Патриотизм с Глебом Павловским

Глеб  Павловский
Президент Фонда эффективной политики
7 Сентябрь 2005

А:_Что такое патриотизм?

 

Г.П.: Знаете, никогда над этим специально не думал… А зачем? Чувство обдумывают, если оно прошло. Патриотизм — это беспричинное чувство глубокого, почти религиозного доверия к людям. Адресат патриотизма — народ, но в самом приземленном значении слова. Как бытовая среда, речевой фон, стиль прикосновений...

 

А:_Но что такое народ?

 

Г.П.: Просто люди. Вместе с теми, кому мы доверились, мы — народ! Например, если идем кого-то выбирать или ниспровергать — мы политический народ, когда защищаем друг друга — мы народ в обороне. Народ вообще не массовое понятие, а избирательное. Мой народ те, кто читает русские книжки.

 

А:_Народ и нация — одно и то же?

 

Г.П.: «Нация» — ученое, европейское имя для самодержавного народа. «Нация» — означает суверенный народ, народ-политик.

 

А:_На украинском Майдане был народ или нация?

 

Г.П.: Нация, но только одна из двух. Одной помогли победить вторую, возник раскол. Склеить из двух одну нацию — это трудная и роковая для будущей Украины задача. Но сам раскол, страсть и прелесть торжества одних над другими — вот чисто украинская эротическая стихия.

 

А:_Даже эротическая?

 

Г.П.: Ну конечно! А кто бы иначе политикой занимался?

 

А:_Глеб Олегович, не знаете, отчего сегодня все особенно заговорили о патриотизме?

 

Г.П.: Очередное коллективное прозрение. Сколько живу, все и всегда твердят о патриотизме – любимая тема. Люди страшно любят поговорить о том, в чем чувствуют неуверенность.

 

А:_Бывают ли у патриотизма формы?

 

Г.П.: А черт его знает! Вот уж форма чувства меня не волнует. Так же, как формы мужских ног. Ну, у кого есть ноги, значит, есть и формы. Когда «ярость благородная вскипает, как волна», одному ясно, как быть, а другому — нет. Это и решает все, а не формы. И даже те, кто холоден к своему народу, не обязательно антипатриоты.

 

А:_А кто такие антипатриоты?

 

Г.П.: Эти — профессионалы. Профессиональные разносчики недоверия. Они пишут статьи, колонки, чтобы рассказать, за что еще они не любят народ. Еще они очень любят слово «быдло». Мелкий бизнес на отечественном нигилизме.

 

А:_Я так понял, что основные антипатриоты — это журналисты?

 

Г.П.: Начальник, дело не шей! Я сам журналист. Журналистика есть

на все вкусы. Если вообразите себе нацию как организм, то на все в ней найдется по журналисту, на каждую извилину и на каждую мысль. Даже о том, что мы народ, нация узнает от журналистов.

 

А:_Глеб Олегович, у нас хороший народ?

 

Г.П.: По мне хорош, но утомителен, стерва.

 

А:_Отчего в зарубежной прессе все больше появляется хамоватых материалов о том, что русские, в общем-то, недалеко ушли от медведей?

 

Г.П.: С одной стороны, вроде мелочь, тщеславная глупость. С другой —

над нами собирается некая туча. Еще не проект «холокоста №2», еще всего только вопрос: а не возможен ли, в конце концов, мир без этой России? Мечта об окончательном решении вопроса о России. Об идеальном геополитическом преступлении, которое миру удалось бы совершить так комфортабельно, чтобы его все забыли.

 

А:_В чем слабость России?

 

Г.П.: Недоверие к самой себе, нигилизм, очень древний и «впертый». Он толкает нас на истероидные взрывы самоликвидации, вроде Хасавюрта, на взаимообвинения, ненависть, брызги слюней в лицо.

 

А:_Сила?

 

Г.П.: Русский язык, советский опыт, природные ресурсы и ядерная триада. Этого мало для безопасности, но пока хватает, чтобы не схарчили немедленно. Наша будущая сила пока латентна, еще не узнана, не освоена. Она там, где люди справляются со своей жизнью, примиряются, достигают чего-то вместе... Но повседневность нестабильна, как плазма.

 

А:_Чего бы вам хотелось от молодежи?

 

Г.П.: «Молодежь»? Когда я был молод, меня передергивало от этого имени, я не желал ничего специально «молодежного». Я чувствовал себя всемогущим. Молодость — это правота, солидарность, доверие. Еще вам стоит побольше читать. Править Россией будут те, кто правильно выбирал книжки.

Источник: akzia.ru

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум