Евросоюз и цивилизационный выбор Россиидобавить в папку

Филипп  Казин
Тема:
7 ноября 2005
В.Лихачев:  Будет большим недоразумением для Нидерландов и России не воспользоваться шансом, который дает европейская интеграциядобавить в папку

21 сентября 2005
А.Баков:  Газо- и нефтепроводы будут скреплять российско-немецкую дружбу сильнее любых личных отношенийдобавить в папку

8 июля 2005
П.Прохоров:  Российский газовый пирог: взгляд из Норвегиидобавить в папку

7 июня 2005
А.Пионтковский:  Говорить о "конце евро" просто непрофессиональнодобавить в папку

6 июня 2005
Г.Чуфрин:  Бруней проявляет заинтересованность в российском оружиидобавить в папку

24 февраля 2005
М.Делягин:  Существует опасность формирования двухсекторного мирового рынка нефтидобавить в папку

17 января 2005
В.Макаров:  В период переходного процесса необходимо жесткое государственное управление экономикойдобавить в папку
Кандидат исторических наук, руководитель аналитического отдела Балтийского Исследовательского Центра
16 ноября 2005

 

В отношениях России с Евросоюзом есть одна запретная тема - вопрос о подаче заявки на вступление нашей страны в ЕС. По этому поводу наблюдается редкое единодушие экспертов, занимающих подчас полярные идеологические позиции. Против такого шага выступают все, даже убежденные западники, которым, казалось бы, по определению положено отстаивать европейский вектор развития России. В чем суть проблемы и почему тема заявки является столь закрытой - предмет настоящей статьи.

Российская империя и Советский Союз развивались как государства-цивилизации. Распад СССР привел к утрате этого статуса. Но история не закончена. Выбор за нами: продолжать исторический путь России в качестве самостоятельного государства-цивилизации или признать его завершенным и настроиться на вступление в Европейский Союз. Альтернатива, казалось бы, ясна, но есть одна проблема: второй вариант предполагает наличие принципиального согласия самого Евросоюза на такой шаг. Пока мы можем рассуждать о членстве в ЕС только теоретически. Более того, в случае подачи заявки, ответ наверняка будет отрицательным. Спрашивается, в чем тогда содержание европейского выбора России, если его наиболее логичная форма - вступление в ЕС - практически исключается. Европейский союз мыслит свою цивилизационную границу, если не на восточном рубеже Польши то, по крайней мере, Украины. Далее Россия - бесконечно далекое, непонятное и пугающее пространство бывшей империи, не желающей смириться с утратой былого величия.

Формально европейский выбор не сводится исключительно к вступлению в Евросоюз. Возможны промежуточные варианты - общее пространство, ассоциированное членство, стратегическое партнерство и т.п. Но все эти формы имеют, как минимум, одно общее свойство: правила игры будет определять и диктовать Европейский Союз. Принимать нас в члены клуба, то есть давать нам доступ к процедуре принятия решений в ЕС, никто не собирается. В этом-то и проблема, устроит Россию вариант европейского выбора без полноправного членства в ключевом европейском интеграционном объединении? Или этот выбор представляет собой нечто иное, например, возрождение России как самостоятельного полюса силы в Евразии и последующее установление взаимоотношений с ЕС на принципах равенства и компромисса? Вопрос пока открыт.

Все же позволим себе пофантазировать. Допустим, Брюссель соглашается начать с Москвой переговоры о вступлении России в ЕС. Разумеется, Россия подходит к таким переговорам с набором условий, которые являются принципиальными и неизменными. Это повлечет за собой ряд последствий, поистине революционных не только для Европы, но и для всего мира. Судите сами.

Во-первых, ЕС должен будет принять нас целиком, а не по частям, как хотелось бы многим. В результате, Россия мгновенно станет самым мощным (по всем параметрам, кроме экономического) членом ЕС.

Во-вторых, Россию придется взять заодно и в НАТО, поскольку иное в условиях членства России в ЕС лишит Североатлантический Альянс (как инструмент продвижения военного-политического влияния Запада в Евразии) смысла существования.

В-третьих, ЕС возложит на себя львиную долю ответственности за ситуацию в российской социальной сфере. Отечественная коррупция, экономическая отсталость и неконкурентоспособность станут проблемами не только Москвы, но и Брюсселя. Учитывая ЕС-овскую практику подтягивания отсталых территорий до среднеевропейского уровня, Брюсселю придется вложить в Россию в сотни раз больше средств, чем вложил в свое время Берлин в восточно-германские земли.

В-четвертых, помимо России в ЕС надо будет принять Украину, Белоруссию, Молдавию, Турцию и ряд Балканских государств. Они либо раньше в очереди, либо находятся между Россией и ЕС географически.

В-пятых, в органах Евросоюза русские и турки будут представлены лучше, чем французы и немцы. Иными словами, "новейшие" члены ЕС - страны-реципиенты - будут управлять организацией на равных с ее старейшими членами - странами-донорами.

В-шестых, потребуется коренная реформа институтов ЕС с целью обеспечения управляемости интеграционного объединения с населением в 850 миллионов человек вместо нынешних 485-ти.

В-седьмых, русский язык и православие станут важнейшими элементами культурной идентичности ЕС. Это повлечет за собой тектонические цивилизационные сдвиги. Протестантско-католическому Западу придется признать, что он лишь часть Европы, а не вся Европа. ЕС превратится в поликультурное сообщество с практически равным представительством трех общин - православной, протестантско-католической и (после вступления Турции) мусульманской. Недавние бурные события во Франции показали, что этот вариант представляет собой сомнительное благо для коренных жителей Западной Европы.

Наконец, в-восьмых, все это приведет к тому, что Европейский Союз перестанет быть западноевропейским проектом, а превратится в микромодель мира. Де-факто он трансформируется в Североевразийский Союз - глобального конкурента США и Китая за власть в мире. Безмятежная и благополучная "крепость-Европа" вновь подставит себя бурным ветрам истории, которые, казалось бы, перестали дуть над "старым континентом" в конце XX века.

Все это, конечно, скорее фантастика. Однако именно такой сценарий был бы для России оптимальным. Членство в ЕС на основе принципов диалога и равенства - это ли не лучший итог тысячелетнего соседства-соперничества России и Европы. Вопрос, однако, в том, насколько все это устраивает страны ЕС. Ясно, что на таких условиях Евросоюз никогда не согласится начать с нами переговоры о членстве. Европа вполне резонно дорожит своим благополучием и стабильностью, от которых не останется и следа, если в ЕС войдет Россия. Следовательно, подав заявку, мы наверняка получим отказ.

Отсюда, зададимся вопросом вновь: в чем суть европейского выбора, если вариант членства России в ЕС в обозримой перспективе не рассматривается. Станет ли внятное "нет" из уст Евросоюза полезным фактором консолидации российского общества вокруг проекта государства-цивилизации как единственно возможной альтернативы? Иначе говоря, нужно ли ради избавления от иллюзий задать Европе принципиальный вопрос, или мы сможем ответить на него сами без болезненных стимулов извне.

Со своей стороны Европа ведет себя весьма активно. В 2007 году начнется действие инициированной Брюсселем стратегии Добрососедства, которая ориентирована на страны, граничащие с ЕС, но не имеющие перспектив членства. Для самого ЕС - это форма ответа на вызов расширения, временный выход из противоречия между логикой бесконечной экспансии и необходимостью сохранить управляемость. Суть стратегии состоит в формировании по периметру границ ЕС пояса лояльных, понятных, предсказуемых и по возможности зависимых от ЕС с точки зрения стандартов и технологий политических и экономических систем. Евросоюз стимулирует принятие своих норм и правил в разных сферах жизни путем увязывания преференций в социально-экономической сфере с прогрессом в области рыночных и демократических преобразований. Стратегия Добрососедства - это временное размывание границ между "своими" и "чужими" в условиях, когда ЕС не готов дать окончательный ответ на вопрос - кто свой, а кто чужой.

Россию такой подход не устраивает, прежде всего, потому, что ставит нас в изначально неравное положение. От Москвы требуется принципиальная готовность следовать европейским рекомендациям при отсутствии внятной цели. Нас просят соблюдать правила ЕС без всякой перспективы членства. Концепция Добрососедства на сегодняшний день отвергнута Россией по причине неприятия заложенной в ней модели "учитель-ученик" и обусловленности сотрудничества темпами выполнения брюссельских рекомендаций.

Для нашей страны приоритетным в отношениях с ЕС является принцип равноправия. В реальности, к сожалению, равноправие вряд ли возможно. Население ЕС составляет 485 миллионов человек, России - 145, совокупный ВВП стран ЕС в 2004 году - 10,2 триллиона евро, России - 400 миллиардов евро, ЕС экспортирует в Россию товары с высокой степенью переработки, Россия в ЕС, в основном, сырье. Иными словами, в паре с ЕС мы - слабейший партнер и относиться к интересам России Европа будет соответственно.

