Rambler's Top100 Service

Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть четвертая

Научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук
15 ноября 2005

Ровно четыре года тому назад на территории Афганистана началась "контртеррористическая операция" США и Великобритании, самым значительным итогом которой стало не уничтожение Усамы бен Ладена или разгром салафистской террористической сети Аль-Каида аль-Сульбах, а рекордный рост производства опиума, который осенью 2005 года приблизился к отметке 15.000 тонн опия-сырца в год. Kreml.Org представляет вторую из серии статей эксперта по терроризму и наркобизнесу, научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Игоря Хохлова, подготовленную для нашего сайта на основе исследования в рамках работы в Академии наук. Первую, вторую и третью части читайте здесь: Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть первая. Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть вторая. Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть третья.

 

В серии публикаций будут освещены тенденции развития инфраструктуры опийного наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане.

 

Начало "контртеррористической" операции США и Великобритании на территории Афганистана 7 октября 2001 года поставило крест на надеждах о прекращении производства опийных наркотиков в этой стране. С убийством пандшерского военного лидера Ахмад Шаха Масуда террористами-смертниками Аль-Каиды 9 сентября 2001 года ушли в небытие договоренности об ограничении наркотрафика через таджикскую границу, а у руководства США и Великобритании, как и у нового правительства Афганистана под руководством Хамида Карзая, есть более неотложные дела. Непрекращающееся перераспределение мест в новом кабульском правительстве и дележ международной финансовой помощи - задачи более приоритетные, нежели борьба с наркобизнесом, приносящим к тому же немалый доход полевым командирам, которым принадлежит реальная власть в афганских провинциях.

На настоящий момент в Афганистане производится больше героина, чем когда-либо за всю историю этой страны. Попытки мирового сообщества решить данную проблему не дают никакого эффекта. В условиях непрекращающейся гражданской войны и отсутствия реальной власти Кабула над всей территорией страны, средства, выделяемые международным организациями на замещение посевов мака другими сельскохозяйственными культурами, расходуются на прямо противоположные нужды. В 2004 году правительство Хамида Карзая предложило афганским земледельцам 1250 долларов за каждый уничтоженный гектар опийного мака, в то время как скупщики сырья для нарколабораторий предлагают в среднем 16,000 долларов за урожай, собираемый с гектара (в этом климате возможно собирать два или три урожая ежегодно). Только в 2004 году 225,000 гектаров земель, ранее занятых традиционными сельскохозяйственными культурами - пшеницей, кукурузой, ячменем, рисом, пшеницей, картофелем, миндалем - были засеяны маком.

Складывается впечатление, что мировое сообщество в лице США и Великобритании не заинтересовано в решении данной проблемы. Почему? Посевы опиумного мака легко заметны на спутниковых фотографиях и аэрофотоснимках и занимают гигантские площади; расположение нарколабораторий хорошо известно; так же хорошо известны и крупные государственные и частные химические предприятия в Пакистане (в частности, ряд фармацевтических предприятий Пешавара), поставляющие прекурсоры (компоненты для производства героина) - в первую очередь, ангидрид уксусной кислоты; огромные объемы производства обслуживаются значительными транспортными потоками, которые не могут оставаться незамеченными в стране со столь слабой дорожной сетью, как Афганистан.

Наркобизнес чувствует себя настолько уверенно, что в течение последних трех лет производство героина было освоено на крупных фармацевтических предприятиях в Пешаваре (Пакистан) и Джелалабаде (Афганистан), не говоря об огромных нарколабораториях, способных перерабатывать десятки тонн опийного сырья в сутки. Движение грузового транспорта, перевозящего опий-сырец, прекурсоры (компоненты для производства героина) и готовой продукции хорошо видно на спутниковых фотографиях.

