Государственная политика в области охраны детей не сформирована

Татьяна Яковлева
Член Бюро Высшего совета Партии, Первый заместитель Руководителя фракции "Единая Россия"
26 Май 2005

Ежегодно число детей в России уменьшается более чем на миллион. Стабильно высоким остается уровень смертности детей в возрасте от десяти до семнадцати лет от суицидов, травм и несчастных случаев. При этом показатели детской смертности в России в 2-3 раза выше, чем в Европе. Число детей–инвалидов в стране составляет более шестисот тысяч. О причинах такой ситуации мы поговорили с председателем Комитета Государственной Думы по охране здоровья Татьяной Яковлевой.

 

- Почему вопрос детской смертности возник сейчас? Произошли какое-то резкие изменения?

 

- Никаких резких перемен не произошло. Мы рассматриваем этот вопрос в плановом порядке. Проведение «круглых столов» запланировано уже даже и на осеннюю сессию. А эту тему мы решили обсудить, поскольку она действительно актуальна.

Мы много говорим о демографии, которая зависит от очень многих вещей. У нас в последнее время прошло много реформ, проходят административная, судебная реформы, реформы образования, здравоохранения. В первую очередь все они касаются наших детей. Это не громкие слова, и президент в своем ежегодном послании говорит о демографии.

Но, принимая многочисленные законы, мы зачастую нарушаем права детей. Конечно, это происходит не умышленно, просто когда правительство вносит в Государственную Думу законопроекты, оно не учитывает того, как будет влиять их реализация на здоровье детей. Казалось бы, что ни налоговый, ни жилищный кодексы ни законы о разграничении межбюджетных отношений, о местном самоуправлении не имеют никакого отношения к детям. Но это не так. Все это касается детей, которые не могут выходить на улицы, устраивая митинги и забастовки. Они, к сожалению, не совершеннолетние, они дети.

Сейчас мы хотим вновь поднять эту тему и дать поручение правительству, чтобы оно провело анализ всех законодательных актов, принятых в последнее время, на предмет того, как прослеживаются права детей и как они влияют на их здоровье. И есть ли вообще государственная политика в области охраны детей. Мы считаем, что ее нет. Она не сформирована и даже не осознана. Существуют только какие-то отрывочные моменты ее реализации, но концепции охраны детей не существует.

Совсем недавно на коллегии Минсоцразвития была рассмотрена концепция по охране детей, создан национальный план выполнения мероприятий, но мы считаем, что он станет очередной декларацией, если мы не поднимем эту тему, потому что сделано все правильно и красиво, но оторвано от реальности и, главное, что под это не предусмотрено финансирование. А что можно сделать без финансирования?

К тому же концепция требует изменения законодательства. И все это превращает планы в декларацию правительства, которое только заявляет, что заботится о детях. Но так нельзя поступать, потому что все устали от декларативных бумаг. Поэтому мы хотели сделать на основе этой концепции закон об охране прав детей. Второй идеей была попытка посмотреть как в законодательстве просматриваются права ребенка, охрана его здоровья.

И не стоит забывать, что мы, в принципе, говорим о будущем России. Не даром мы пригласили на слушания даже Генеральную прокуратуру, представители которой подтвердили, что они также видят нарушения прав детей и то, что при перераспределении межбюджетных отношений министерства просто отказываются от многих функций по отношению к детям.

 

- Как кандидат медицинских наук, Вы оцениваете эту проблему как медицинскую или социальную?

 

- Эта проблема не только медицинская. Я бы назвала ее медико-социальной. Все привыкли в таких случаях говорить о здравоохранении, но здравоохранение и охрана здоровья представляют совершенно разные вещи. Здравоохранение всего лишь медицинская составляющая охраны здоровья и от нее, действительно, зависит здоровье, но всего приблизительно на 8 процентов. Остальное составляют социальные факторы. И как бы, медики не бились, мы эту проблему решить не сможем. Именно поэтому я и говорю о своде законов.

 

- Может, лечить надо не столько детей, сколько их родителей или общество в целом?

 

- Конечно. Но мы, поднимая детскую проблему, пытаемся решить проблемы общества. Отделяя ребенка от отца и матери, мы проблему не решим. Все надо рассматривать в совокупности. Но мы пытаемся определить хотя бы свой медицинский вопрос.

Если посмотреть концепцию охраны детей в Российской Федерации, то станет ясно, что мы говорим о профилактическом направлении и не только говорим, но и прописываем ее в законодательном плане. Если мы эту программу выполним, то у нас не будет таких врожденных уродств и инвалидизации, говоря чисто медицинским языком, которую приходится наблюдать сейчас. По крайней мере, мы в этой концепции решаем свою медицинскую составляющую, но в то же время затрагиваем и охрану здоровья женщины и отца, о чем мы порой забываем. Об отце ребенка тоже надо помнить.

Вы конечно понимаете, что одномоментно все проблемы в России решить невозможно, но если хотя бы немного сдвинуть проблему с мертвой точки, уже будет неплохо. Надо все объединить и рассмотреть в комплексе. А сейчас у нас, если выходят на улицу инвалиды, это означает, что нужно сделать что-то для них. Но системного подхода к защите здоровья детей по-прежнему нет.

 

- Какие основные проблемы: алкоголизм, наркомания?

 

- У нас проблем очень много, но вы правы в том, что именно эти проблемы стоят на одном из первых мест. Тем временем, мы знаем, что реформа здравоохранения нужна, но денег на нее, как всегда, нет, а какую реформу можно сделать без денег, я просто не представляю.

В разговоре с нашими учеными выявились три главные направления, где нужно сосредоточить основные усилия. В первую очередь речь идет о реорганизации самой системы здравоохранения. Во-вторых, у нас абсолютно уничтожена статистика. В Министерстве здравоохранения даже нет отдела статистики, но без этого невозможно что-либо планировать, в первую очередь финансы, намечать какие-то болевые точки.

Сейчас программа направлена а первую очередь против инфекции, но это не только привычные заболевания в виде ветрянки и кори, есть еще и венерические инфекции, что потом приводит и к бесплодию, к снижению рождаемости.

 

- Но от этого не умирают.

 

- Но мы говорим не только о смертности. Растет инвалидность. 605 тысяч детей-инвалидов. И это еще не предельная цифра. Я Думаю, что детей-инвалидов у нас в два раза больше. Просто не всех ставят на учет. И какое у нас будет общество если инвалидами становятся с детства.

Второе, куда сейчас необходимо направлять деньги, и в этом я с вами совершенно согласна, это токсикомания в широком смысле слова. Сюда входит и алкоголизм, и наркомания. Мы много об этом говорим, но еще не пришли к осознанию того, что это просто бич нашего общества. А ведь это касается нашего молодого поколения, детей.

 

- Может, у родителей просто нет денег для того, чтобы нормально воспитывать детей?

 

- Я с этим совершенно не согласна. Конечно, нужно повышать заработную плату, обеспечить полную занятость. Все это правильно, но наркомания растет и в семьях с хорошим достатком. И если вы загляните в клубы, где тусуется элитная молодежь, то выясните, что там без наркотиков не обходится.

 

- На законодательном уровне Вы готовы решить эти вопросы?

 

- Сейчас мы запросили институты правоведения, независимой экспертизы, чтобы они сделали анализ законодательных актов по защите здоровья детей. Мы пытаемся решить проблему, хотя объять необъятное невозможно.

 

Беседовал Алексей Диевский
Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум