Rambler's Top100 Service

Россия превратилась из "старшего брата" Китая в младшего партнера

Руслан Пухов
директор Центра анализа стратегий и технологий
12 сентября 2005

Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий, рассказывает о перспективах военно-технического сотрудничества России и Китая.

 

- Можете ли Вы охарактеризовать двусторонние отношения России с Китайской Народной Республикой, акцентируя внимание на военно-техническом сотрудничестве?

 

- На мой взгляд, наши отношения развиваются достаточно позитивно, но ровно настолько, насколько они могут развиваться между державой стагнирующей – Россией, и державой растущей – Китаем. Если когда-то мы были для Китая "старшим братом", то сейчас по очень многим позициям превратились в младшего партнера. К сожалению, приходится признать, что это положение сохраняется сегодня во всем, начиная с экономики и заканчивая военным делом.

Меняется и характер нашего военно-технического сотрудничества. Если до последнего времени мы поставляли в Китай вооружения с пониженными боевыми характеристиками, в то время как Индия и ряд других стран, покупали у нас более современную технику, то теперь мы переходим от взаимовыгодной торговли, к совместному производству вооружений. В этом заинтересованы не только вооруженные силы наших двух стран, вполне возможно, что совместно произведенная техника, будет экспортироваться в третьи страны. Теперь в Китай будут поставляться и те вооружения, которые до недавнего времени были для них недоступны.

 

– Что Вы имеете в виду, когда говорите о вооружениях, которые мы не были готовы поставлять в Китай, и о чем, на ваш взгляд, могла идти речь во время недавнего визита в Россию министра обороны Китая?

 

- Как я уже сказал, до последнего времени мы поставляли в Китай не самую современную технику. Теперь эта ситуация уже не устраивает нашего партнера. Сохранить свои позиции на китайском оружейном рынке мы сможем только при условии, если будем предлагать Пекину самые современные образцы вооружения. Думаю, что именно об этом шла речь и в Сочи на заседании российско-китайской межправительственной комиссии по ВТС, и во время недавнего визита в Россию министра обороны Китая.

Обычно российско-китайские переговоры, касающиеся военно-технического сотрудничества проходят в обстановке строгой секретности, особенно до подписания контрактов. Этого требует китайская сторона, поэтому, до появления официальных заявлений, мы можем лишь предполагать, о чем могла бы идти речь на таких переговорах. Думаю, что вполне можно ожидать подписания в скором времени довольно крупного контракта на поставку в Китай российских военно-транспортных самолетов Ил-76". Наверное, Китай был бы не прочь приобрести очередную партию зенитных ракетных систем С-300ПМУ2 "Фаворит". Очень интересуют наших партнеров новые истребители Су-30МК3 с радарами "Жук-МСЭ", система вооружения которых строится на базе радаров со щелевыми антенными решетками. Не исключено, что в обозримой перспективе будет рассматриваться и вопрос о передаче КНР истребителей Су-35/Су-27БМ". Только предлагая Пекину свою самую современную технику мы сможем сохранить уже достигнутый уровень двустороннего сотрудничества в военно-технической области. Я не исключаю, что Китай может поставить вопрос о передаче им лицензии на производство двигателей для самолетов Су-27. Это уменьшит их зависимость от России. Сегодня, имея лицензию на производство самолета, они не имеют лицензии на производство двигателей, которые им, по-прежнему приходится получать из России.

Но интересы КНР не ограничиваются самолетами последнего поколения. Их вполне могут заинтересовать наши эсминцы, построенные на базе проекта 956У или 11551 с хорошо сбалансированными ударными, противолодочными и зенитными возможностями и с вооружением, размещаемым в универсальных вертикальных пусковых установках.
  "В секторе подводных вооружений естественным следующим шагом после завершения поставок лодок класса Kilo может стать предложение неатомных подводных лодок следующего поколения, то есть проекта 677 "Амур". В настоящее время прорабатывается идея создания воздухонезависимой энергоустановки, что может значительно повысить надежность и эффективность лодки.

Вероятно, речь может идти о новых вертолетах. Вплоть до начала американской кампании в Ираке, китайцы были уверены, что им не придется воевать на собственной территории. Однако после того как американцы расправились с Саддамом Хусейном, китайцы решили, что им нужны и такие вооружения, которые позволят вести эффективные военные действия на собственной территории, если туда вторгся противник. Например, современные ударные вертолеты, которых у Китая никогда не было. Их уже не интересуют старые Ми-24, Ми-35. Они хотят получить Ми-28Н "Ночной охотник". Впрочем, повторяю, все это лишь предположения эксперта. Утверждать, что это будет именно так, я не стану.