Еще в сентябре 1999 года премьер-министр РФ Владимир Путин провел переговоры с исполнительным директором Управления ООН по контролю над наркотическими средствами и предотвращению преступности (UNODCCP) г-ном Пином Арлакки, в ходе которых российская сторона дала согласие на использование спутника фоторазведки Космос-2365 (тип КА "Кобальт") для съемки посевов опиумного мака.

Российские спецслужбы - Госнаркоконтроль (ФСКН РФ - Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков), ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации) и МВД (Министерство внутренних дел Российской Федерации), также не раз предоставляли своим американским коллегам и новым афганским властям разведданные о нарколабораториях, крупных складах наркотиков, основных маршрутах движения караванов с опием и героином. Реакции на действия России со стороны руководства США, Великобритании и Афганистана не было никакой.

По данным директора Агентства по контролю за наркотиками при президенте Таджикистана Рустама Назарова, ни от американцев, ни от временного афганского правительства информация об уничтожении лабораторий по производству наркотиков, посевов или складов, о нейтрализации каких-либо банд наркоторговцев не поступала. Между тем, по оценкам замначальника погрангруппы РФ в Таджикистане генерала Рамазана Джафарова, в Афганистане к осени 2003 года функционировало около 400 лабораторий и заводов по переработке опия в героин.

Президент Афганистана Хамид Карзай, пршедший к власти при прямой военной и материальной помощи США, в свом недавнем интервью дал ясно понять, что "героин, составляющий от 60 до 80% ВВП Афганистана, демонстрирует что афганцы - не нация нищих". При этом он признал, что эта торговля представляет опасность не меньшую, чем терроризм, и его сограждане "объявят джихад наркотикам так же, как объявили его шурави (советским войскам)".

Достаточно очевидно, что Хамид Карзай, несмотря на свои благие намерения, не в состоянии бороться с наркобизнесом. Колоссальный рост производства героина происходит под пристальным наблюдением коалиционных войск на территории Афганистана. США не хотят дестабилизировать правительство Карзая, лишая единственного источника доходов полевых командиров, которым принадлежит реальная власть в провинциях Афганистана. Однако эти же самые доходы продолжают оседать на счетах международной террористической сети Аль-Каида аль-Сульбах, которая даже после разгрома движения Талибан, продолжает контролировать основные маршруты доставки опия-сырца и героина. Сенатор-республиканец от штата Иллинойс Марк Стевен завил, что возглавляемая им комиссия располагает документальными свидетельствами того, что 28 млн. долларов, арестованные на одном из счетов сети Бен Ладена, заработаны на транспортировке афганского героина. Так же не оправдались надежды американцев на то, что последствия роста производства опия и героина не скажутся на ситуации внутри США.

Однако геополитические выгоды от сложившейся ситуации, по всей видимости, столь высоки, что даже наблюдающийся в последние годы рост опийной наркомании в самих США (впервые с начала 1980-х) не заставил американское руководство предпринять сколько-нибудь реальные шаги в этом направлении. На сегодняшний день американское правительство пришло к выводу, что самым эффективным средством борьбы с растущей торговлей героином будет формирование трехсторонней комиссии в составе США, Афганистана и Пакистана, несколько заседаний которой уже прошли в Кабуле. По итогам прошедших переговоров было озвучено совместное заявление "выражавшее удовлетворение от трехстороннего сотрудничества в деле борьбы с наркобизнесом". Как не без иронии замечает директор Американского Центра за Демократию, Рашель Ехренфельд в своей недавней статье в New York Sun, "учитывая колоссальный рост производства за последние несколько лет, можно только удивляться, с чем это они себя поздравляют".

При этом не может не вызывать недоумение политика двойных стандартов: в то время, как производство героина, угрожающее безопасности европейских и азиатских стран, выросло за последние четыре года более, чем в восемьдесят раз, борьба с производством кокаина и крэка (основными наркотиками на территории США) ведется все более жесткими методами.

