Работа политтехнологов в новых условиях: принуждать и заставлять слушать

Председатель Исполкома Демократической партии России
22 Июнь 2005

Мы продолжаем обсуждать тему политтехнологий. Сегодня нашим собеседником стал директор Института политической социологии, заместитель председателя исполкома Демократической партии России, Вячеслав Смирнов.

 

- Чем политические технологии девяностых годов отличаются от того, что происходит сейчас?

 

- В первую очередь отличие состояло в самих политехнологах, которые ее реализуют.

Если взять первые российские выборы, то тогда в качестве политтехнологов выступали преподаватели, той же школы Щедровицкого, которые тогда в стране были, как бы, первыми носителями таких знаний. Они разрабатывали основные понятия о современной рекламе, адаптировали ее к новому рынку. Ведь в Советском Союзе практически не было понятия о рекламе.

Но в нужное время появились игротехники, социологи, которые на американском опыте пытались строить новые технологии. С другой стороны, ими стали бывшие комсомольские работники и товарищи в погонах, которые умели манипулировать массовым сознанием и имели для этого определенные знания.

Таким образом, в девяностые годы образовалось определенное разграничение. PR занимались либо ученые, либо те, кто в свое время занимался комсомольской работой или работал в органах госбезопасности. Кроме этого была масса людей, которые, что называется на коленке, учились этому в ходе самих избирательных кампаний.

Рынок был непрофессиональный, потому что самих профессионалов не было. Так было во время выборов в Верховный Совет России, первых выборов в областные советы, Именно тогда поначалу обкатывались основные технологии. Но тогда первичными политическими технологиями были встречи с избирателями, «листовочная» кампания и долгие беседы по телевидению кандидатов.

 

- Роль телевидения тогда уже была оценена по достоинству?

 

- В то время телевидение было гораздо менее финансово емким, более дешевым, а телевизионщики еще не научились зарабатывать на избирательных кампаниях. Был более свободный выход на массы через телеэкран, и не было того занавеса, который сейчас ограничивает для многих доступ к телевидению.

Это, пожалуй характерно для периода до 1993 года. А серьезные перемены в избирательных технологиях произошли именно в 1993 году. Все было связано уже с рыночными отношениями, потому что рынок привнес чисто западные технологии, начиная от максимального использования телевидения. Если вспомнить те времена, то многие выступали на телевидении очень свободно, потому что было большое эфирное время. Тем более, что в соответствие с тогдашним законодательством, можно было вещать фактически в кредит, оплачивая доступ к экрану по факту. Это, например, относится к Владимиру Жириновскому, у которого было самое большое эфирное время. И победил он, во многом, за счет телевидения. Конечно у него были "полевые" структуры, но эффект телевидения был гораздо большим, чем когда носили какие-то брошюры или расклеивали листовки.

 

- Что было после первых думских выборов?

 

- После 1993 года во время местных выборов обкатывались полевые технологии, и в 1994 –1995 годах активно началось использование не телевидения, а непосредственного контакта с избирателем. Сами кандидаты заменили обычные встречи с избирателями, на которые люди перестали приходить, на обходы квартир. Появилась четкая полевая структура, когда за агитаторами закреплялись участки, назначались старшие по домам, по подъездам, создавалась такая сетевая система.

Параллельно задумались о том, что именно нужно нести людям, как воздействовать на избирателя, чтобы они проголосовал за того или иного кандидата. К тому времени уже появились реальные политтехнологи, потому что рынок услуг появился тогда, когда в нем появились деньги и политехнологам стали платить. Началось организационное и интеллектуальное обеспечение избирательных кампаний. Это стало выгодным, потому что финансовый вопрос победы на выборах стал актуальным.

Во многом это было еще самодеятельностью, но с появлением денег в процесс были вовлечены более серьезные мозги. Люди стали учиться, поехали на Запад, приглашали специалистов в Россию. Соответственно, появились первые политтехнолоческие фирмы и в нашей стране.

 

- Есть еще и продвижение компаний, что может приносить неплохой доход.

 

- Конечно начал проявляться и бизнес- PR , но он приносил гораздо меньше доходов, чем политический. Для крупной компании на этом было можно заработать, потому что бизнес- PR более стабилен и приносит доход в течение долгого времени, но не такой большой, а кампания по выборам более сжата, от двух до четырех месяцев. Но уровень доходов, так же как и уровень риска, был достаточно высок. Тогда появились серьезные компании, которые реально занялись этими проблемами профессионально.

