Rambler's Top100 Service

ГУУАМ - форма поэтапной адаптации Украины к условиям Евросоюза

Дмитрий Выдрин
депутат Верховной Рады
15 апреля 2005

Дмитрий Выдрин, политолог, директор Европейского института интеграции и развития, рассказывает о перспективах ГУУАМа и его геополитическом значении.

 

- Способен ли ГУУАМ достичь масштабов крупного регионального объединения с участием Польши и Румынии?

 

- Возможно, если будет найдена точка соприкосновения интересов для всех. ГУУАМ создавался как ассоциация, имеющая особые интересы к транзитам, его иногда еще называли аналогом Великого шелкового пути. Поэтому, если к этому транзитному коридору готовы присоединиться и другие страны, например, Польша, то вполне может возникнуть крупное региональное объединение, с экономической составляющей. Это первое. Второе: ГУУАМ объединяет страны, которые не имеют сильных экономик, но имеют реалистическую психологию. Эта психология зиждется не на старшинстве одного из участников ГУУАМ, не на особых полномочиях одного из участников ГУУАМ, и не на особой военной силе одного из участников, а зиждется на презумпции равенства всех членов объединения, невзирая на их экономический, военный и другой потенциал.

Такая форма сотрудничества сегодня Украину устраивает в максимальной степени, как цивилизованная европейская форма объединения. Я думаю, что психологически Украина чувствует себя неплохо в организации, которая исповедует, прежде всего, европейские принципы создания межгосударственных ассоциаций. Поэтому я тут вижу, кроме экономической составляющей, большую психологическую составляющую. Сегодня ряд постсоветских стран и постсоциалистических стран, ищут такие формы объединения, которые психологические были бы корректны, политкорректны и адекватны сегодняшним европейским тенденциям. В этой ситуации я не вижу причин Польше не присоединиться к этой организации.

 

- Насколько присоединение Польши и Румынии увеличивает перспективы ГУУАМ как геополитического центра в Восточной Европе?

 

- В Европе есть один центр – это ЕС, членом которого является Польша, и я не думаю, что в Европе сегодня возможно создание конкурирующего центра. И уж, конечно, меньше всего Украина хотела бы выступать инициатором создания такого центра. Украина в этом году подаст заявку в ЕС, она уже продекларировала свое стремление, и ГУУАМ в этом контексте она будет рассматривать не как конкурирующее объединение, а как стимулирующий и облегчающее ее вступление в Евросоюз. Иначе говоря, ГУУАМ можно рассматривать как форму поэтапной адаптации Украины к условиям Евросоюза, но ни в коем случае ни как конкуренцию.

 

- Может, ГУУАМ стремиться стать мощным противовесом России и СНГ?

 

- Главные конфликты происходят на почве ценностной ориентации, поэтому если ценности СНГ будут совпадать с Европейскими ценностями, то не будет никаких проблем, если будут СНГ создаваться и дальше как союз не гражданский, а чиновничий, то тогда ГУУАМ будет конкурирующая структура СНГ.

 

- Может ли так быть, что Украина будет активно работать и в ЕЭП и в ГУУАМе?

 

- Скорее всего, Украина будет активно работать и в ГУУАМе, и в ЕЭП, и будет продолжать стремиться в Евросоюз. К сожалению, продолжается внедрение в массовое мировоззрение постсоветских стран мифологемы о том, что можно быть членом только одного союза, и что вступление в другой союз является конкуренцией другим объединениям. Хотя все страны в мире, как правило, входят не в один, а в целую сетку союзов, и чаще всего, эти союзы дополняют друг друга. Поэтому Украина сегодня занимает такую позицию, что ЕЭП при правильном, ненаменклатурном построении, является не альтернативой Евросоюзу, а её дополнением.

 

- Как повлияет сближение Ющенко с ЕС на политику Украины в отношении Приднестровья?

 

- Украина всегда выступала как толерантный посредник, и предлагала свои услуги не для стравливания сторон, а для примирения. Украинские возможности европейские, а позиция в этой возможности к доступу к европейским интеллектуальным ноу-хау, которые связанны с тонкими переговорными процессами. Если Украина будет посвящена в ноу-хау механизмов тонкой ткани европейских интеллектуальных переговорных процессов, то это только увеличит её эффективность, как толерантного посредника. Украина много раз говорила: «Давайте мы предложим вам тот формат, который устроит и Приднестровье и Молдову, давайте мы поможем вам наладить диалог». Наша страна не отказывалась от этой роли, и будет предлагать это делать и дальше.

 

- То есть Украина рассчитывает стать посредником в этом регионе?

 

- Если получится. Вопрос не в Украине, а в том, что эти страны не собираются садиться за стол переговоров, это вопрос консенсуса Молдовы и Приднестровья. Украина не может навязать ни Приднестровью, ни Молдове свое видение конфликта. Конфликт находится на стыке культурологических проблем, особенно языковых, на стыке экономических проблем, точнее полномочий той и другой части Молдовы в плане экономической самостоятельности. Украина может способствовать трансляции политической воли из Приднестровья в Молдову, из Молдовы в Приднестровье, но не может навязать им свою волю.

 

- То есть, Украина не намерена выходить за рамки посреднических функций?

 

- Украина не может переформатировать интересы других стран, это было бы грубым вмешательством. Она может предложить сесть за «круглый стол», где все будут уважать точку зрения друг друга и вести толерантные дискуссии. Посредник позволяет обеим странам грамотно озвучить и донести друг для друга без потерь свои интересы, но посредник никогда не формирует за договаривающиеся стороны их интересы, это уже будет вмешательством во внутреннюю политику чужих стран.

 

Беседовала Инесса Ульянова

Загружается, подождите...
0