Так в 2004 году министерством сельского хозяйства США был выделен грант в 10 млн. долларов на разработку нового гербицида для уничтожения посевов коки (сырья для производства кокаина и крэка) в Латинской Америке. При этом, как указывает Дэвид Сэндс, один из ведущих специалистов в данной области, по итогам конкурса победителем оказался гербицид, способный бороться только с кокой, а не его конкурент, уничтожающий как посевы коки, так и опийного мака.

Свою негативную роль играет также отсутствие взаимопонимания между Пентагоном (Министерством обороны США) и Государственным департаментом США в отношении данной проблемы. Дональд Рамсфельд неоднократно заявлял о том, что вооруженные силы должны быть задействованы исключительно для борьбы с террористами и не касаться вопросов борьбы с наркобизнесом. Именно по его инициативе американские военные получили указание отпустить взятых в плен известных полевых командиров, которые являются крупными наркобаронами, в обмен на их согласие сотрудничать с новыми кабульскими властями в деле борьбы с салафистскими террористическими организациями, в первую очередь с афганским филиалом Аль-Каиды. По сути, подобное решение дало владельцам наркосиндикатов карт-бланш на развертывание массового выращивания опийного мака и производства героина.

Сотрудничество американских военных в лице Роберта Ньюберри, курирующим антинаркотические операции Пентагона, с афганской стороной в вопросах, связанных с оборотом опийных наркотиков носит чисто формальный характер и ограничивается редкими встречами и совместными пресс-конференциями с заместителем министра внутренних дел Афганистана генералом Мохаммедом Даудом.

Позиция Госдепартамента США состоит в том, что решение одной задачи - борьбы с терроризмом - невозможно в отрыве от другой - сокращения производства опиатов, так как именно наркоторговля является основным (если не единственным) средством финансирования многочисленных террористических организаций, действующих как в мире в целом, так и в Средней Азии в частности. Тем не менее, ни американское правительство, ни их британские союзники по антитеррористической коалиции, не считают направление борьбы с наркобизнесом приоритетным.

Однако можно ли предполагать, что действительная причина подобной политики кроется только в несогласованности в деятельности различных ведомств США или, как заявил недавно официальный представитель Пентагона, страхе ввергнуть страну в пучину новой гражданской войны? Целый ряд геополитических соображений заставляет усомниться в этом - развитие ситуации в Афганистане по нынешнему сценарию слишком выгодно для США.

С одной стороны, наличие в лице Афганистана источника постоянной напряженности в регионе делает более сговорчивыми правительства среднеазиатских государств - наркобизнес является питательной почвой для коррупции и экстремистских и террористических организаций по всей Центральной и Средней Азии, что ослабляет власть Ташкента, Душанбе и Бишкека. Наглядной иллюстрацией могут служить недавние события в Бишкеке, основную роль в которых сыграли выходцы из Оша - одного из крупнейших центров наркоторговли. Киргизская "тюльпановая" революция наглядно продемонстрировали правительствам среднеазиатских государств всю шаткость их положения.

С другой стороны, Иран, ведущий после победы в 1979 году исламской революции жесткую борьбу с наркобизнесом, и включенный администрацией Джорджа Буша в "ось зла", испытывает постоянное давление со стороны очага наркобизнеса у своих восточных границ (ирано-афганской и ирано-пакистанской), что требует отвлечения значительных сил и средств от решения других задач, стоящих перед Тегераном.

Таким образом, можно с достаточной степенью вероятности предположить, что значительный рост посевов опийного мака (опиумного мака), ставшего за годы "контртеррористической операции" (2001-2005) основной сельскохозяйственной культурой в Афганистане, а, следовательно, и производства героина происходят не могут оставаться незамеченными руководством США и Великобритании. Однако ни Вашингтон, ни Лондон не предпринимают никаких мер по сокращению производства опийных наркотиков - наоборот, с октября 2001 года, когда началась операция в Афганистане, объем производства опия-сырца в этой стране вырос почти в 100 раз.
0

0