Rambler's Top100 Service

Что будут делать политтехнологи в новой системе избирательного законодательства?

Генеральный директор агентства "Нью Имидж", директор Международного института политической экспертизы (МИПЭ)
16 апреля 2005

В связи с одобрением Государственной Думой концепции проекта нового федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» готовятся существенные изменения в целый ряд законодательных актов РФ. О причинах и последствиях этих мер рассказал директор международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

 

- Давайте разберем проблему с самого начала. Кому и зачем нужен этот законопроект?

 

- Я бы разделил вопрос на две части. И в первую очередь определил бы реальность желаемых результатов со стороны власти, которых, как мне кажется, достичь не удастся.

Сейчас проблема «партии власти» в регионах состоит в том, что основной возможностью влияния на избирателей остаются федеральные телевизионные каналы. Но когда речь идет о региональных выборах, то с федерального уровня влиять на ситуацию достаточно сложно. Один-два федеральных канала погоду в такой ситуации не делают.

В гораздо большей степени играют роль региональные каналы и расстановка позиций местных СМИ, которые, латентно или открыто, оппозиционны федеральной власти и, в первую очередь, к ее представителям на местах.

«Единая Россия», например, достаточно часто сталкивается с противодействием даже со стороны губернаторов. И эту проблему сейчас пытаются решить тем, что выборы разного уровня будут проходить по всей стране одновременно. Соответственно, будет создаваться федеральная повестка дня, которая неизбежно повлияет на исход выборов сразу по всей стране.

 

- Теперь вторая часть вопроса. Почему это невозможно реализовать?

 

- Ответ состоит в том, что Россия слишком разнородная страна, в которой трудно найти общий набор аргументов для каждого из регионов. Невозможно одинаково воздействовать на Рязанскую область и, например, на Сахалин.

Во-вторых, к сожалению, сильно снизится осознанность выборов со стороны избирателей, уже потому, что в один день будут происходить выборы разного уровня. Одновременно будут выбирать и депутатов законодательного собрания, и мэров, и представителей местного самоуправления. Люди будут просто путаться в фамилиях.

 

- Почему Вы считаете, что это пойдет на пользу «Единой России»?

 

- Основная мысль состоит в том, что если избиратель не сможет понять, за кого голосовать, то проголосует за «Единую Россию». И эта идея будет, наверняка, проходить по всей стране через федеральные телевизионные каналы.

 

- Вы не считаете, что на самом деле появится проект новой партии?

 

- Не исключаю, но думаю, что, скорее всего, это произойдет не в нынешнем электоральном цикле. По крайней мере, не до выборов в Госдуму, по той простой причине, что сейчас запретили образование блоков, а создание новой партии в такие короткие сроки невозможно. В следующем электоральном цикле, это не исключено. Но сейчас все-таки, видимо, партией власти будет оставаться «Единая Россия». Хотя, возможно появится еще какая-то резервная партия власти, или партия-сателлит, как, скажем, на выборах 1999 года. Тогда у «Единства» в качестве сателлитов выступали «Союз правых сил» и ЛДПР, а на выборах 2003 года в этой роли были ЛДПР и «Родина».

 

- В качестве сателлита будет кто-то из существующих партий?

 

- Вот тут я не исключаю создания новых или использования уже существующих, но обновляющихся в ходе региональных выборов проектов. Эту роль может выполнить, например, «Партия пенсионеров» или «Аграрная партия». Не исключаю, что, учитывая некоторую неконтролируемость в последнее время Рогозина и усталость населения от ЛДПР, а также ограниченность электорального потенциала «Единой России», которая не может претендовать на 50 процентов, возможно, ставка будет сделана не на идеологические, а социально-демографические проекты, такие как «Партия пенсионеров» и «Аграрная партия».

 

- А неконтролируемость Рогозина, может быть, кем-то контролируется?

 

- Сложный вопрос. Дело в том, что сейчас Рогозин устраивает власть, как некая квазиоппозиция, которая позволяет распылять оппозиционное поле. Но дело в том, что следующие выборы будут другими. Если такая оппозиция Рогозина приемлема в ситуации безусловного лидерства Путина, то в 2007 году будут праймериз преемника, тогда, возможно, Рогозин перестанет устраивать. Именно поэтому он тоже будет претендовать на позицию преемника. Но именно для того, чтобы не давать ему несбыточных надежд, думаю, что его на этом пути остановят.

 

- Как Вы относитесь к возможному изменению ценза на неправильно заполненные списки в поддержку той или иной партии?

