Давайте поставим ситуацию в Чечне в жесткое правовое поле!

Заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа
25 Август 2005

Сергей Маркедонов, заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, рассказывает о политической ситуации в Чечне перед парламентскими выборами в республике.

 

– В.Путин подписал указ "О назначении выборов в парламент Чеченской Республики первого созыва", согласно которому выборы в парламент Чечни пройдут 27 ноября 2005г. Как бы Вы охарактеризовали ситуацию в Республике с в связи с этим указом?

 

- Когда мы говорим о Чечне с точки зрения эффективности и неэффективности парламентских выборов, у меня возникает ощущение, что мы говорим по учебнику, а не по реальным политическим процессам. В учебнике политологии сказано, что демократия – это хорошо, это прогресс. Да, действительно так. Развитие институтов парламентаризма - это здорово. Только эти лекарства, которые хороши сами по себе, в лечении данной болезни никак не помогают. Та болезнь, которая в Чечне существует, не лечится парламентаризмом и введением демократических процедур и институтов. Демократия тогда хороша, когда имеет почву и определенные предпосылки, иначе она является лишь внешним антуражем.

Совершенно очевидно, что в регионе имеет место сепаратизм, как системный, так и бессистемный. Бессистемный сепаратизм представлен террористическими диверсионными группировками, тогда как системный – представителями политической элиты, настроенной на то, чтобы оставаясь в составе России, Чечня фактически оказывается вне российского права, вне российского закона, вне российской юрисдикции. О системных сепаратистах предпочитают не говорить, не замечать эти явления. Между тем, их политические аппетиты и устремления достаточно очевидны. К сожалению, выборы в парламент не помогут нам бороться ни с одним из проявлений чеченского сепаратизма.

В Чечне мы можем наблюдать определенную приватизацию власти. Группа, близкая к Кадырову, фактически власть приватизировала. Боюсь, что вновь избранный парламент не сделает эту власть более транспарентной. Также сложно говорить о том, что в условиях партизанской борьбы, диверсий, террористических актов можно будет провести репрезентативные выборы. Тогда возникает вопрос - зачем это нужно? Это нужно для того, чтобы показать Европе, что у нас все хорошо в Чечне. Ну, предположим, Европу мы обманем, но себя-то мы не обманем. Поэтому я призываю на фоне обострения ситуации в Дагестане, на фоне других горячих проблем Кавказа, более адекватно оценивать ситуацию в Чечне.

Также парламентские выборы в Чечне нужны, на мой взгляд, для поднятия рейтинга Путина, поскольку Чечня - это слабое звено путинского рейтинга.

 

– А какими тогда методами необходимо решать насущные для региона проблемы, если не созданием демократических институтов?

 

- Одной из причин чеченского вызова является невозможность найти адекватную модель управления регионом. Если двигаться курсом на чеченизацию власти, то есть передачу власти местным кадрам, мы реально утрачиваем контроль над республикой, отдаем власть в регионе взамен на внешнюю лояльность. Поэтому к парламентским выборам я отношусь как к очередному PR проекту, который реально ситуацию не улучшит.

 

– Каковы Ваши предложения как эксперта по улучшению ситуации в регионе?

 

- Давайте лучше подумаем о том, как действия российских силовых структур узаконить, потому что прецедент с Будановым или Ульманом связаны с несовершенством законодательства. Позиционирование военных должно быть прописано, что человек в погонах имеет право делать, а чего не имеет.

Давайте подумаем, как нам изменить тактику в борьбе с диверсионными террористическими группами. Совершенно очевидно, что блокпосты становятся «кормушками», они неэффективны. Нужно найти другие формы осуществления контроля. Давайте подумаем, как улучшить в Чечне агентурную работу, это один из ключевых факторов успеха. Давайте подумаем о том, как сконцентрировать власть в Чечне в одних руках, чтобы можно было с кого-то спросить. Давайте подумаем о том, как реально улучшить материальное положение людей, которые согласились сотрудничать с российской властью. Давайте поставим ситуацию в Чечне в жесткое правовое поле.

