Rambler's Top100 Service

«Большая восьмерка» в отдельных аспектах более эффективна, чем ООН

Сергей Ознобищев
Директор Института Стратегических оценок МОНФ; начальник аналитического центра Управления Президиума Российской Академии Наук
6 июня 2005
Сергей Ознобищев, д иректор Института Стратегических оценок МОНФ; начальник аналитического центра Управления Президиума Российской Академии Наук, говорит о том, как Россия сможет использовать свое председательство в "Большой восьмерке".

 

- Какова роль «Большой восьмерки» в мировой политике на сегодняшний день?

 

- «Большая восьмерка» начиналась с клуба лидеров для обсуждения насущных проблем, прежде всего экономических. Это был 1975 год, и в таком клубном режиме дожили до наших дней. Разница лишь в том, что сейчас решения «большой восьмерки» отображаются в виде тех или иных документов, реализация которых практически обязательна для стран-участниц обсуждений. На мой взгляд, «большая восьмерка» - эффективная организация, которая постоянно трансформирует свои формы работы. Организация сегодня крайне эффективна, потому что путь от принятия решения на самом высоком уровне до его исполнения очень короткий. Практически отсутствуют межведомственные согласования, что является бичом любой, особенно, международной структуры. Я думаю, «большая восьмерка» в отдельных аспектах более эффективна, чем Организация Объединенных Наций и другие формы сотрудничества великих держав.

 

- Сможет ли Россия эффективно использовать свое председательство в «Восьмерке» и какие вопросы она может решить?

 

- Абсолютно уверен, что Россия будет там ставить широкий круг вопросов в самых различных областях и, естественно, в той редакции, которая отвечала бы нашим интересам. Проблемы глобализации, проблемы бедности, другие актуальные сейчас для России вопросы. Обсуждаться, конечно же, будет и проблема терроризма. Проблемы телекоммуникаций в новом глобализующемся мире, наверняка поднимут проблему Арктики, проблему чистого воздуха, чистой воды, здравоохранения. Уверяю вас, что все, что только может на сегодня составлять проблемы, будет заявлено в той редакции, которая отвечает нашим интересам. Безусловно будут говорить об обеспечении глобальной безопасности, контроля над вооружениями, в частности, постараются ратифицировать Договор о запрещении испытаний ядерного оружия, демилитаризации космического пространства. В общем, мы поставим все проблемы, которые сегодня существуют, но в нашей трактовке. Насколько она пройдёт, это покажет время.

 

- Председательствуя на столь ответственном посту мы должны исходить из своих интересов или все-таки руководствоваться общемировыми стандартами?

 

- В сегодняшнем мире это разделение все менее и менее чувствительно. Наши интересы – это обеспечение конституционного порядка в Чечне, а это сейчас тесно взаимосвязано с проблемой терроризма. Наши интересы – это здоровье нации, и сейчас уже борьба против СПИДа, против распространения наркотиков – это тоже мировые проблемы. Поэтому узкоспециальных проблем остается все меньше, но, например, такая проблема, как приток инвестиций в Россию, интенсификация такого притока, конечно же, это проблема, прежде всего, российская. Но и она имеет международный аспект, поскольку мировые капиталы заинтересованы присутствовать в нашем экономическом пространстве.

 

- Насколько актуальна проблема атомной энергетики?

 

- Что касается атомной энергетики, то здесь для нас ситуация непростая. С одной стороны, есть Киотский протокол, с другой – для нас принципиальна ситуация с Ираном, с обеспечением там гарантированного мирного развития ядерной энергетики, как и в других странах, которые признаются международным сообществом, как недостаточно безопасные страны. Ясно, что должны быть приняты совместно какие-то дополнительные меры, которые я бы назвал модельным подходом: как мировому сообществу действовать в такой ситуации, достаточно оперативно и в то же время основываясь на нормах и принципах международного права, а не так, как это делали Соединенные Штаты в ситуации с Ираком. Поэтому, конечно же, будет поднят вопрос об альтернативных источниках энергии, о водородном топливе. И как раз встречи «большой восьмерки необходимы для того, чтобы сконцентрировать ресурсы на решении таких проблема. И вполне возможно, что будет принято решение о том, чтобы «скинуться» на выполнение таких глобальных проектов.

