Rambler's Top100 Service

Нельзя преуменьшать опасность, исходящую от производства наркотиков в Афганистане

Бывший сотрудник Агентства по контролю за наркотиками при Президенте Республики Таджикистан
14 Ноябрь 2005

Цикл статей Игоря Хохлова "Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане" комментирует Хайдар Махмадиев , кандидат юридических наук .

 

Всегда внимательно читаю статьи экспертов по проблеме афганского героина, представляющего сейчас угрозу если не большую, чем мировой терроризм, то, на мой взгляд, таящую в себе не меньшую опасность для мирового сообщества. Только в России от употребления и передозировки наркотиков в 2004 году скончались около 70 тысяч человек. Хотелось бы прокомментировать статьи научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Игоря Хохлова, посвященные данной проблеме.

Итак, главным вывод Игоря Хохлова стало то, что самым значительным итогом " контртеррористической операции" США и Великобритании стало не уничтожение Усамы бен Ладена или разгром террористической сети Аль-Каида аль-Сульбах, а рекордный рост производства опиума, который осенью 2005 года приблизился к отметке 15.000 тонн опия-сырца в год. В своей статье Хохлов "подтверждает" эти цифры следующими данными: "После начала "контртеррористической операции" на территории Афганистана в октябре 2001 года и последовавшего за ней падения режима талибов, эта страна опять вышла на первое место по производству наркотиков опийной группы, в первую очередь, героина. Уже в 2002 году рост производства опия-сырца, а, следовательно, и героина, составил 1400% и был достигнут объем середины 1990-х годов, когда на территории Афганистана было сосредоточено около 70% посевов опийного мака. В 2001 году выпуск составил 185 тонн, а в 2002 году уже 1900-2700 тонн, в 2003 - более 7000 тонн (87% мирового потребления, и почти 100% потребления в Европе), в 2004 - 12.000 тонн, планируемый объем в этом году - более 15.000 тонн". Подкрепляется все это ссылкой на то, что "расхождение в данных, предоставляемых организацией Программа контроля за наркотиками ООН (United Nations Drug Control Programme) и DEA (the U.S. Drug Enforcement Administration - аналог российского Госнаркоконтроля) незначительно и связано с различными методиками подсчетов площади посевов опийного мака и урожайности опия с гектара опиумных посевов", что придает приводимым данным достоверность и точность.

Позволю себе привести ссылку из статьи заведующего Сектором Афганистана Института Востоковедения РАН Виктора Коргун " США, Россия и афганские наркотики ", который, как видим, работает в той же РАН: " В 2002 г. в условиях слабости временной администрации Х.Карзая площади под посевом мака выросли до 91 тыс. га (в 2000 г. они составляли 82 тыс.), а урожай составил 3400 тонн. В 2003 г. он достиг 3600 тонн, а в 2004 г. площади под посевами мака увеличились до 131 тыс. га (на 65%), урожай - до 4200 тонн (на 17%)".

И еще некоторые данные. По данным ФПС России, обладавшей очень мощной разведсетью на территории Афганистана, в 2002 году урожай опиума в Афганистане составил до 2 тысяч тонн, в 2003 году - 2-2,5 тысячи тонн.

По данным Международного комитета по контролю за наркотиками, производство опия-сырца в Афганистане в 2002 году составило до 2700 тонн, в 2003 году - 3400 тонн, в 2004 году - рекордные 4200 тонн.

В соответствии с   предварительными данными, опубликованным 29 августа Управлением ООН по наркотикам и преступности (UNODC), администрация президента Хамида Карзая достигла некоторых успехов в борьбе с наркоторговлей. Доклад прогнозирует 21-процентное сокращение площадей, на который в Афганистане выращивается мак: с 131 000 в 2004 г. до 104 000 га в 2005 г. Но, хотя площади маковых посевов значительно сократились, ежегодное производство опиума-сырца снизилось ненамного - с 4200 тонн в 2004 г. до примерно 4100 тонн в 2005 г.

По данным DEA, производство опиума в Афганистане достигло в 2004 году 4950 тонн опия-сырца, причем под посевами опийного мака было занято 206,7 тысяч га. Так что расхождения в данных, предоставляемых УНП ООН и DEA , довольно таки значительны.