Нам не удастся переформатировать этот конфликт, чеченцы в отсутствии контроля со стороны Москвы легко договариваются, разделяют сферы полномочий, не обеспечивая при этом лояльности территории федеральной власти. Я могу после пятикратного намаза пять раз в день федеральную власть хвалить, ну и что? Важно другое, насколько это реально? Мы же сталкивались с ситуаций в Бороздиновской. Батальон «Восток», батальон «Запад», в которых служат вчерашние сепаратисты, которые толком не прошли проверку, которые непонятно по какому критерию набираются. Это что – властные вооруженные формирования или вооруженные банды, вот о чем думать надо. Порядок в Чечне должен начинаться с установления государственных, а не понятийных правил игры. С элементарного огосударствления этой территории, а демократия – это следующий этап, это задача не сегодняшнего дня.

 

– А что необходимо сделать в регионе уже сегодня?

 

- Необходимо научить или заставить играть по государственным правилам игры. Мы пытаемся ситуацию в Чечне, как и в Дагестане, представить как кавказские региональные события, а это не региональные проблемы, это проблемы государственные. Сильному государству, сильной власти Чечня готова служить. А власти слабой, номенклатуре, которая делит активы, служить не готова. Проблема Чечни не столько в самой Чечне, сколько в федеральном центре.

 

– Какую роль будет играть в предстоящих выборах московская чеченская диаспора?

 

- Я не уверен, что они будут участвовать в выборах. Они же понимают по какому сценарию будут этим выборы проводиться. Вряд ли местная исполнительная власть допустит каких-то самостоятельных независимых игроков во власть, неважно откуда, из Москвы, из Питера, из, допустим Волгограда, где сильные чеченские общины. Какое-то влияние, конечно, будет, может быть денежная подпитка, но я сомневаюсь, чтобы яркие представители диаспоры приняли участие в качестве кандидатов.

 

– Но все же какие вопросы будут наиболее актуальны в борьбе между кандидатами, выборы все равно будут, как бы мы к ним не относились?

 

- Естественно будут, а какие вопросы - вопросы доступа к пирогу, вот это главный вопрос.

 

– К бюджетным деньгам?

 

- К исполнительной власти, к административной ренте так или иначе. Это не будет конкуренция содержательных проектов, да и не может быть ее в рамках той политической системы, которая есть в Чечне. Я говорю достаточно оппозиционно, но с другой стороны, я часто бываю на Кавказе и не люблю высказывания некоторых московских политтехнологов, которые сидя в Москве пытаются создавать какие-то виртуальные системы. Чечня – это серьезно оторванный, капсулированный, к сожалению, регион. Но негативное воздействие распространяется достаточно далеко от ее границ. Для этого региона нужна новая стратегия, а парламентские выборы, это к сожалению, не стратегия.

 

– Какой прогноз Вы могли бы сделать?

 

- Основной прогноз – это завершение очередного этапа чеченизации власти. Будет показана красивая картинка, прежде всего для Европы, хотя в нее вряд ли поверят. Россию по-прежнему будут критиковать в связи с проблемами в Чечне, не понимая совершенно, еще больше, чем московские политтехнологи, что там творится. А мы будем критиковать Европу за то, что она не понимает того прогресса и демократии, которая есть в Чечне, вот на этом все дело и закончится. И конечно, мы будем подчеркивать, что закрыта проблема с территориальной целостностью России. При этом периодически будут возникать конфликты и не только в Чечне, но и в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии. Я бы не спешил «закрывать» эту проблему и не подменял бы ее практически «покупкой региона» - вы будете делать вид, что с нами дружите, а мы делать вид, что это наша территория. Я не уверен, что это стратегически оправданно.

 

Беседовала Жанна Лабутина

Интересные факты:
Загрузка ...














  Европейский форум