Rambler's Top100 Service

Анкара не пускает нас через проливы и не дает российскому газу захватить рынок Турции

заведующая Сектором Турции отдела Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН, к.э.н.
18 июля 2005

Наталья Ульченко, заведующая Сектором Турции отдела Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН, к.э.н. рассказывает о перспективах российско-турецких отношений, в связи с сегодняшней встречей в Сочи президента РФ Владимира Путина с премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом.

 

Как бы Вы охарактеризовали состояние российско-турецких отношений на сегодняшний день? Какие существуют проблемы?

 

– Российско-турецкие отношения в настоящий момент переживают новый этап в своем развитии. Длительное время, по общему мнению наших экспертов, они характеризовались определенным дисбалансом, как в политическом, так и в экономическом сотрудничестве.

Но, если экономическое сотрудничество все-таки развивалось достаточно интенсивно, то политические отношения сторон одно время значительно отставали. Экономические отношения были представлены, в основном, сотрудничеством двух стран в области закупок природного газа. В конце 90-х годов, к уже действующему соглашению о поставках природного газа из Советского Союза, а затем Российской Федерации в Турцию, было заключено новое соглашение, согласно которому Россия должна была поставить дополнительные объемы газа в Турцию по новому газопроводу «Голубой поток» по дну Черного моря.

Данное соглашение, имея хороший потенциал, вступило в силу летом 2003 года, значительно увеличив объемы поставок, и, соответственно, объем двусторонней торговли. Энергетическое сотрудничество сторон стало одной из основных составляющих российского экспорта в Турецкую республику.

Кстати, именно значительные поставки энергосырья привели к тому, что двусторонние отношения, двусторонняя торговля практически все время характеризовалась дефицитом в пользу Российской Федерации, за исключением, может быть, предкризисного 1997 года.

Одновременно конец 90-х годов привнес в двусторонние отношения наших стран такую проблему, как судоходство российского флота через черноморские проливы. Тогда по инициативе турецкой стороны были ужесточены правила судоходства. Это, естественно, вызвало недовольство российской стороны, поскольку наложило определенные ограничения на движение российского грузового транспорта через проливы, существенно задевая интересы нефтепоставляющих компаний России. До сих пор проблема использования проливов остается основной в двусторонних отношениях.

 

– В свое время большие надежды возлагались на реализацию соглашения, получившего название «Голубой поток». Оправдались ли надежды России и Турции?

 

- Не совсем. Реальные поставки газа сегодня несколько меньше, чем предусмотрено соглашением, и с этим связаны определенные сложности в отношениях сторон. На это есть целый ряд причин, связанных с состоянием турецкого газового рынка, состоянием газораспределительной сети и некоторыми, на наш взгляд, геополитическими факторами, а именно, желанием отдельных политических сил Турции ограничить присутствие Российской Федерации на газовом рынке страны.

Что же касается нынешнего этапа двусторонних отношений, то, мне представляется, что ставшие уже практически регулярными встречи лидеров двух стран на высшем уровне как раз и должны активно способствовать решению возникающего комплекса проблем. Таких, как проблема проливов, или проблема наращивания объемов поставок газа в интересах обеих сторон.

Но есть и еще одна, совсем свежая проблема – ограничение, наложенное турецкой стороной на поставки овощной и фруктовой продукции из Российской Федерации. Именно благодаря регулярным встречам лидеров России и Турции, эту проблему удалось достаточно успешно решить, и теперь, после ветеринарных проверок, согласованных сторонами, в самое ближайшее время поставки будут возобновлены.

Конечно, в ходе встреч, внимание сторон в большей степени сосредоточено на решении политических проблем, в частности, проблеме совместной борьбы с терроризмом.

 

–  Каков Ваш прогноз на дальнейшее развитие сотрудничества между нашими странами?

 

- Среди основных перспектив, следует выделить более близкое политическое сотрудничество на евразийском пространстве. Как было уже сказано, возможно, в ближайшие годы наращивание экономических взаимоотношений приведет к росту объема торгового оборота между Россией и Турцией более чем в два раза, а именно до 25 миллиардов долларов.

В то же время нельзя сказать, что наши отношения с Турцией ограничиваются поставками сырья с российской стороны и поставками товаров народного потребления со стороны Турции.

Хотелось бы отметить еще один немаловажный аспект взаимного сотрудничества – деятельность строительных турецких фирм на российском рынке. Сегодня Турция присутствует на российском строительном рынке, практически монопольно, в то время, как встречное направление, а именно деятельность наших фирм, как инвестиционных, так и выполняющих какие-то заказы представлена крайне слабо. Этот дисбаланс предстоит выровнять в рамках дальнейшего развития двусторонних отношений.

Сегодня основные турецкие строительные объекты в России – это либо реализация заказов российских заказчиков, либо турецкие инвестиционные проекты, типа строительства таких супермаркетов, как «Рамстор».

 

– Когда мы говорим о сотрудничестве с Турцией, чаще всего речь идет о поставке в Россию товаров широкого потребления, а существуют ли сегодня какие-то совместные проекты в области производства?

 

- Конечно. Особенно активно российско-турецкие контакты в области производства развиваются в последние годы. Турецкие технологии пришли и в стекольную промышленность, в легкую, в частности, в текстильную. Достигнуты договоренности, и уже начались работы по созданию совместного предприятия по производству бытовой техники. Турецкие инвестиции в российскую промышленность достаточно многообразны, охватывают разные отрасли. Турки активно осваивают российскую провинцию, способствуют налаживанию жизни малых российских городов, создавая там свои предприятия. Вокруг предприятий, созданных турецкими фирмами, в провинции концентрируется определенная деловая активность, решаются проблемы занятости населения. Сейчас, например, турецкие фирмы очень активно работают во Владимире.

 

А есть ли примеры сотрудничества России и Турции в области высоких технологий?

 

- Высокие технологии с нашей стороны, это, прежде всего, поставки военной техники, но и здесь есть некоторые трудности. Насколько мне известно, планировались поставки в Турцию нашего вертолета, получившего условное название «эрдоган», в честь турецкого премьер-министра, но сделка не состоялась. НАТО предложило Турции более современную, более конкурентоспособную технику. В самой Турции с высокими технологиями тоже сегодня не очень хорошо обстоят дела. Россия и Турция очень близки по показателю, отражающему уровень продукции, произведенной с использованием высоких технологий в экспорте. И в Турции, и в России этот показатель составляет сегодня не более 8-10% от объема экспорта. Думаю, что здесь нашим странам можно было бы скооперироваться, правда в области производства военной техники у нас есть относительное лидерство.

 

Беседовала Жанна Лабутина
0

0