В то время какие-то избирательные кампании строились чисто на "полевом" принципе, что в основном касается областных выборов или выборов в одномандатных округах. Здесь голосуют до 200 тысяч человек на округ, и в этой ситуации оптимальным становится принцип, когда нужно доходить до каждого подъезда и, желательно, до каждого избирателя. Не обязательно это должен делать сам кандидат, такую функцию могут выполнить и его агитаторы. К каждому избирателю надо зайти или хотя бы позвонить. Таким образом, основной упор всей избирательной кампании сделали на "поле", стремясь закрепить образ кандидата и доказать, что именно он лучший из всего списка.

Другие политтехнологические компании пошли путем большего использования телевидения. Во многом это было связано с тем, что фирмам, использующим телевещание, такой подход был гораздо выгоднее, потому что если в компаниях, делающих ставку на поле, составлял около 40 процентов бюджетов компании, то расходы на телевидение представляли процентов 60-70. Соответственно, на телевидении такие компании зарабатывали большие деньги, потому что получался больший акцепт.

 

- В выборах участвуют, как правило, полтора десятка кандидатов, но не у всех получается пройти в депутаты. Наверное, это тоже зависит от   пропагандистской кампании?

 

- Рынок достаточно плотный, и как только появляется какой-то нестандартный прием, его начинают использовать другие. Об этом узнают моментально, особенно в том случае, если будет положительный эффект. Но из всех нестандартных приемов разумеется самая эффективная это непосредственная встреча кандидата с избирателями.

Идеальный вариант, когда избиратель сам стремится встретиться с кандидатом, но этот прием работает, в первую очередь, на известных кандидатах, если человек уже имеет имя. Он может быть известным предпринимателем, писателем или кинорежиссером. Вот, допустим, я проводил избирательную кампанию в 1995 году в Кавказских Минеральных Водах, и тогда не было никаких проблем у Говорухина, потому что на встречу с ним всегда набивался полный зал.

 

- Есть способ вытащить совершенно неизвестного кандидата?

 

- Если игра происходит на равных, то это вполне возможно. И если не используется административный ресурс, а избирательная комиссия ведет подсчет голосов честно. Можно избрать и капитана дальнего плавания, который в данный момент находится в Антарктиде, но тогда создается его виртуальный образ.

Такого человека протащить можно, но только в том случае, когда против него выступают такие же мало известные люди. Иногда рассчитывают, что здесь окажется какой-то сильный кандидат, но он, допустим, неожиданно изменил решение и стал, например, заместителем главы округа, или перешел в другой округ. Такая ситуация довольно часто возникает при выборах в областные советы. В результате сильных кандидатов в округе не оказалось и тогда должность может занять и совершенно неизвестный кандидат.

 

- И каким способом можно продвигать слабых кандидатов

 

- Это, на мой взгляд, нужно делать через поле, через ноги, потому что телевидение стало менее рентабельным и более дорогим. Надо обходить квартиры.

Когда мы работали с Еленой Драпеко, она сама ходила по квартирам. В Ярославле, в Красноярске наши кандидаты ходили по домам, потому что в округе количество избирателей составляет 75-100 тысяч избирателей. Это, конечно, представляет достаточно тяжелый труд, потому что надо обойти 5-6 домов в день, но это самое эффективное средство, потому что кандидаты, которые приходят конкретно к тебе домой и здороваются за руку, становятся более близкими избирателям. Интересны не столько те, кто о себе расскажут, сколько тебя послушают, а таких один-два, от силы Они больше запомнятся.

При этом люди думают, что все кандидаты в принципе одинаковы, но кто-то из них уважает избирателя больше, потому что он пришел, посмотрел, как плохо живется. У человека появляется надежда на решение его проблем, а порой достаточно и простого сочувствия.

 

- Политтехнологи здесь при чем? Это же делают сами кандидаты.

 

- Политехнологи должны в данном случае принуждать к тому, чтобы это делать, потому что у многих кандидатов существует представление, что достаточно сделать листовку. Даже вполне богатые кандидаты считают, что можно только сделать клип и прокрутить его по телевидению.

Но это не правда, по той причине, что во многом избирательная кампания происходит в головах кандидатов и членов их избирательных штабов. Они все погружены в эту избирательную борьбу, и им кажется, что свет клином сошелся на этих выборах, а для обычного человека это представляет всего лишь фон, похожий на ремонт дороги, который только мешает нормально жить.

В данном случае задача политтехнолога заключается в том, чтобы заставить кандидата жить на самом эффективном и самом все же тяжелом участке. И очень важно определить округ, куда направляется кандидат. Если идешь в квартал, где проживают бедные национальные меньшинства, то надо кандидата к этому готовить. Как правило, он не знает конкретной ситуации.