Как видно из приведенных мною цифр, данные Хохлова, мягко говоря, не очень соответствуют действительности, либо автор использовал свою методику, как и при составлении досье на транспортную инфраструктуру Афганистана, задействованную в транспортировке прекурсоров и героина. Тогда он должен раскрыть источники своей информации, отличающейся от официальных данных как российских спецслужб, так и международных и зарубежных организаций.

Следующий вывод Игоря Хохлова, заслуживающий рассмотрения, о том, что за прошедшие с начала антитерористической операции пять лет афганские " наркодельцы создали полноценную производственную, кредитно-финансовую и банковскую инфраструктуру, которой могли бы позавидовать лидеры мирового бизнеса. Была создана отлаженная схема сбора урожая опийного мака и опия-сырца, его централизованная доставка на пункты складирования, переработка в морфий и героин, дальнейшая доставка по отлаженным маршрутам в страны-потребители".

Почему-то все эксперты предпочитают "делать отмашку" с 2001 года, когда якобы в результате запрета на производство наркотиков, введенного талибами, в Афганистане было произведено всего 185 тонн опия-сырца, а уже на следующий год, 2002, в Афганистане было произведено, по различным оценкам, от 1900 до 3400 тонн опия. Логичнее было бы начинать отсчет времени с 1980 года, с момента ввода в Афганистан ограниченного контингента советских войск в Демократическую Республику Афганистан. Если до 1980 года опийный мак выращивался в основном для внутренних нужд и не превышал по объемам производства 170-200 тонн, то уже к 1983 году его производство составило порядка 500 тонн (см. таблицу).

Наступившая в 1984 году относительная стабилизация общественно-политической обстановки в Афганистане привела почти к полному искоренению посевов опийного мака в большинстве его провинций, за исключением граничащих с Пакистаном по "линии Дюранда", где обстановку контролировали непримиримые пуштунские племена. По данным одних экспертов, производство опия-сырца составило в 1984 году всего 41,5 т, по данным ООН - 170 тонн.

Однако с началом 1985 года обстановка в Афганистане осложнилась, и производство опия-сырца   стало расти, перевалив в 1988 году планку в 1 тысячу тонн.

Последовавший вслед за уходом советских войск разгул анархии и гражданская война привели к беспрецедентному росту производства опия-сырца: в 1990 году оно составило 1570 т, и, увеличиваясь ежегодно, достигло в 1994 году 3416 тонн. Афганистан в 1994 году вышел на первое место в мире по сбору опия-сырца, обогнав все страны "Золотого треугольника", вместе взятые.

Учитывая, что в соседнем Пакистане, занимавшего к началу 80-х годов первое место в мире по выращиванию опийного мака, площадь посевов под опиумным маком к 1994 году уменьшилась до 7,3 тыс. га (в 1979 году - 32 тыс. га), то можно придти к выводу, что произошло смещение центров производства с западных провинций Пакистана в восточные провинции Афганистана, населенные родственными, а иногда одними и теми же племенами. Делалось это в сговоре с коррумпированной частью пакистанской военной разведки.

Немалый резонанс, особенно в США, вызвала статья в газете 'Вашингтон пост', опубликованная в мае 1990 г. и содержащая критику Госдепартамента за поддержку моджахедов, которые не только ведут военные действия, но и отравляют наркотиками население других стран. В статье, в частности, отмечалось, что при негласной поддержке военной разведки Пакистана командиры отрядов моджахедов, входящие в крупную группировку Г. Хекматеара, содержат лаборатории по производству героина не только в Афганистане, но и в юго-западном Пакистане, откуда героин тремя путями - морским (в основном через порт Карачи), воздушным, а также сухопутным, через Иран и далее частично Турцию, поступал в Западную Европу и США.

Таким образом, уже к 1994 году в Афганистане сложилась, а вернее, стала использоваться пакистанская разветвленная схема сбора урожая опийного мака и опия-сырца, его централизованная доставка на пункты складирования, переработка в морфий и героин, дальнейшая доставка по отлаженным маршрутам в страны-потребители".

Конечно, бум в производстве опия и героина в Афганистане вызван целым рядом причин. Он возник отнюдь не на пустом месте. Производство опия и гашиша имеет в этой стране многовековые традиции. Известные русские исследователи Н.И. Вавилов и Д.Д. Букинич, опубликовавшие после своей экспедиции в Афганистан капитальный труд 'Земледельческий Афганистан', отмечали очень бережное отношение крестьян к посевам опийного мака даже в районах, разоренных войнами. В некоторых районах выращивался опийный мак, а часть необходимого продовольствия ввозилась из других провинций. Зарубежные ученые, посетившие эту страну перед Второй мировой войной, писали, что в лавках Афганистана открыто продавались болеутоляющие и успокоительные средства и порошки, приготовленные на базе мака и конопли. Часть опия в это время вывозилась в Индию и другие соседние страны. Однако многовековые традиции потребления опия и гашиша были характерны и для ряда других стран Азии. Основными причинами бума наркобизнеса в Афганистане стали не традиционные, а новые факторы внешнего и особенно внутреннего характера последних десятилетий. Совместные усилия организаций ООН, ДЕА и других учреждений США, в странах Золотого треугольника, а также в Пакистане и Турции, с которыми США тесно сотрудничают в борьбе с наркобизнесом, привели к сокращению ими производства опиатов. При одновременном росте мирового потребления героина - это привело к созданию благоприятных внешних предпосылок для афганского бума.

Еще большую роль сыграли факторы внутреннего порядка. Свыше 15 лет в Афганистане, то усиливаясь, то прекращаясь, шла война, сначала с советскими войсками, затем между различными противоборствующими группировками, которая и была основным занятием моджахедов. Страна была разорена, а противоборствующие стороны испытывали острую нехватку финансовых средств для закупки оружия, продовольствия, обмундирования и других целей. Афганистан стоял перед угрозой политического распада, у России, правопреемницы СССР, не "хватало рук", чтобы как-то влиять на внутриполитическую ситуацию в стране, и тогда США совместно с Пакистаном и Саудовской Аравией, приступили к созданию новой силы, которая, по их мнению, смогла бы остановить хаос в Афганистане. Сформировав при помощи пакистанской Межведомственной разведки, МВД и праворадикальной исламской партии "Джама'ате ислами" - Афганское бюро, ЦРУ   закупало в США, Англии, Египте, Израиле и других странах оружие, которое затем переправлялось в Пакистан, где, в основном в местах расселения афганских беженцев, обучались под началом пакистанских и других зарубежных инструкторов отряды талибов. Затем в отряды вошли пуштуны зоны пограничных племен Пакистана и пакистанские военнослужащие. Талибы оснащались современным стрелковым и тяжелым оружием, имели в своих частях самолеты и вертолеты. В конце 1994 г. вооруженные отряды талибов перешли границу и заняли ряд приграничных с Пакистаном афганских провинций, затем они направились к Кабулу, овладеть которым им удалось лишь в конце сентября 1996 г. Укрепив свои позиции в этом районе, талибы двинулись к областям, примыкающим к границам Ирана и среднеазиатских государств СНГ. На занятых территориях, выполняя вначале поставленные перед ними "спонсорами" задачи (прежде всего, прекращение военных действий в местностях, где проходили главные торговые пути из Пакистана в Среднюю Азию, объявление запрета на торговлю наркотиками и организация заслона проникновению и распространению экстремистского фундаментализма), талибы приступили к разоружению и казням не успевших скрыться "запятнавших себя грабежами, насилиями и коррупцией" полевых командиров моджахедов, к ликвидации многих контрольных фискальных постов на дорогах, уничтожению посевов опийного мака, а также выпустили листовки с осуждением арабских фундаменталистов. Это незамедлительно сказалось на производстве опия-сырца, которого в 1995 году было произведено уже на тысячу тонн меньше - 2335, а в 1996 году - 2248 тонн. Но даже несмотря на эти "успехи" талибов, Афганистан по-прежнему оставался на первом месте в мире по сбору опия-сырца (табл. 2).

 

Таблица 2. ПРОИЗВОДСТВО ОПИУМА, в т

Регионы и страны

1994

1995

1996

1997

1998

1999

1. Юго-Западная Азия

Афганистан

3416

2335

2248

2804

2693

4565

Пакистан

128

112

24

24

26

9

Всего

3544

2447

2272

2828

2719

4574

2. Юго-Восточная Азия

Лаосская Демократическая Республика

120

128

140

147

124

124

Мьянма

1583

1664

1760

1676

1303

895

Тайланд

3

2

5

4

8

8

Вьетнам

15

9

9

2

2

2

Всего

1721

1803

1914

1829

1437

1029

3. Другие азиатские страны

90

78

48

30

30

30

Всего в Азии

5355

4328

4234

4687

4186

5633

4. Латинская Америка

Колумбия

205

71

67

90

102

102

Мексика

60

53

54

46

60

43

Всего в Латинской Америке

265

124

121

136

162

145

ВСЕГО В МИРЕ

5620

4452

4355

4823

4348

5778

Потенциально возможное производство героина из добытого опиума-сырца

562

445

436

482

435

578

 

