Rambler's Top100 Service

В России теракты стали статистикой

Геннадий Гудков
Заместитель руководителя фракции "Справеливая Россия" в Госдуме
1 сентября 2005

Геннадий Гудков, Член Комитета ГД по безопасности, член консультативного и координационного Советов ФСБ и МВД России, рассказывает о том, что изменилось в государственной политике по борьбе с терроризмом через год после трагедии в Беслане.

 

- Со дня трагедии в Беслане прошел год. Насколько изменились с того страшного события общество и власть, и изменились ли?

 

- И да, и нет. Люди осознали возможность и боль этой трагедии. Они поняли, что такое терроризм, еще может быть, горче и острее почувствовали это. Власть сегодня, по крайней мере, внешне предпринимает определенные усилия, принимаются законы, издаются приказы, распоряжения, проводятся какие-то мероприятия, в том числе и успешные. Часть террористов захвачена, часть расстреляна, идет суд над террористом. Вроде бы здесь много изменений. С другой стороны, мы отличаемся от многих стран тем, что мы плохо учимся, живем от кампании к кампании.

 

- Как же можно не извлекать уроки из таких страшных событий?

 

- Я, к сожалению, не могу изменить нашу страну, я считаю, что мы не изменились. После «Норд-Оста» тоже была и боль, и горечь, и какие-то действия власти. Но Беслан случился, и сегодня мы допускаем те же системные ошибки, что и прежде.

Нет реальной реформы правоохранительных органов, коррупция по-прежнему является всепроникающей и всепоражающей болезнью нашего государства и общества. А это означает, что сегодня любые события в России возможны. Поэтому я не могу сказать, что мы чему-то научились, извлекли какой-то опыт, перестроили деятельность. Посмотрите, что происходит сейчас в Ингушетии, в Дагестане где каждый день взрывают и стреляют. Один очень уважаемый человек с Кавказа мне рассказал, что лозунги, под которые террористы вербуют своих сторонников направлены на восстановление справедливости и защиту людей. И люди, как мотыльки на свет, летят на эти лозунги, потому что они не видят ни справедливости в действиях власти, ни защиты своих интересов, ни в защиты о себе.

 

- Опросы показывают, что мы фатально настроены перед лицом террористической угрозы и смиренно ждем новых терактов. Что это, по Вашему мнению, означает?

 

- Великобритания показала, что нет защищенных стран от терроризма и, что вспышки насилия и терроризма могут произойти везде. Но у нас они стали уже статистикой. У нас террористические акты перестали быть трагедиями, и это очень печально.

 

- Можно ли констатировать, что мы смирились с происходящим?

 

- Я считаю, что смирились, потому что даже нет попытки какой-то серьезной реформы. Невозможно искать террористов, если вся сеть дырявая. Как можно ловить рыбу дырявой сетью. Как можно устанавливать какие-то режимы полицейские, паспортные, визы и прочие, когда за взятки все можно обойти. Сейчас московские власти вместе с милицией проверяют школы перед 1 сентября. А больницы проверили? А проверили остановки, мосты, поезда, автобусы?

 

- Вы упомянули Англию, Вы относите наш терроризм к международному?

 

- Я вообще терроризм не разделяю на международный и внутренний. Терроризм он и есть терроризм, это форма борьбы за деньги, за власть, это форма решения политических вопросов, достижение политических целей. Разделять терроризм на внутренний и международный - это глубочайшее заблуждение. Терроризм начинается с внутренних проблем, а потом становится международным, когда люди позволяют допущение о том, что чудовищные методы террора могут быть использованы где-то, но не против них. Когда существует такое сознание, терроризм процветает. Предположим, Советский Союз знал, что есть арабский терроризм, но не направленный против Советского Союза. А американцы знали, что существует разновидность исламского терроризма, направленная не против Соединенных Штатов Америки и поддерживали его.

 

- И не предполагали, что это когда-то обернется против них?

 

- Не думали. А сейчас уже и думать не надо, уже доказано практикой, что терроризм оборачивается против своих же создателей и сторонников. Англия терпела, терпела, терпела – дотерпелась, кто следующий? Испания тоже терпела. Дальше кто будет? Сегодня американцы пытаются опять разделять терроризм на тот, который им угрожает, то есть, международный, и внутренний, российский, порожденный нашими проблемами. И Европа послушно кивает. На самом деле, этот как раз то, что может привести к вселенской трагедии, когда террористы получат в свои руки либо атомную бомбу, либо новую технологию, которая вообще может уничтожить цивилизацию.

 

- Что должен делать каждый россиянин, чтобы уберечь себя и своих близких от терроризма?

 

- Ничего каждый россиянин в отдельности не сделает. Россиянин должен находить форму убеждения власти в том, чтобы она предпринимала адекватные меры по защите населения, требовать от власти качественной защиты, а каждый россиянин в отдельности сделать ничего не может. Ну и, конечно, разумная бдительность, не психоз, а разумная бдительность.

 

- А какие шаги Вы, как депутат, предпринимаете для борьбы с терроризмом?

 

- Я предложил реформу и план реформы силового блока. Предложил ряд законодательных нормативов, в том числе, по формированию антитеррористических комиссий, антитеррористических штабов. Но, к сожалению, пока мои предложения не услышаны, а если и введены, то только частично, причем в несущественной части. Я сейчас веду закон Об участии граждан в охране общественного порядка. Закон закрепляет наше право охранять свои подъезды, подвалы, чердаки, детей своих. Правительство очередной раз прислало мне отрицательный отзыв. Все, кончился Беслан, закон О борьбе с терроризмом уже никому не нужен. Поэтому я и говорю: чему мы учимся, ничему не учимся.

 

Беседовала Инесса Ульянова
0

0