Конечно же, будет подвергнуто определенной ревизии выделение денег на уничтожение в России химического оружия и отслуживших свой век атомных подводных лодок. Решение этих непростых вопросов предполагает глобальное партнерство. Здесь для нас важно принятие организационных мер, потому что обещанная финансовая помощь поступает крайне нерегулярно, что мешает планированию создания объектов уничтожения химического оружия. Поэтому можно говорить, что хорошая организация пространства «большой восьмерки» в интересах России может дать очень много. Немаловажную роль будет играть то, как это сможет сделать наше Министерство иностранных дел, большие надежды я в этой связи связываю с личностью министра, который очень активен и эффективен на внешнеполитическом поле. Так что предстоит активный, плодотворный, я надеюсь, но, конечно же, не очень простой год.

 

- А будем ли Россия в этот период являться полноправным финансовым членом «большой восьмерки»?

 

- Вопрос о полноправности финансового членства тоже условный. Конечно же, Россия пока не может быть наравне с другими развитыми государствами ввиду своих экономических показателей. Это несколько ущемляет наши позиции, но мне кажется, что вопрос этот решаем в рамках сегодняшних возможностей нашего бюджета, высоких цен на нефть. Здесь мы должны подумать, как серьезно распорядиться уже имеющимся у нас богатством. Пока что правительство не собирается никуда тратить эти деньги, в лучшем случае на латание дыр. А на самом деле вместо стабилизационного фонда надо было бы создать фонд развития, и глядишь, уже за последние годы, когда у нас появились возможности каких-то дополнительных трат, могли бы добиться каких-то прорывных вещей в развитии науки, техники, в инновационном развитии, которое обеспечило бы и развитие всей России и переместило бы центр тяжести из энергоэкспортирующей сферы в сферу высокотехнологичной промышленности. Все это в нашей власти.

Не думаю, что какие-то рецепты нам может дать «большая восьмерка», но такие встречи стимулируют. То, что Россия себя чувствует не совсем в равном положении с членами «Большой восьмерки», тоже должно быть стимулом для принятия мер в нашей экономике.

 

- Будет ли фактически Россия возглавлять встречи министров финансов?

 

- Не обязательно, многое зависит и от того, как мы себя проявим политически. Потому что сейчас в мире копится определенная озабоченность в отношении того, как Россия себя ведет вовне, что происходит внутри России. Поэтому полноправность или неполноправность нашего членства является в определенной степени лакмусовой бумажкой того, как нас воспринимают в окружающем мире в целом как страну, как молодую демократию, а не просто как страну, имеющие те или иные показатели экономического развития.

 

- Можно ли сейчас говорить, что вопрос нашего председательства окончательно решен и не подлежит пересмотру, например, со стороны Конгресса США?

 

- Не во власти даже самых уважаемых конгрессменов Россию исключить из «большой восьмерки». Конгрессмен Томас Лантос хоть и влиятелен, но не всемогущ.

 

- Соответствует ли сегодняшняя ситуация в России этому посту?

 

╜- Я думаю, что да. Потенциал России, ее роль, геополитическое значение, потенциальное значение как страны-источника ресурсов, людских резервов, большого интеллектуального ресурса – это все позволяет говорить о высоком статусе страны. И я бы еще раз вспомнил то название, которое когда-то было очень удачно сформулировано не без участие экспертного сообщества, что Россия – это мировой центр. Это означает, что без ее участия не могут быть приняты решения мирового и регионального уровней. Совершенно очевидно, что Россия может и председательствовать, и свое председательство использовать эффективно в интересах и мирового сообщества, и своих собственных.

 

- А значит ли это, что мировое сообщество признает такой наш статус?

 

- Это никогда не признано официально, и никто индульгенции не даст. Но есть некое общее понимание, общее мнение, которое получает распространение. И то, что мы избраны как председатель «восьмерки» наравне с другими – одно из доказательств тому. А недружественные высказывания американских конгрессменов по поводу России – это сигнал нам и, может быть, такое дружеское указание в отношении того, что надо кое-что подправить и в каком направлении двигаться дальше.

 

Беседовала Инесса Ульянова

0

0