 

- Некоторые эксперты в последнее время все чаще говорят о кризисе в российско-китайском военно-техническом сотрудничестве, не связано ли это с принятием Россией решения вести нефтепровод в Находку, а не в Дацин?

 

- Не думаю. Вряд ли эти события как-то связаны. Китай, конечно, нуждается в энергоресурсах, но ищет их на тех рынках, которые пока не находятся в сфере интересов американцев. Китайские нефтяные компании, например, работают в Африке. Кроме того, китайцы ищут нефтяные месторождения у себя.

Причина некоторого спада военно-технического сотрудничества мне видится в другом. Ведь разговор о необходимости повышения уровня передаваемых технологий идет давно. Мы, как могли этому сопротивлялись, пока, наконец, Китай ни выдвинул нам ультиматум: ли вы будете передавать нам более современные технологии, или мы перестанем закупать российское оружие.

Китайская сторона хочет, чтобы Россия рассматривала военно-технический союз с Китаем не как способ заработать несколько миллиардов долларов на экспорте оружия, а, скорее, как некую гарантию безопасности, как взаимодействие партнеров в рамках ШОС. То есть, Китай увязывает наше военно-техническое партнерство с более глубокими, глобальными смыслами.

 

- Официально военная доктрина КНР носит оборонительный характер, они заявляли об этом ни один раз, однако вооружения закупают не только оборонительного характера. Не станем ли мы со временем полем применения своей техники?

 

– На мой взгляд, в обозримом будущем, Китайцы вряд ли будут угрожать России в силу целого ряда причин. Во-первых, у них сохраняется очень большая напряженность с Тайванем, а благодаря этому и с Соединенными Штатами. Если Китай будет проводить агрессивную политику, причем не только в отношении Тайваня, а в целом, под этим предлогом его могут просто не допустить на какие-то рынки. А Китай очень сильно зависим от того, насколько экспортируются его товары за рубеж. Именно поэтому, на мой взгляд, лет 15-20 китайцы будут настроены миролюбиво, и бряцать оружием не будут.

Я полагаю, что основной вызов для нас, основная довольно реальная угроза не китайская военная агрессия, а напряженная демографическая обстановка на нашем Дальнем Востоке. Там складывается достаточно тяжелая ситуация с коренным населением России. Это уже не просто китайская нелегальная эмиграция, это реальная угроза. В истории уже были подобные примеры. Например, далеко не все знают, что коренным населения города Хо Шимин – Сайгона, были когда-то кхмеры. Но кхмерские дворяне очень любили приглашать на свои земли вьетнамских крестьян, потому что те больше платили налогов. Закончилось это все тем, что за 250 лет эта земля стала частью Вьетнама естественным путем, причем фактически моноэтничной. Никто никого не резал, не завоевывал. Просто город перестал быть кхмерским. Такая же ситуация может произойти и с нашим Дальним Востоком. Сначала там будет много приграничных китайцев, и они будут создавать зоны своего компактного проживания, со временем их станет больше, чем русских, и тогда уже ни самолеты Су-27, ни подводные лодки, ни ракеты не понадобятся.

Китайская угроза, безусловно, есть, она не оружейная, она для нашего Дальнего Востока другая, и это никак не связано с тем, что мы продаем Китаю оружие. Сегодня благодаря китайским заказам выживает завод по производству самолетов в Комсомольске-на-Амуре, они позволяют жить русскоязычному населению.

На дальневосточном театре военных и политических действий Китай уже настолько сильнее нас даже в области обычных вооружений, что, грубо говоря, все равно завоюют они нас за четыре недели или за восемь. За четыре – с нашим новым оружием, за восемь – со старым. Наша группировка на Дальнем Востоке уже давно не может ничего противопоставить мощи китайской армии, поэтому в случае сколько-нибудь серьезного конфликта, мы будем сразу угрожать Китаю ядерным оружием, потому что конвенциональной стадии противостояния просто не будет. Говорят, если тебя ударили по щеке, ты ударь по ноге, только не вытаскивай пистолет сразу. В отношениях с Китаем этой стадии не будет, она будет пропущена, мы сразу перейдем к последнему доводу, в виде ударов по китайской территории ядерным оружием. Это вовсе не прогноз развития ситуации, это лишь предостережение. О реальных тенденциях в развитии военно-технического сотрудничества с Китаем я уже сказал.

 

Беседовала Жанна Лабутина
Загружается, подождите...
0

керамическая плитка для ванной комнаты, керамогранит цена, керамическая плитка цены