Если избирается юрист, то он, скорее всего, плохо знает экономику, а экономист может недостаточно хорошо разбираться в юридических проблемах. Тем более, что крупный бизнесмен часто считает, что все можно купить, но этот принцип не работает в среде избирателей. Избиратели больше жалуются на повышенную преступность, рост коммунальных затрат, безработицу, низкие пенсии, Но когда, допустим, люди говорят о коммунальной сфере, то проявляется советский подход к решению проблем.

Они считают, что этим должны заниматься коммунальные службы. У богатых это не укладывается в голове, потому что замена сантехники не составляет проблемы, а для обычного человека существует представление, что это должны делать коммунальные службы.

Здесь происходит некий разрыв. Если кандидат говорит, что все должны сами себе ремонтировать все, то произойдет отторжение. И кандидатов к этому нужно готовить Он должен иметь информацию по своему округу.

Многие не умеют говорить. Это большая беда, и особенно она касается больших начальников, которые привыкли командовать.   Но слушать они тоже так и не научились.

 

- Есть какие-то нестандартные приемы?

 

- Достаточно нестардантный прием первый раз был использован в Питере с однофамильцем. Потом он был растиражирован по всей стране и потерял смысл. В Питере суть была не в том, чтобы завалить кандидата. Идея была в том, чтобы на борьбе с однофамильцами кандидаты еще больше укрепляли свой имидж. Принцип в том, что если я Смирнов и против меня выдвигают другого Смирнова, это значит, что меня боятся. Потом он снимает свою кандидатуру, и все это работает на имидж кандидата.

 

- Почему это работает на пользу кандидата?

 

- Представьте, если я областной депутат и выставил против себя своего однофамильца, а потом его снял, то информационный повод я разыграл. Но потом это перешло практически в противоположность.

 

- Можно сделать такого конкурента.

 

- Так оно и бывает. Например, на Украине против Грача. За две недели в паспортном столе переоформили документы одному гражданину. Но там народ простой. Бабушки-коммунистки просто ворвались в избирком и порвали паспорт того, другого Грача.

 

- Какие еще приемы существуют в наше время?

 

- Есть и другой прием, когда проводятся праймериз среди кандидатов, и народ на улице голосует за того, кого бы он хотел считать единым кандидатом. Камапания еще не началась, но рейтинг кандидата уже можно повысить. При этом надо понимать, что это может быть правдивый рейтинг, но может быть и сделан искусственно.

Но такие приемы работают один-два раза. Потом, после того как они растиражируются, происходит нивелирование. Если кто-то запустил такой праймериз и тоже самое сделал его конкурент, то результаты обнуляются и эффекта никакого нет.

 

- Известно, что рейтинги покупаются.

 

- Это грех наших социологических служб. Социология, конечно лженаука, но очень многое зависит от того, как будет сформулирован вопрос.

 

- Может быть, с изменением законодательства по выборам губернаторов все избирательные технологии потеряли смысл?

 

- Сейчас это перешло в другую плоскость. Теперь местные политтехнологи и журналисты месяца за три начинают дискредитировать возможных кандидатов, только аудиторией уже становится не избиратель, а полпред президента и президентская администрация. Информационный поток выстраивается таким образом, что этого человека нельзя назначать, потому что с ним связаны какие-то скандальные моменты. Таким образом, все ушло в теневой PR .

Многие политтехнологи этим не довольны, потому что на второй план отошла идеология. Но ничего не поделаешь - рынок сместился. Вместо губернаторских выборов, которые были более бюджетными и интересными, сейчас стали интересными выборы в областные думы, в том числе и по партийным спискам. Выросла цена выборов областных депутатов, которые утверждают кандидатуру губернатора.

Его тоже могут свалить, хотя еще не было случая, чтобы президент пошел на роспуск законодательного собрания. Но это возможно. С другой стороны, очень много ушло в районные выборы, глав районных администраций.

Раньше на этом уровне никогда не было политтехнологий, а сейчас и этим уровнем начали заниматься, но здесь это более тяжелая работа, потому что она проводится с каждым конкретным избирателем и конкретными экономическими проблемами. Здесь нельзя быть просто идеологом. Нужно вместе с кандидатом ездить по конкретным населенным пунктам, разбираться с проблемами дорог и прочим.

 

- Работа для политтехнологов есть только в России?

 

- Достаточно широкий рынок существует по СНГ. Например, на Украине большое паломничество политтехнологов, работающих на стороне Ющенко или против него, потому что впереди парламентские выборы. Эта кампания будет длиться около года.

Проходят процессы и в других странах СНГ. Мы, например, работаем в Казахстане и Кыргызстане, которые представляют достаточно сложный регион, и там тоже надо работать с каждым человеком.

 

- Так это вы там войну спровоцировали?

 

- Если бы нас слушали, войны бы не было

 

Беседовал Алексей Диевский

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум