Rambler's Top100 Service

Германия под сенью Договора

Кристина Минкова
Эксперт BRC-info
22 ноября 2005

Материал предоставлен Балтийским Исследовательским Центром (BRC-info)

Мрачные прогнозы не оправдались, коалиционный договор одобрен всеми тремя лидирующими партиями и подписан в Берлине. После двухмесячных дебатов давние политические противники собрались с силами и все-таки нашли компромисс. Факт, казалось бы, положительный. Однако споры относительно трудоспособности и дееспособности нового правительства и его предполагаемой политики не стихают.

Несмотря на то, что все эти неспокойные недели казалось, что народ не слишком вдается в детали происходящего, в действительности это далеко не так. Первый показатель - результаты социологического опроса.

В качестве будущего канцлера большая часть немецкого народа видит: Матиаса Платцека, избранного в прошедший понедельник новым председателем СДПГ. За Платцека, хотя и не совсем темную лошадку, но все же и не очень широко известного политика, отдали свои голоса 42 процента опрошенных немцев, в то время как Ангелу Меркель поддерживают лишь 32 процента. Вслед за новым лидером "подтянулась" и партия: если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, СДПГ получила бы 33 процента - на один процент больше, чем блок ХДС/ХСС. Свободные демократы могли бы рассчитывать на 12 процентов, а "Зеленые" и "Левая партия" получили бы по 9 процентов (любопытно посмотреть на то, как не участвовавшие в большой коалиции партии просто в силу своей вынужденной устраненности от политических дрязг набирают голоса избирателей). Кстати, о большой коалиции. Предыдущие опросы показывали, что население страны не верит в ее эффективность. Тенденция сохраняется и сегодня: 42 процента населения дают коалиционному договору оценку "неудовлетворительно". Поддерживают договор лишь 27 процентов.

Как ни странно, но политики как будто не слышат народ: во всяком случае, непонятно как иначе можно объяснить настойчивое стремление каждой из трех партий приписать себе основные заслуги в подписании договора и увидеть "свой почерк" в его статьях.

Чем вызвано подобное бахвальство, понять довольно сложно. Прежде всего, потому, что помимо самого факта подписания договора не существует практически ни одного его положения, которое, безусловно, одобрялось бы всеми участниками игры. Взять хотя бы дефицит бюджета. Споры по этому вопросу начали разгораться еще за несколько дней до подписания коалиционного договора и внутри альянса социал-демократов, и между представителями христианских партий. Повод - критическая "дефицитность бюджета" - 64 млрд. евро. При этом правительство планирует увеличить задолженность на 41 млрд. евро, что в два раза превышает объем инвестиций.

Когда принимался бюджет-2005, дефицит которого составлял порядка 40 млрд. евро, казалось, что наступает конец света. Сейчас наступила новая фаза взаимных обвинений, в которых нет ни правых, ни виноватых. ХДС обвиняет красно-зеленых в том, что дефицитным немецкий бюджет стал в результате их пребывания у власти. Согласитесь, с таким обвинением поспорить непросто. Однако доказательств того, что сами христианские демократы смогли бы избежать подобного развития событий, не существует. Тем более что сейчас они имели возможность принять активное участие в формировании как нового политического курса, так и нового бюджета.

Помимо негативных последствий бюджетного дефицита в чисто экономическом плане, есть еще два неприятных момента. Во-первых, немецкая конституция запрещает принимать бюджет, в котором долги превышают инвестиции. Исключение возможно лишь в одном случае - если правительство объявит о так называемом "нарушении экономического равновесия" в стране. Что-то вроде чрезвычайного положения. Думается, очевидно, что такое объявление повредит не только имиджу Германии на международной арене, но и сразу заклеймит новое правительство как неудачников. В конце концов, как бы ни был плох Шрёдер, то такого он не доходил ни разу. Впрочем, новый министр финансов, социал-демократ Пеер Штайнбрук (Peer Steinbruck) честно собирался объявить "чрезвычайное положение". Если представители блока ХДС/ХСС не согласятся с формулировкой Пера Штайнбрука, то коалицию потенциально ожидают новые неприятности: иском в Конституционный суд уже пригрозили все три оппозиционные партии (которые, как получается, все же имеют определенный политический вес).

Во-вторых, Германия в очередной раз нарушает Европейский Пакт стабильности, даже с учетом всех поблажек, которые выторговал у Евросоюза Герхард Шрёдер. В этот раз ответственность за это нарушение, за которое бывший канцлер подвергался жесткой критике со стороны бывшей оппозиции, несет и сама бывшая оппозиция.

Бюджетный дисбаланс стал не единственным яблоком раздора между свежеиспеченными партнерами по коалиции.

Например, сдержанная позитивная реакция на договор, поступившая от президента Федерального объединения немецкой промышленности (BDI), основывается на его уверенности в том, что договор предполагает продолжение реформ, пусть и маленькими шажками. В то же время главный экономист HypoVereinsbank Йорг Кремер (Jörg Krämer) - о коалиционном договоре ничего хорошего сказать не может. "Вместо того чтобы разработать единую концепцию, члены коалиции сконцентрировались на том, чтобы "продавить" предвыборные обещания своих партий. Такая программа лишь ухудшит состояние конъюнктуры". По мнению Кремера, чтобы наполнить бюджетные кассы, необходимы крупномасштабные реформы, в том числе и на рынке труда, а их он в договоре он не нашел.

Президент Союза работодателей Германии Дитер Хундт (Dieter Hundt) считает экономическую концепцию "большой коалиции" противоречивой и очень слабой. В нее, по его словам, закралась "фундаментальная ошибка", ведь повышение налогов и прочих выплат не приведет к усилению экономического роста и появлению новых рабочих мест.

Объединение немецкой розничной торговли также настроено скептически. Экономический кризис уже вынудил и без того расчетливых немцев откладывать деньги на черный день. Теперь же покупатели будут вести себя ещё более осторожно. По подсчетам объединения, экономика в результате повышения НДС недосчитается 24 миллиардов евро.

Пожалуй, единственный аспект, в котором мнения партнеров по коалиции не расходятся, - необходимость реформирования Совета Безопасности ООН. В результате этой реформы в состав Совета должны будут войти представители латиноамеринских и африканских государств, а места Франции и Великобритании трансформируются, возможно, в единое представительство Европейского союза в СБ ООН. Насколько реально осуществление этой формы, пока сказать трудно, однако в случае с сегодняшней Германией лучше совместная вера в утопию, чем бесконечные раздоры по реальным проблемам.

Несмотря на все сложности, связанные с восприятием коалиционного народа и в народе, и среди правящей элиты, 22 ноября Ангела Меркель станет канцлером Германии. Думается, былые восторги по поводу факта получения этого поста женщиной, да еще и восточной немкой, повторять не стоит. Мы не знаем, сколько продлится канцлерство Меркель, и насколько удачным оно будет.

На экранах телевизоров вместо ставшего уже таким родным Герхарда Шрёдера, излучающего энергию, носящего элегантные галстуки и умеющего захватить аудиторию мы будем теперь видеть немолодую женщину, питающую неумеренное пристрастие к мешковатым розовым костюмам, обладающую извиняющейся улыбкой и по-детски робким взглядом. Что скрывается за этим фасадом, нам с вами еще только предстоит узнать.

Источник: BRC-info

0

0