Однако, недостаток средств на войну и экономический кризис в стране, заставил талибов практически легализовать производство опиатов и даже организовать в провинции Герат школу по обучению крестьян более совершенной агротехнике выращивания опийного мака и сбора опия-сырца. Наркобизнес стал крупнейшей отраслью экономики талибов. Движение 'Талибан' получало от наркотрафикантов плату за транспортировку по территории Афганистана опия-сырца, морфина, героина и гашиша на тех же основаниях, что и с других грузов. Регулярные поборы взимались властями при создании и работе нарколабораторий. В сельских районах религиозные лидеры (муллы) взимали с крестьян, производящих опийный мак, так же как и другие сельскохозяйственные культуры, 10%-ный налог (ушер). Если крестьяне не имели денег, они передавали часть сбора опия-сырца мулле, который продавал его местным наркодельцам. Производство наркотиков вновь стало расти, и уже в 1997 году было произведено 2804 тонн опия-сырца, в 1998 году - 2693 тонны. В 1999 году в Афганистане было собрано 4565 тонн опия-сырца, причем свыше 9/10 афганского опия производилось из мака, выращиваемого на территории, контролируемой талибами.

27 июля 2000 г. лидер талибов мулла Омар под давлением международной общественности, стремясь добиться официального признания своего режима и предоставления экономической помощи взамен ликвидируемого наркобизнеса, издал указ о запрете на выращивание опийного мака. По данным ЮНДКП, МККН и DEA , производство опия-сырца в том же году сократилось на 25%, то есть до 3276 тонн. Для объективности, необходимо отметить, что на результаты производства опия-сырца повлияла сильная засуха во многих районах Афганистана, что и привело к плохому урожаю опиумного мака. Действительное же сокращение посевов в 2000 году произошло всего на 10 процентов. В 2000 году ООН исследовала 125 районов Афганистана из 344; из 125 районов, подвергшихся исследованию, в 123 занимались выращиванием мака.

В следующем, 2001 г., в стране, по официальным данным, было произведено лишь 185 тонн опия-сырца.

Давайте теперь внимательнее рассмотрим эту ситуацию. Засуха, наличие запрета на посевы опиумного мака привели к снижению общей площади посевов осенью 2000 - зимой 2001 года. Однако, в данном случае, я полностью согласен с выводами В.Г. Коргуна о том, что "на самом деле, урожай лишь незначительно уменьшился: опий-сырец  в условиях боевых действий в стране был складирован до лучших времен, и когда талибы были разбиты, его запасы были вновь выброшены на рынок". Другие публикации на эту тему прямо и косвенно доказывают, что действия администрации талибов носили внешний, показной характер. Посевы опийного мака в Афганистане производят два раза в год: осенью-зимой и весной-летом. Срыв "зимней компании" вполне мог быть частично компенсирован летними посевами. В любом случае, я, руководя в то время подразделениями Агентства по контролю за наркотиками на линии таджикско-афганской границы на Шаартузско-Московско-Шурабадском направлениях, какого-либо спада в контрабанде наркотиков или сообщений о приостановлении производства опия-сырца на сопредельной территории Афганистана не отмечал. Оперативные донесения свидетельствовали скорее о другом: запрет на посевы опиумного мака никоим образом не повлиял на объемы контрабанды наркотиков. Об этом же свидетельствовали и сводки Пограничной службы ФПС России, чьи подразделения охраняли в то время весь участок таджикско-афганской границы. На 3 летних месяца 2001 года пришлось 48 % из всех изъятых наркотических средств в течение года (4202 кг из 8801 кг), в то время как на 4 оставшихся месяца - 24 %. Это снижение изъятий наркотиков в Таджикистане, безусловно, вызвано усилением охраны таджико-афганской границы во время проведения активной фазы антитеррористической операции в Афганистане. Сыграл в определенной мере и рост цен на наркотики: на Пянджско-Шаартузском и Московско-Шуробадском направлениях: цена на героин уже в октябре, по сравнению с ценами на начало года, выросла в 1,5-2 раза (с 700 долларов за 1 кг до 1200-1500). На мой взгляд, наркодельцы придерживали "товар", наблюдая за развитием событий и надеясь на получение сверхприбылей в дальнейшем.