Единственная сфера, где мы примерно сопоставимы с ЕС - это энергетика. Однако наши связи с ЕС в этой области скорее подчеркивают общее неравенство сторон, чем компенсируют его. Мы продаем сырье, но не перераспределяем прибыль в иные отрасли народного хозяйства. Мы готовимся к перспективе повышения внутренних цен на газ, но не думаем о том, что это ведет к коллапсу собственной экономики. Мы допускаем европейские компании к разработке наших недр, но тем самым поощряем западную стратегию энергетического сдерживания России. Мы пассивны в сфере диверсификации энергетического экспорта за счет неевропейских направлений. Наконец, мы не ведем активных работ по разведке новых месторождений нефти и газа, то есть фактически проедаем советское наследие, ничего не вкладывая в будущее отрасли. В целом, мы постепенно превращаемся в "кочегарку" Европы, поскольку спокойно смотрим, как усугубляется опасная тенденция - формирование взаимоотношений в ЕС по принципу "нефть в обмен на продовольствие".

Слабость европейского вектора нашей внешней политики наиболее отчетливо проявляется в том, что мы много говорим о равенстве, но не можем обеспечить его даже в ключевой для нас отрасли. Мы тешим себя иллюзией наличия энергетического рычага, но не используем его на практике из-за нехватки политической воли. Что, например, мешает нам обусловить формирование единого энергетического пространства с ЕС созданием общего безвизового пространства? Ясно, что страх увидеть холодную презрительность Европы по отношению к России в тех сферах (а их большинство), где мы уже давно не равны. Ни за какие энергетические поставки Европа не пойдет на формирование единого интеграционного объединения с Россией. То есть европейского выбора, основанного на равенстве, у нас фактически нет. Сырье не является для Европы достаточным основанием для того, чтобы считать нас равным партнером. Мы же вместо того, чтобы создавать такие основания, как это делали Российская империя и Советский Союз, успокаиваем себя мыслью, что Европа все равно никуда не денется, так как у нас есть газ и нефть. Нынешняя европейская политика России в этом смысле скрывает проблему, а не решает ее, потому что базируется на симуляции равенства при фактическом установлении односторонней зависимости России от европейского рынка, технологий и идей.

Сейчас наступает момент истины. В ближайшие два года Россия должна подписать с ЕС новый договор о партнерстве и сотрудничестве. Срок действия нынешнего истекает в 2007 году. Это хороший повод для того, чтобы, наконец, определиться с содержанием европейского выбора. Варианта, повторяю, два: либо вступить в ЕС (при согласии последнего) со всеми вытекающими отсюда революционными последствиями, либо восстанавливать русское государство-цивилизацию с последующим возвращением к вопросу о членстве в ЕС в неопределенном будущем. Все промежуточные формы - Добрососедство, Восточное измерение и т.п. - на мой взгляд, будут удерживать нашу страну в состоянии геополитической неопределенности, что для нас губительно.

Политологический тест с подачей заявки в ЕС был бы в этом смысле весьма полезен. Необходимо разработать детальные российские предложения по вступлению в ЕС и выставить их на суд европейского общественного мнения и экспертного сообщества. Надо перебросить мяч на сторону Брюсселя. Пусть ответит, есть у России интеграционная перспектива или нет. Такое упражнение, конечно, граничит с интеллектуальной провокацией, но игра стоит свеч.

Позитивный ответ даст ясность по поводу того ради чего нам принимать ЕС-овский образ и подобие. Негативный приведет к избавлению от лишних иллюзий. В исторической перспективе воссоединение Запада и Востока Европы неизбежно. Нам выгодно, чтобы это произошло путем слияния двух сопоставимых величин. Для этого надо определиться с тем, где мы находимся сейчас. Вероятный европейский отказ признать Россию "своей" будет способствовать этому как нельзя лучше. Объединение российского общества вокруг идеи государства-цивилизации приведет к тому, что через несколько десятков лет европейский ответ на вопрос о членстве России в ЕС может быть уже совершенно иным.

 

Источник: Балтийский исследовательский центр

Мнения экспертов:
Д.Гусева:  Московские региональные выборыдобавить в папку

Г.Павловский:  Русская политика в чудовищной степени безыдейнадобавить в папку

М.Дианов:  Камиль Исхаков - успешный хозяйственник, умеющий работать с вышестоящим начальствомдобавить в папку

В.Карасев:  Украинская революция ознаменовала завершение политической эпохи в странедобавить в папку

Г.Майкова:  Киргизия как фактор долгосрочной нестабильности Центральной Азиидобавить в папку

Е.Шоларь:  "Поддержка демократии": от благих пожеланий к новым подходамдобавить в папку

В.Лешуков:  Религия молодыхдобавить в папку










  Европейский форум