Rambler's Top100 Service

Наметилась очень опасная тенденция международно-правовой легализации отдельных ячеек "Аль-Каиды"

Президент Института религии и политики, член Общественной палаты Российской Федерации
19 октября 2005

Из выступления Александра Игнатенко, президента Института религии и политики, члена Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ на круглом столе Института общественного проектирования и издательства "Европа" по теме: "Геополитический ландшафт в 2020 году" 17 октября 2005 г.

 

Мы занимаемся преимущественно, если не исключительно, исламом, политическим исламом, исламским радикализмом и тем, что порой, может быть, не совсем точно называется исламским или исламистским терроризмом. И вот в связи с тем, что сегодня обсуждается, хотелось бы сказать, что новым, ранее не существовавшим генеральным феноменом с конца прошлого века стала широко понимаемая "Аль-Каида" как конгломерат исламистских экстремистско-террористических группировок и организаций. Речь идет о специфическом образовании, которое имеет не просто сетевой характер - тезис о сетевом характере "Аль-Каиды" стал уже банальностью, - а территориально-сетевой и динамический характер.

Другими словами, это глобальная сеть, которая обладает локализованными центрами и локализованными опорными базами, территориями, а также населением, террористическим пулом, способным к регулируемым миграциям, речь идет о трансферте террористов в глобальном масштабе. Одной из характернейших черт государства "Аль-Каида" является его международно-правовая асубъектность. Это то, о чем сказал несколько иными словами Глеб Олегович Павловский, когда говорил о существовании негосударственных структур. Она асубъектна в международно-правовом смысле.

Если говорить просто, то к ней нельзя применить ни санкции в случае использования ею ядерного или иного оружия массового уничтожения, и не всегда можно установить и доказать, кто стоит конкретно за тем или иным актом "Аль-Каиды". К слову, весьма характерный пример - это теракт 11 сентября 2001 года на территории Соединенных Штатов. Анализ деятельности "Аль-Каиды" демонстрирует, что ее основная задача - это контроль за зонами добычи и транспортировки углеводородов. В большинстве случаев это негативный контроль, а именно - создание условий, препятствующих реализации того или иного проекта путем дестабилизации ситуации в определенных регионах, создания незаконных вооруженных формирований, провоцирования конфликтов на этнической и конфессиональной почве, создания квазигосударственных образований и тому подобное.

При этом амбивалентность проектов, которые реализует "Аль-Каида", по негативному контролю за зонами добычи и транспортировки углеводородов, заключается в том, что эти проекты могут быть и в форме позитивного контроля, например, в случае создания какого-то квазигосударственного образования, тем или иным образом подчиненного "Аль-Каиде" или ее патронам и спонсорам.

Контроль, о котором я говорю, может осуществляться непосредственно и комбинированно, через контактное и дистанционное воздействие. Яркий пример такого комбинированного, контактного и дистанционного воздействия - это синхронная активность "Аль-Каиды", с одной стороны, в Ираке, с другой стороны, в Европе, я имею в виду в данном случае серию терактов в Мадриде, Лондоне и так далее. Наконец, "Аль-Каида" включена в общую стратегию, которая предполагает использование не террористических форм контроля за глобальным углеводородным рынком.

"Аль-Каида" создает своего рода геополитические узлы, причем этих узлов очень много, на карте они бы выглядели в виде рассыпанных по всему земному шару более или менее ярких точек, в зависимости от количества людей, которые находятся в этих точках, от их активности, от результатов их деятельности и так далее. Список был бы очень длинным, можно указать просто буквально наугад - и Лондон, и Бирмингем, и Марсель, и Гамбург, и Сеуту, и Мелилью, и Гибралтар, и Чечню, и Западный Ирак, и Боснию, и Герцеговину, и Андижан, и другие места. К слову, есть такие точки или пункты и на территории Соединенных Штатов, по сведениям американских же исследователей до 80% мечетей в Соединенных Штатах контролируется ваххабитами. Все эти люди создают то, что можно и нужно было бы назвать экстремистско-террористическим пулом. Возникает вопрос: сколько этих людей? Идет ли речь о каких-то массовых явлениях или же о каких-то исключениях? Статистики на этот счет не существует, это только педантичные немцы подсчитали, сколько у них точно религиозных экстремистов, по-моему, они сказали: 452 человека. Но вот господин Рис в своем докладе сказал о том, что движение "Талибан" подготовило несколько десятков тысяч террористов. Да, это правильно, я думаю, что речь идет о многих десятках тысяч, может быть, о сотнях тысяч людей по всему земному шару. Причем это люди активные, с мощной мотивацией, хорошо обученные, и они, что самое главное, растворены в тех сообществах, в общинах, где живут, и в этих же общинах вербуют все новых членов в экстремистско-террористический пул.

Эти подданные государства "Аль-Каида" характеризуются двойной или альтернативной лояльностью по отношению к государствам, на территории которых они находятся и гражданами или подданными которых они формально являются. При этом есть одна вещь, которая не всегда известна исследователям и политическим аналитикам, эти люди приносят либо формально, либо неформально клятву верности. Естественное состояние подданных государства "Аль-Каида" - это трансграничная циркуляция, которая является способом трансферта террористов из точки в точку, из региона в регион. "Новый халифат", о котором как о воображаемом сценарии говорится в докладе Национального совета по разведке США, проект-2020, уже существует, я хочу сообщить всем заинтересованным лицам. Иное дело, что он виртуальный, и есть проблемы с халифом, то есть, неизвестно, где Усама бен Ладен, который не дает о себе знать после осени прошлого года, и, в общем, академическим является вопрос о том, что будет с новым халифатом и халифом в 2020 году.

Нельзя не отметить одну очень опасную тенденцию: медленно, но все же происходит своего рода международно-правовая легализация "Аль-Каиды" или ее отдельных ячеек, филиалов. С одной стороны, все больше она выступает как борьба мусульман против агрессии Запада, причем Запад трактуется достаточно широко. И некоторые западные деятели согласны принять такую логику, с которой выступают инициаторы "Аль-Каиды" и те, кто ее направляет. С другой стороны, двойные стандарты приводят к тому, что филиалы "Аль-Каиды" или ее клоны, как во времена холодной войны, провозглашаются борцами за освобождение. Нельзя не отметить, что можно отследить тенденции по "канализации" или по трансферту террористов из одних зон земного шара в другие. И когда мы говорим обо всех этих вещах, то вопрос должен формулироваться иначе: не что будет в 2020 году, не каким будет геополитический ландшафт, а что нужно делать, чтобы в многомерном геополитическом ландшафте 20-го года не было государства "Аль-Каида".

Я думаю, что в данном случае необходимо отказаться от использования международного терроризма как инструмента международной политики. Необходимо принуждение к отказу от его использования тех государств, которые его инициируют. И наконец, необходимо совместная борьба против экстремизма и терроризма в соответствии с едиными стандартами и независимо от национальной, конфессиональной или идеологической принадлежности террористов.
0

0