Rambler's Top100 Service

Проект балтийского газопровода вызовет много баталий в Европе

директор по программам России в германском совете внешней политики, Берлин, автор биографии Владимира Путина под названием «Немец в Кремле»
3 мая 2005
Александр Рар, немецкий политолог, директор программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике, рассказывает о перспективах балтийского газопровода для России и Германии.

 

- Александр Глебович, какие возможности открывает проект балтийского газопровода для России и Германии?

 

Газопровод через Балтийское море – это грандиозный экономический и геополитический проект, который будет иметь огромное значение для роли России в Европе. Построить его будет достаточно сложно, поэтому дело политиков, создать условия для того, чтобы предприятия, концерны действительно осуществили задуманное.

Проект позволит российский газ поставлять на европейский рынок, минуя сложную транзитную систему Восточной Европы – Украину, Польшу и прибалтийские страны. По политическим и коммерческим соображениям к этому проекту должна подключиться Англия, потому что без транзита в Англию проект теряет смысл.

Конечно, проект вызовет много баталий в самой Европе, потому что сейчас на газовом транзите очень много стран зарабатывает немалые деньги. Страны, которые находятся между Германией и Российской Федерацией, всегда требовали, чтобы их, как политический фактор, всерьез подключали к большой энергетической игре, к большому энергетическому альянсу, который сейчас создается на европейской территории. Поскольку газопровод будет проходить в обход Европы, прямо по дну Балтийского моря в Германию, то, естественно, страны Средней и Восточной Европы будут протестовать и всячески препятствовать его реализации. Поскольку эти страны потеряют политическое влияние и экономическую выгоду.

Поэтому эти страны уже сегодня пытаются разработать вместе с Украиной альтернативный проект газопровода через страны ГУУАМ, Иран, в Туркмению и Узбекистан, минуя Россию.

Эти конкурирующие проекты сейчас находятся в самой начальной стадии, неизвестно, какой из них будет на самом деле реализован, но это означает, что Европейский Союз пока не определился по будущему энергетическому альянсу. Положение России здесь достаточно сложное. На постсоветском пространстве энергетический альянс Европы вызывает две конкурирующие модели, две конкурирующие политики, две конкурирующие цели, которые могут привести к конфликту.

 

- Как Вы считаете, этот проект задумывался как альтернативный вариант транзита газа в обход Украины?

 

- Он не задумывался как альтернативный, он задумывался как коммерческий. В первую очередь, нужно думать о том, кто эти газопроводы будет строить. Политики могут выдумывать тысячи геополитических схем, но на деле кто-то за эти схемы должен платить, у государств на это денег нет. Поэтому за проложение нефте- и газопроводов по территории Европы или Евразии платят, соответственно, концерны. Их нужно стараться подключать, так как просто заставить вкладывать деньги, во всяком случае, со стороны Запада, невозможно. Проект должен быть коммерчески выполнимым и логичным. Идея балтийского газопровода кажется достаточно разумной, поскольку газ нужен Европе. Существующая сегодня трубопроводная система через Польшу, через Украину, перегружена. Поэтому логично, что строится газопровод через Балтийское море, а не прокладывается второй или третий через территорию Польши и Украины.

 

- Какие конкретно шаги должно предпринять руководство России, чтобы осуществить задуманное?

 

- Прежде всего, политически подталкивать этот проект, искать политическую поддержку не только со стороны Германии, но, в первую очередь, со стороны Англии, со стороны других западноевропейских стран, может быть, Франции, которая тоже заинтересована в том, чтобы Россия через энергетический диалог подключалась бы к общему европейскому пространству. Я думаю, что вопрос о сотрудничестве в Евросоюзе в области энергетической безопасности должен более конкретно обсуждаться с Францией, с Англией и с Германией, с тем, чтобы через них потом влиять на Европейский Союз. Кроме того, Россия должна заинтересовать западные фирмы, чтобы общеевропейское пространство становилось реальностью.

 

- Какие последствия реализация этого проекта будет иметь для Украины?

 

- Для Украины этот проект будет иметь негативные последствия, потому что она исключается таким образом из энергетического альянса. Именно поэтому Украина сейчас старается с Польшей, с Ираном, с Туркменистаном и с Грузией выстраивать альтернативные схемы.

 

- Что Вы думаете об СНГ и роли Украины в этом союзе?

 

- Сейчас создается впечатление, что Россия стремительно теряет СНГ, СНГ разваливается на глазах, страны больше ничего не связывает. Если Россия не может объединиться с Белоруссией, то грош цена всему постсоветскому пространству под названием СНГ. СНГ существовало как площадка для общения лидеров государств, но сейчас Украина начала процесс разрушения СНГ, создавая параллельно дееспособный в политическом плане альтернативный союз ГУУАМ. Этот союз еще в 99-м году был создан в Вашингтоне и до сих пор поддерживается Америкой и другими достаточно крупными державами, в том числе Польшей, Болгарией, Румынией, которые в открытую сейчас начинают лоббировать этот проект.

Это все результаты революций, которые происходили в последние месяцы на постсоветском пространстве. После 15 лет относительно спокойного плавания, за исключением небольших технических конфликтов, сменяются периодом больших политических изменений, судьбу которых предсказать очень сложно.

Главное, все должно решаться мирным путем. И, конечно, противостояние СНГ и ГУУАМ не должно привести к серьезнейшим конфликтам на территории бывшего Советского Союза.

Возникает вопрос, как на это будет реагировать Россия. Процесс расширения НАТО и расширения ЕС достаточно логичный с точки зрения Запада, потому что Запад экспортирует свои ценности, свои идеи, свою культуру, свое видение на восточноевропейское пространство. Кроме России, все страны, даже в Каспийском регионе, приветствуют это влияние Европейского Союза.

Россия может отреагировать на него только двумя альтернативами: или войти самой в этот процесс и сказать себе, что наше будущее тоже в Общей Европе, и что Россия выиграет оттого, что войдет в НАТО и в Европейский Союз, как, в свое время, Германия. Или же Россия будет противиться этому процессу, исходя из того, что Россия отдельная цивилизация, отдельная культура, что Россия страна со своими интересами, которой не нужна Европа. В этом случае, на постсоветском пространстве, на евразийском материке могут возникнуть очень серьезные проблемы.

 

- По Вашему мнению, какой путь выберет Россия?

- Я лично склоняюсь к первому варианту. Как человек, который живет в Германии, и видит, насколько Германии пошла на пользу интеграция в Общую Европу. Германия только выиграла, во всяком случае, в плане безопасности и в экономике от этого процесса. И я смею предположить, что и Россия не обязательно проиграет оттого, что станет одним из «китов», может быть, даже ведущей державой Европы.

 

Беседовала Инесса Ульянова

Загружается, подождите...
0