцарится режим по типу Узбекистана, и о какой-либо демократии придется забыть. И, кстати, характерно, что на юге около 40 процентов составляют этнические узбеки. Там, разумеется, живут и киргизы, и казахи, но то, что все они ощущают себя «ферганцами» вне зависимости от национальной принадлежности, имеет даже большее значение. В принципе, Ферганская долина представляет собой очень сложный, депрессивный регион, который в любой момент может взорваться, как пороховая бочка.

 

- Кто кроме южных кланов может считать себя сейчас победителем?

 

- Еще одна сила, которая может стать победителем, пусть не сегодня, а через какое-то время после все этого хаоса –радикальные исламисты. На севере они мало влиятельны, а на юге их влияние очень серьезно. Там есть достаточно сильное радикальное движение «Хизб ут-Тахрир», которое, конечно, мечтает прийти к власти. Начать они смогут с юга Кыргызстана, но целью их является приход к власти во всей Ферганской долине. Это в огромной степени дестабилизирует этот регион.

Еще одной силой, которая стремится усилить свое влияние, всегда была наркомафия. После того как США вошли в Афганистан, посевы опиумного мака увеличились в десятки раз. Талибы наркотики запрещали, а американское командование, чтобы против него не выступали полевые командиры, закрыло глаза на выращивание мака. Сейчас наркомафия в Афганистане значительно усилилась и стремится создать свободную широкую дорогу с зеленым светом из Афганистана в Россию и Европу.

Они уже добились того, чтобы российские пограничники были сняты с таджикско-афганской границы и сейчас наркомафия пытается либо установить свой контроль над какой-то частью власти в Ферганской долине, либо добиться всеобщего хаоса. В этом случае наркомафия тоже смогла бы спокойно использовать эти территории для мощного наркотрафика.

 

- Какими должны быть действия России?

 

- Мы, я думаю, сейчас должны максимально взаимодействовать с европейскими структурами и с такими региональными державами как Казахстан и Узбекистан. Но я полагаю, что цивилизованные киргизы северных кланов сейчас надеются только на Россию, как главного гаранта стабильности. И мы должны сыграть эту роль. Грош нам будет цена, если не сможем остановить сползание Кыргызстана к хаосу. Никто нас тогда не будет серьезно воспринимать на этом пространстве.

 

- Кто за пределами Кыргызстана заинтересован в том, чтобы убрать из политики Акаева?

 

- В том, чтобы сместить Акаева, могут быть заинтересованы США и Китай. Акаев был проводником российского влияния и поэтому не поддерживал американские планы превращения американской военной базы в постоянную. И тот же Акаев не поддерживал план строительства китайской железной дороги в Джелал-Абад, что смогло бы серьезно усилить роль Китая.

Но китайцы в значительно большей степени боятся мощнейшей дестабилизации в Средней Азии. Если к власти в Ферганской долине придут радикальные исламисты, то пострадают их интересы в бизнесе, выстроенные ими связи с центрально-азиатскими элитами. Для них это очень серьезная угроза, поскольку радикальные исламисты играют большую роль в связях с уйгурскими сепаратистами по дестабилизации Синьцзян-Уйгурского района Китая.

 

- Можно события в Киргизии назвать неудачным опытом «оранжевой революции»?

 

- Да. Хотели организовать нечто, подобное «революции тюльпанов», но оказалось, что страна не готова пойти по пути европеизации, а в итоге может произойти еще большая дестабилизация.

 

- Не получится так, что ее организаторы сами окажутся в проигрыше?

 

- Может получиться так, что представители демократической оппозиции, которые хотели подвинуть Акаева, в случае гражданской войны все будут вынуждены бежать. Если к власти придут южные кланы, им тоже придется бежать. Придется бежать и в том случае, если к власти придут исламисты. А если придет наркомафия, то их всех перестреляют.

 

Беседовал Алексей Диевский
Загружается, подождите...
0