 

- Конечно, я считаю абсолютно неправильной идею о снижении количества допустимого брака в подписях с 25 до 5 процентов, потому что это усиливает возможность использования административного ресурса.

 

- Есть еще и финансовый ресурс. Но предполагаемые ограничения, похоже, не позволят партиям и их спонсорам воспользоваться им в полной мере. 50 рублей на одного избирателя трудно рассматривать как серьезную цифру. При нынешних ценах такие деньги не выглядят впечатляющими.

 

- Конечно, это несерьезно. Но я думаю, что все же реально надо добиваться того, чтобы выборы у нас были прозрачными, но пока избирательное законодательство остается каким-то иезуитским. Вот сейчас, например, в Рязани продолжается дело по поводу и превышения Шпаком допустимого размера предвыборного фонда.

Возможно, нарушения и были, но давайте не будем ханжами и поймем, что любого избранного губернатора можно спокойно отправлять в отставку по тем же причинам, потому что большинство наших губернаторов превысили избирательный фонд, за исключением регионов, где существует высокий уровень избирательного фонда, как, например, в Приморском крае.

 

- Может быть, таким способом пытаются отсечь олигархов?

 

- Смешно. Ну за каким из наших губернаторов не стоят олигархи? Крупный бизнес всегда играет в политику. Он будет в нее играть, и никто его не отсечет.

 

- Но в итоге получается, что олигархи уже контролируют целые регионы?

 

- Если говорить, например, о Хакасии – это, скорее, исключение из правил, потому что она относится к малым регионам. В крупных регионах, таких, как Красноярский край или Иркутская область, не может контролировать экономику одна финансово-промышленная группа. Дело не в том, что закон о выборах плохой, а в том, что в Хакасии «Русский алюминий» представляет преобладающую отрасль. А в том же Красноярском крае существует не только «Норильский никель». Многие боялись, что когда губернатором станет Хлопонин, то «Норильский никель» приватизирует Красноярский край. Но этого же не произошло.

 

- Но Хлопонин все же пришел из «Норникеля». И без него он, скорее всего, не состоялся бы как губернатор.

 

- Несмотря на то, что Хлопонин пришел из «Норильского никеля», приватизации Красноярского края этим предприятием не произошло именно по этой причине. Его позиции, конечно, усилились. Но там существуют еще и интересы «РусАла», и других крупных компаний.

 

- Новый законопроект снижает возможность использования административного   ресурса, когда губернатор, возглавляет партийный список, как было в Ямало-Ненецком округе? Теперь этого не будет?

 

- Посмотрим, в каком виде депутаты примут этот закон. Но я считаю, что это было бы правильно. Вот давайте посмотрим: на выборы в двух регионах, где в этом году «Единая Россия» превысила результаты федеральных выборов. И в Воронеже, и в Ямало-Ненецком округе во главе списка были губернаторы. В итоге фактически выборы там превратились в референдум доверия губернатору.

 

- Введение запретов на создание партийных блоков не приведет к сужению политической площадки?

 

- Возможно и приведет. Но в первую очередь это ударит по партии власти. Ведь созданное «Единство» изначально было блоком. Да и «Родина» еще недавно была блоком. И я думаю, что это как раз усилит возможности оппозиции.

 

- Может быть, в первую очередь пострадают правые партии?

 

- В принципе, да. Но у нас существующие правые партии и так уже находятся в издыхающем состоянии. А новую правую партию за оставшееся до выборов время создать нереально.

 

- Как она все-таки может быть создана? Сверху или снизу?

 

- Возможны оба варианта. Реальный электорат у правых есть. Но ей должна стать партия с патриотической окраской. По сути дела, она должна забрать часть голосов, которые получил блок «Родина» в 2003 году, скажем, в Москве. Москва ведь голосовала за «Родину» не как за националистов, а как за «новых умных». В 1999 году умным был Кириенко, и за него голосовала значительная часть московского электората, а в 2003 году умным оказался Глазьев. Но, в принципе, это не его ниша, тем более, что я очень сильно сомневаюсь, что он будет в списках «Родины». Соответственно, есть ниша молодых и умных, патриотически-ориентированных людей. Но Рогозин, например, эту нишу не сможет занять.

 

- Наверное, самый патриотичный у нас сегодня Жириновский. Он же предлагал помыть сапоги в Индийском океане.

 

Он мне несколько раз подтверждал, что ничего подобного не говорил. Утверждает, что его неправильно поняли.

Но Жириновский не претендует на роль умного. Он в большей степени играет роль шута, которому позволено говорить правду. Но я говорю сейчас о некоем архитипическом образе Прометея, человека, который приносит новое знание, содержание, идею, те же самые западные ценности, но с патриотическим уклоном. И эта ниша сейчас свободна в нашем политическом пантеоне.

В какой-то степени ее реализовывал в 1999 году «Союз правых сил», но он реанимации уже не подлежит. Поэтому есть свободная ниша. Здесь может сыграть, например, Касьянов, который, впрочем, слабо начал. Его самой большой ошибкой стало то, что он проафишировал свои консультации в Америке, чем сразу отсек патриотическую составляющую. Я думаю, что эту фразу ему не раз еще припомнят.

 

- Вы думаете, действительно, Касьянов мог бы сыграть на стороне правых сил?

 

- Да, конечно. Последняя фокус-группа, которую мы проводили, на фоне роста негативного отношения к правительству Фрадкова показала рост положительных оценок Касьянова.

 

- Ностальгия по более удачливому премьеру?

 

- Скорее, по более самостоятельному. Сразу после назначения Фрадкова, у него был очень высокий кредит доверия. И были очень жесткие оценки Касьянова. А сейчас на фоне технического правительства Фрадкова люди уже говорят о том, что Касьянов был более самостоятельным, и у него была своя позиция. И на фоне этого образа правительства возникает некоторый рост положительных оценок кабинета Касьянова и его лично. Но дело в том, что это бесконечно не продлится. По сути дела, ему надо начинать играть или сейчас, или не начинать уже никогда.

 

- Если его воспринимают как более удачного премьера, то это не гарантирует ему президентские полномочия. Даже напротив.

 

- Я считаю, что шансы Касьянова на президентство полномочия близки к нулю. Они очень невелики. А шансы на то, чтобы сыграть свою игру в качестве лидера партийного проекта достаточно велики.

 

- В СПС?

 

- Не в СПС. Нужна новая правая партия, где уже не будет Чубайса и других. И если он сможет создать новую правую партию, тогда у него есть шансы.

 

- Куда при этом денутся «Яблоко», СПС?

 

- Растворятся в какой-то другой партии. Учитывая новое законодательство о выборах, им либо придется создавать новую партию, либо рассчитывать на совсем смешные проценты, либо, как НДР в 1999 году, вступать в ряды новой партии.

 

- А может, перенести политику в регионы, где у них больше шансов?

 

- Перемещение в регионы возможно или при примате популистских технологий, которые не могут быть отработаны на уровне федеральной кампании, или при простой договоренности по поводу административного ресурса с губернаторами. Но этого не будет. Так можно играть на уровне региона, но не на федеральном уровне. Я, в принципе, не исключаю, что проект СПС еще может сработать, но для этого надо полностью поменять лидерский состав.

 

- На кого? Вы снова о Касьянове?

 

- Нет. Для него нужна другая партия. А для СПС есть и другие варианты.

 

- Отсутствие правых партий не искажает нормальную политическую картину?

 

- Искажает. Но, с другой стороны, правым партиям тоже надо вести себя более адекватно. Кстати, хочу обратить внимание, что во всех случаях, когда СПС переходил барьеры на выборах в региональные законодательные собрания, он шел на выборы совсем не под правыми лозунгами. Были популистские лозунги в стиле раннего Жириновского, разве что без национализма.

 

- Как в нынешней ситуации могут действовать политтехнологи? Есть какие-то наработки к тому, чтобы действовать в новой ситуации?

 

Я никаких проблем не вижу. Даже предполагаю дополнительный ресурс для альтернативных и достаточно новых проектов. Есть и как бы обновленные проекты. «Партия пенсионеров» и «Аграрная партия». Впрочем, я не исключаю и появления новых партийных проектов, скажем, в 2006 году или в конце этого года. Избиратели нуждаются в новом предложении, поэтому его надо сформулировать и преподнести достаточно красиво.

 

- Вы берете большие проекты. А в работе политтехнологов на традиционных выборах, например, в законодательные собрания, есть что-то новое?

 

- Единственная проблема состоит в том, что кандидатов будут снимать за превышение количества подписей, но на рынок услуг политических технологий введение единого дня выборов, вряд ли скажется. И пятипроцентный ценз на подписные листы тоже, скорее всего, уберут

 

- Такие надежды есть?

 

- Депутаты же понимают, что в какой-то момент это и по ним может ударить.

Беседовал Алексей Диевский

Загружается, подождите...
0