Еще одно существенное замечание: во все времена торговля на Востоке была занятием богоугодным, если хотите, поощряемым в самом Коране и пророком Мухаммадом делом, и поэтому, даже в период проведения боевых действий, караваны с грузом беспрепятственно проходили любые кордоны и порядки всевозможных законных и незаконных вооруженных формирований, платя установленную дань на постах и контрольно-пропускных пунктах в различных провинциях Афганистана. Боевые действия практически никак не отразились на состоянии инфраструктуры производства и сбыта опия-сырца, как это представляют некоторые эксперты.

Дальнейшее стремительное развитие событий - нанесение бомбовых ударов, проведение наземной операции, взятие Кабула силами антиталибской коалиции - дало международному сообществу повод для некоторого оптимизма. В самом Афганистане также наметились положительные тенденции. Временное правительство ИГА сразу же сформировало Комитет по борьбе с наркотиками. Глава Временного правительства ИГА Хамид Карзай заявил о своей решимости прекратить контрабанду наркотиков из страны. В начале февраля 2002 года появилось сообщение о том, что руководству Афганистана при содействии американских военных подразделений удалось прекратить деятельность крупнейшего опиумного рынка под открытым небом в Кандагаре.

Однако оптимистичное настроение мирового сообщества по поводу развития ситуации в Афганистане очень скоро сменилось тревожным ожиданием. Уже в феврале 2002 года появились сообщения Международного комитета по контролю за наркотиками при ООН (МККН), что после падения режима талибов, выращивание опийного мака достигло небывалого уровня на всей территории страны. В рамках борьбы с наркотиками, временной администрацией Афганистана был издан специальный указ по запрету посевов опийного мака в начинающемся сельскохозяйственном году. Однако указ касался только яровых - предстоящих весенних посевов и не распространялся на озимые - засеянные прошедшей осенью опийным маком площади. По словам заместителя председателя Верховной комиссии по борьбе с наркотиками, созданной в рамках временной администрации на правах министерства, Наджибуллы Шамса, весенние посевы опийного мака практикуются только на севере Афганистана, в то время как основная часть площадей засевается опийным маком осенью.

Результаты не заставили себя ждать: в 2002 г. урожай составил 3400 тонн, в 2003 г. он достиг 3600 тонн, в 2004 г. до 4200 тонн и в текущем году - 4100 тонн. Таким образом, перефразируя Хохлова, можно со всей уверенностью говорить о том, что, начиная с 1994 года, Афганистан стал мировым монополистом в производстве героина.

И последнее. По словам Хохлова, " годовой оборот героинового рынка в Афганистане составляет астрономическую для отсталой страны цифру в 25 млрд. долларов (для сравнения - государственный бюджет Российской Федерации в следующем после дефолта 1999 году составлял чуть более 20 млрд. долларов)".

Экспертами УНП ООН стоимость афганских наркотиков, произведенных в 2004 г., на мировом рынке оценивается в 30 млрд. долларов, из которых доход афганцев (производителей, дилеров, наркобаронов) составляет 2,8 млрд. долларов. Производство и контрабанда наркотиков стали весьма прибыльной кормушкой, к которой припали многие категории населения. Сложилось своеобразное разделение труда: крестьяне выращивают мак, учителя и чиновники прирабатывают мелкой торговлей наркотиками, купцы и ростовщики получают доход как финансисты и посредники, полевые командиры, включая некоторых членов правительства, и командующие крупнейшими военными гарнизонами обеспечивают "крышу" наркодилерам. Однако из 2,8 млрд. долларов, остающихся в Афганистане, лишь 25% перепадает крестьянам-производителям, средний ежедневный заработок которых составляет 7 долларов, что вдвое больше зарплаты неквалифицированного рабочего. Всего в сфере производства наркотиков занято более 1,7 млн. человек (7% населения).

Я ни в коей мере не хочу преуменьшать опасность, исходящую от производства наркотиков в Афганистане. Представляется целесообразным, что только истинная картина ситуации в Афганистане даст представление о реальных путях выхода из кризиса, в котором находится многострадальный афганский народ.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!