Rambler's Top100 Service

Запад волнует лишь число жертв в Андижане, а не причины мятежа

Директор Центра Центральноазиатских и Кавказских исследований
16 мая 2005
 События в Узбекистане вызвали различную реакцию в политических международных кругах, о том, какое восприятие беспорядков в Андижане царит в настоящее время на Западе, рассказывает Мурад Эсенов, директор Центра Центральноазиатских и Кавказских исследований (Швеция).

 

- Какова реакция западного общественного мнения на события в Узбекистане?

 

- Реакция западного общественного мнения на события в Узбекистане - это, прежде всего, реакция на информацию о жертвах. Сейчас идет поток информации о том, что в ходе волнений в Андижане погибло 500 человек, отдельные издания дают цифру в 700 погибших. Говорится о том, что среди убитых женщины и дети, и западное общественное мнение на это реагирует довольно жестко, поскольку, если это реальный факт, то число жертв огромно.

Официальные власти Узбекистана создали информационную блокаду вокруг Андижана, поэтому мы имеем много противоречивой и, возможно, недостоверной информации. Чем бы ни были вызваны эти беспорядки, западное общественное мнение будет реагировать только на количество жертв среди мирного населения, а не на причины беспорядков. Поэтому я думаю, что узбекские власти должны дать реальную информацию о событиях в Андижане. Нельзя критиковать западное общественное мнение за то, что они, в свою очередь, критикуют Узбекистан. Как я уже говорил, они реагируют на жертвы среди мирного населения, и я думаю, что это правильно.

А что касается самих беспорядков, то я не вижу никаких "цветных революций" в Узбекистане, поскольку там нет условий для осуществления таких революций. Они проходят там, где есть определенный уровень политической свободы, свободы средств массовой информации, поскольку надо мобилизовать общественность для того, чтобы осуществить революцию, а мобилизовать ее могут только свободные СМИ и свободные политические организации. Таковых в Узбекистане нет, следовательно, нет и условий для организации революций. То, что там произошло, это, безусловно, протест против тяжелой социально-экономической ситуации, который используется активными в Ферганской долине исламскими радикалами.

 

- А что пишут шведские газеты о событиях в Узбекистане?

 

- Не только шведские, я с утра просмотрел и другие европейские издания, все рассказывают в основном о жертвах, которые имели место в результате подавления мятежа. То есть, на первом месте – количество жертв, а уже дальше делаются попытки проанализировать причины происходящего в регионе. Среди причин называются неудавшиеся экономические реформы и отсутствие либерализации. То есть, ничего нового нет, обычные стереотипные мнения о том, что в регионе установлен диктаторский режим, а дальше все уже идет по проторенной дорожке, что необходимы реформы и либерализация.  

 

- Как Вы полагаете, каковы перспективы развития ситуации в Узбекистане?

 

- То, что там начались беспорядки, для меня не было новостью, поскольку я слежу за событиями в Ферганской долине и во всей Центральной Азии. Там, действительно, провалились и политические, и экономические реформы. Когда реформы проваливаются, возникает острая социальная напряженность, которую, чаще всего, и используют радикалы – либо религиозные, либо партийные. В Узбекистане провал социальной и экономической политики привел к социальной напряженности, которой и воспользовались радикальные исламисты.

Радикальный ислам там действительно существует. А из-за отсутствия иной оппозиции недовольный народ, как правило, верит исламистам, как единственной альтернативной власти силе. С другой стороны, президент Узбекистана Ислам Каримов, я думаю, действовал также, как на его месте действовал бы любой президент любого государства для подавления мятежа. То, что до мятежа довели дело, конечно, вина властей. А то, что мятеж был подавлен официальными властями, я думаю, любое нормальное правительство поступило бы точно так же.

 

- Насколько, по Вашему мнению, события в Киргизии стали катализатором событий в Узбекистане?

 

- Безусловно, события и в Киргизии, и в Грузии, и на Украине оказывали воздействие на события в Узбекистане, поскольку это пример: люди видят, что, организуя массовые беспорядки, мобилизуя население, можно сопротивляться властям достаточно эффективно. Ведь если исходить с точки зрения формального права, конституций этих стран, в них действительно прошли антизаконные акции. Но народ увидел в других республиках, что, выступая таким образом, можно осуществить смену власти, а то и захватить власть.

 

- Можно ли говорить о том, что сопротивление официальным властям становится тенденцией для региона?

 

- Я не могу сказать, что следующей будет такая-то страна, в отличие от президента Саакашвили. Но я предполагаю, что тенденция уже есть, поскольку политические режимы стран Центральной Азии, а также Южного Кавказа, многие из которых были установлены в конце 80-х годов, начинают себя изживать. Меняются времена, меняется ситуация, с новыми проблемами справляться эти власти не могут. И поэтому все идет к тому, что смена власти произойдет во всех республиках региона. Искусственным путем остановить это будет очень сложно.

Здесь не надо видеть только происки Запада, здесь, прежде всего, объективная причина: старые власти не могут решать возникшие проблемы, они создали сами очень много проблем, но решать эти проблемы не могут. Тем более, к тем проблемам, которые они успели уже создать – половинчатые реформы, бедность, безработица, – появляются новые проблемы - проблемы глобализации, а эти новые вызовы для режимов абсолютно непонятны.

Приход новой власти, я думаю, произойдет в скором времени во всех республиках и Центральной Азии, и Кавказа. Я не могу сказать, кто будет следующий, но такого рода волнения, мирные или полувоенные, или военные мятежи будут происходить в государствах региона довольно регулярно, я предполагаю, до тех пор, пока не сменятся окончательно власти и не установится новый порядок.

 

- А как бы Вы оценили позицию России в этом регионе?

 

- Россия сильно отстает от событий, происходящих в странах этого региона, она постоянно пытается догнать события, а вот превентивных мер никаких не проводит. Западные страны имеют десятки, сотни неправительственных организаций в этих регионах. Поэтому Запад имеет хорошую информацию, имеет определенные возможности мобилизовать те или иные силы, а Россия просто наблюдает за ситуацией. А потом, когда начинают там происходить революционные события, пытается вмешиваться. Но из-за отсутствия рычагов влияния это вмешательство выглядит как имперская акция, а не как дружеская поддержка.

Россия должна была уже давно активно работать не только с правительствами стран Центральной Азии и республик Южного Кавказа, но и, как это делается сейчас во всем мире, с неправительственными организациями, создавать свои средства массовой информации, создавать свои неправительственные организации, проводить российские интересы в государствах региона, формировать пророссийские настроения в элите, в молодежной среде.

Все это стоит денег, но это все равно дешевле, чем потом окончательно терять влияние в регионе. Россия, к сожалению, таких действий не предпринимает. Если вы обратите внимание на Центральную Азию и Кавказ, там практически нет ни одной российской газеты, которая бы была создана на российские средства и писала бы о российских интересах. А в то же время там можно найти сотни изданий, которые издаются на транши западных организаций и проповедуют, пропагандируют их ценности.

 

- А можно ли рассматривать деятельность этих западных центров как одну из причин событий?

 

  - Они создают среду, если и не организовывают конкретно. Но это не относится к последнему мятежу в Узбекистане.

 

- Тем не менее, влияние Запада на эти события есть?

 

- Безусловно, они создают определенную среду. А применительно к Грузии и Украине, так там они вообще активное участие принимали. Например, в ходе украинских выборов работали специально созданные социологические центры и различные общественные структуры. То есть, если говорить о событиях в целом, то влияние Запада есть. Но если говорить конкретно о мятеже в Андижане, то я здесь связи не вижу.

Беседовала Жанна Лабутина 

Загружается, подождите...
0