Rambler's Top100 Service

Россия должна понять: есть принципиальная разница между событиями в Киргизии и Узбекистане

Телеведущий, руководитель центра стратегических исследований религии и политических событий современного мира
16 мая 2005
Максим Шевченко, руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира, высказывает свою точку зрения на события, происходящие в Узбекистане.

 

- Как бы Вы оценили ситуацию в Узбекистане?

 

- В Узбекистане имеет место народное восстание против бесчинств режима. Дело в том, что на протяжении последних лет мировые правозащитные организации «Хьюман райтс уотч» и остальные предупреждали о том, что узбекский режим является террористическим по отношению к собственному народу. Под предлогом исламизма на самом деле в тюрьмы брошены тысячи людей. События в Андижане имели такую же подоплеку. Власти инициировали судебный процесс в отношении секты «Акрамия», последователи и ученики Акрама Юлдашева, человека который уже семь лет пребывает в застенках, при этом – это один из уважаемых и авторитетных людей республики. Был организован процесс над двадцатью тремя бизнесменами, которые были обвинены в финансировании его деятельности. Они заявляли, что власти имели к ним претензии в основном по экономическим вопросам. Дело в том, что Андижан, это Ферганская долина, пространство самых политически активных и интеллектуальных жителей Узбекистана. По моему мнению, жители этого региона просто восстали против властных структур.

 

- То есть, по Вашему мнению, это очередная революция в Азии?

 

- Пока это восстание. Это не революция, это спонтанное восстание. Революция – это все-таки подготовленная вещь, спланированная и управляемая. В данном случае мы имеем дело со стихийным восстанием группы людей, среди которых те, кто занимается бизнесом, кто имеет сильные позиции в местном узбекском социуме. Я не считал бы это революцией. Это может перерасти в революцию, если власти будут продолжать следовать тактике насилия.

 

- Сейчас можно спрогнозировать как поведет себя в этой ситуации России, как поведет себя мировая общественность? Те же Соединенные Штаты?

 

- Пока Россия, судя по тем сообщениям, которые поступают, придерживается политики нейтралитета и считает это внутренним делом Узбекистана. Характерно, что поступают сообщения о том, что лидеры восставших пытаются апеллировать к России и лично к президенту Путину, как к возможному авторитетному посреднику. Это говорит о том, что для населения бывшего Советского Союза, по крайней мере для его азиатской части еще существует образ Москвы и образ России как некоего центра справедливости. В интересах Москвы поддержать этот образ. Худшим вариантом сейчас для России было бы солидаризироваться с каримовским режимом и поддержать вооруженное подавление восставших.

Восстание носит общенародный характер и оно развивается и усиливается с каждым выстрелом, который каримовские опричники дают в народ. Повстанцы заявили, что они захватили каких-то снайперов, которым было приказано стрелять в толпу, это все очень серьезно. Мне кажется, Россия должна очень четко разобраться в том, что есть принципиальная разница между событиями в Киргизии и событиями в Узбекистане. Политика американцев будет следующей, я так думаю. Дело в том, что Каримов несмотря на всю риторику, является союзником США в регионе. Проблема просто в том, что американцы зачастую тех, кто верно им служит и дает им территорию своей страны под военные базы, как это было в случае Каримова, снимают с доски, поскольку им нужны не стабильные режимы, а им нужна ситуация общей дестабилизации, в которой можно было как в мутной воде ловить рыбу, поднимать тех или иных полевых командиров. Узбекистан очень неоднороден, там есть районы, заселенные таджиками, есть регионы, где большинство населения – казахи. Я прямо вижу как карта Узбекистана распадается по сценарию такого условного сепаратизма.

Поэтому я думаю, что американцы будут действовать предельно цинично. Они будут способствовать развитию насилия, потому что это в их интересах. После этого они будут способствовать тому, чтобы Каримов и каримовский режим как можно больше запятнал себя кровью. Они одновременно будут акцентировать внимание официального режима Узбекистана на том, что повстанцы – это исламисты. А потом появятся некие демократы, я это называю проект Диляны Плавшич, который и вступит в переговоры с мировым цивилизованным сообществом после того, как каримовский режим будет сдан. В интересах России проявить как можно более активную позицию в Узбекистане. Надо дать принципиальную оценку тому, что там происходит.

 

Беседовала София Пригара
Загружается, подождите...
0