"Я никогда не считал, что массовые акции - средство для развития страны"

Василий  Якеменко
Глава Госкомитета по делам молодежи, федеральный комиссар движения "Наши"
17 Октябрь 2007

Назначенный на прошлой неделе главой комитета по делам молодежи правительства РФ Василий Якеменко, лидер движения "Наши", первым поделился своими планами с корреспондентом Екатериной Савиной. Произошло это в приемной чиновника - палатке с буржуйкой во дворе офиса движения "Наши".

 

-- Как вы себя ощущаете в новой должности?

-- С одной стороны, очень интересно приступать к такому серьезному делу. С другой -- страшно и тяжело от того, что за все будешь отвечать именно ты.

-- У вас появились какие-то министерские привилегии?

-- Мне сказали, что получение привилегий довольно сложная процедура, надо писать бумаги. Поэтому я даже не поинтересовался, что мне положено.

-- По чьей инициативе образован комитет?

-- У нас большинство решений принимает президент.

-- С вами консультировались? Вы ходили в Кремль?

-- У нас проходят встречи с Владиславом Юрьевичем Сурковым, где-то раз в два месяца, но на них не обсуждался вопрос о создании комитета.

-- Может, что-то говорилось за закрытыми дверями?

-- Единственный разговор на эту тему был в резиденции президента в Завидове. Но там не было никаких закрытых дверей, и детали этого разговора хорошо известны. Я тогда задал вопрос о том, что, возможно, государству стоит всерьез обратить внимание на такой мощный ресурс, как молодежь. Однако этот вопрос, к сожалению, был истолкован как мое желание создать ту или иную структуру и ей все подчинить.

-- Кто ваш непосредственный начальник?

-- Дмитрий Анатольевич Медведев.

-- С ним уже встречались?

-- Нет, был телефонный разговор. Он попросил меня сформулировать свою программу, и тогда будет понятно, чем он сможет помочь.

-- У вас уже сформировались какие-то предложения?

-- Есть общее видение и конкретные направления работы. Мы хотим видеть молодых людей национально ориентированными, профессионалами, здоровыми и желательно счастливыми. Если бы нам удалось добиться самовоспроизводства патриотически настроенного инженера, то, возможно, никаких комитетов и не потребовалось бы. Что касается конкретики, то здесь я бы выделил две области. Первое -- это работа с трудными ребятами, а второе -- с талантливыми. В России не хватает понимания, что за молодыми людьми надо ухаживать, их надо беречь.

-- Какой у вас план работы на ближайшее время?

-- Мне необходимо собрать огромное количество информации, создать информационную службу. Понять поколение 20-25-летних -- это, отчасти, заглянуть в будущее. Мне нужно понять, о чем думают молодые люди в наши дни, к чему стремятся, что их волнует. Именно это главное, а не бюджет. Ведь создание комитета -- чрезвычайная мера, продиктованная тем, что молодежь -- это важнейший ресурс, вне которого невозможно говорить о завтрашнем дне России.

-- Будете ли вы прививать молодежи идеологию?

-- Мы будем заниматься патриотическим воспитанием. Любовь к родине -- это понимание себя частью одной истории. Но я хотел бы сразу сказать: государственный комитет политикой заниматься не будет, с политическими организациями сотрудничать не будет. Сейчас принято говорить о путинской вертикали. Но мы будем строить нашу работу сетевым способом. Будем поддерживать творческую среду. Мы не будем спускать никаких разнарядок, как кому действовать.

-- Любовь к родине -- это любовь к Путину?

-- Путин -- это часть нашей истории. И для нас, современников Путина, очень важная ее часть. Будет ли это так же актуально для поколения, которое будет жить после нас, сказать непросто. Наверное, будет.

-- Зачем в России нужна молодежная политика?

-- Комитет не собирается заниматься политикой. Те две сферы, которые я обозначил, имеют мало отношения к тому, за кого будет голосовать молодой человек. И очень много имеют отношения к тому, кем он станет и как будет жить наша страна лет через 10-15. Я прямо вам скажу: я никогда не считал, что борьба на улице, массовые акции -- важное средство для развития страны. Это была вынужденная мера.

-- В чем был смысл выборов нового лидера движения "Наши" летом на Селигере, если вы никуда не ушли?

-- Мы пытались отработать модель декабря. Когда сталкиваются две большие системы, две партии. Мы построили эти партии в недрах движения. Они должны были предложить свои стратегии по развитию, и тот или иной лидер партии должен был победить. Если сейчас, с моим уходом, встанет вопрос, кто будет руководить движением, у лидера команды-победителя Никиты Боровикова будет серьезный козырь.

-- Что будет с "Нашими"?

-- Будет выбран новый лидер, но не раньше января-февраля. Большой необходимости в фигуре одного лидера, который отвечает за все, нет. Если движение поделится на несколько проектов -- ну и хорошо. Но я буду там, где это необходимо. Во внерабочее время, на общественных началах.

-- Что будут делать "Наши" во время выборов?

-- Они будут готовы выйти на улицу, чтобы предотвратить любое неконституционное развитие событий. Сейчас каждые выходные в Москву приезжают люди, которые учатся агитировать. Они ходят по улицам и объясняют, что 2 декабря -- это не традиционные выборы в парламент, это выборы национального лидера, это референдум, на котором люди проголосуют за продолжение политического курса Путина. Или его непродолжение. И мне кажется важным, чтобы ребята и сами это осознавали, и рассказывали другим, что такое выборы. И уже на самый крайний случай существуют договоренности с московской милицией о том, что несколько тысяч ребят готовы приехать в Москву и помогать милиции сохранять общественный порядок.

-- Когда комитет начнет работать в полную силу?

-- Я думаю, первые достижения будут к концу 2008 года.

Источник: Коммерсант

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум