Rambler's Top100 Service

Какое Приднестровье нужно Молдове?

Аналитик Центра политологии и избирательных технологий, г.Кишинев
21 декабря 2005

Наряду с множеством больших и малых идеологических, политических, социальных и экономических проблем, по которым отдельные, противоборствующие между собой группы молдавской политической элиты никак не могут найти согласия, существует одна проблема, по отношению к которой практически весь политический класс Молдовы демонстрирует редкостное единодушие - это проблема "сепаратистского" Приднестровья, которое вот уже более 16 лет существует отдельно от Республики Молдова, не признаёт над собой юрисдикцию Кишинёва и живёт по своим собственным законам.

Суть консенсуса по отношению к Приднестровью, объединяющего сегодня позиции молдавских левых, правых и центристов, состоит в том, что практически все значимые политические партии правобережной Молдовы единодушно выступают за то, чтобы Приднестровье непременно было возвращено в состав Республики Молдова.

При этом, соглашаясь на предоставление Приднестровью статуса автономии в составе "единой и неделимой", унитарной Республики Молдова, молдавские политики, как из рядов "партии власти" ПКРМ, так и из числа представителей оппозиции, практически единодушны в том, что "автономные" права этого региона должны быть ограничены.

Неудивительно, что давно уже забывшие о тех временах, когда команды и приказы из Кишинева были для них законом, сами приднестровцы на все эти попытки решить судьбу их формально независимой, хотя и непризнанной, республики через их голову, без их личного участия, неизменно отвечают в том духе, что "хотеть не вредно", и предлагают такой "расширенный" статус своего региона, при котором весьма ограниченными становятся уже права метрополии, на статус которой в гипотетическом "общем государстве" претендует Республика Молдова.

Простые люди, независимо от их национальности, как с правого, так и с левого берега Днестра, больше занятые проблемами выживания в становящейся всё более суровой экономической и политической ситуации и в Республике Молдова, и в Приднестровье, сегодня не очень-то глубоко вникают в суть процесса переговоров между Кишиневом и Тирасполем, но, безусловно, как и прежде, озабочены тем, чтобы на берегах Днестра не было больше войны.

Общая ситуация с переговорным процессом между Кишинёвом и Тирасполем, несмотря на подключение к нему США и ЕС (правда, пока только в качестве наблюдателей) сегодня столь неопределенная и зыбкая, что всерьёз говорить о таких "тонких материях", как правовые основы возможного объединения, а, тем более гадать, кто при этом выиграет или проиграет, не прослыв популистом, не рискует никто из серьёзных молдавских или приднестровских политических аналитиков. Здесь, по моему мнению, как и в бизнесе, либо выиграют обе стороны, либо же вообще нет смысла в сделке.

Следует отметить, что если политическая элита Республики Молдова на самом деле хочет, чтобы Приднестровье - добровольно, по воле своих граждан - вновь оказалось в ее составе (этого же искренне хочет немалое число молдавских граждан), то она не может не понимать, что будущая объединенная страна должна быть, прежде всего, страной с быстро развивающейся, динамичной и эффективной экономикой, способной дать бюджету достаточные средства для успешного решения многочисленных социальных проблем на обоих берегах Днестра.

К сожалению, в настоящее время складывается впечатление, что нынешняя коммунистическая власть Молдовы, напористо занимаясь вопросами объединения страны, руководствуется при этом вовсе не здравым смыслом, а эмоциями и скороспелыми рецептами советников, в числе которых и американец румынского происхождения Владимир Сокор, известный своей патологической нелюбовью к приднестровскому региону.

Начался этот неконструктивный, разрушительный процесс в конце 2002, а развернулся в полную силу осенью 2003 года. Вначале в Кишиневе был неожиданно освобожден с должности вице-премьер молдавского правительства. Мотив - за содействие Рыбницкому металлургическому заводу в торговле своей продукцией с США. Коммунистическая власть Молдовы дала ясно понять, что она рассматривает этот завод, находящийся в "сепаратистском" Приднестровье, как совершенно "чужой" для себя, а потому готова пойти на самые крайние меры для того, чтобы довести его до банкротства.

Все это можно было бы еще как-то понять, если бы на правом берегу Днестра имелся другой металлургический завод, и кишиневская власть лоббировала его интересы. Но в правобережной Молдове такого завода нет. Отсюда вопрос: так выгодно ли было Кишиневу, исходя из сугубо субъективных соображений, поступать таким нерациональным образом в отношении Рыбницкого ММЗ?

Вывод напрашивается лишь один: совершенно невыгодно! Пытаясь "удушить" экономической блокадой завод, который является бюджетообразующим предприятием для всего Приднестровья, кишиневские коммунисты, образно говоря, резали курицу, которая после объединения могла бы всей Молдове приносить "золотые яйца", то есть доллары, вырученные за свою продукцию, пользующуюся устойчивым спросом в мире. Но эти трезвые и прагматичные соображения не остановили руководство правящей партии - ПКРМ. И по сей день оно продолжает попытки вставить палки в колеса этому ведущему приднестровскому предприятию.

В настоящее время в прессе Республики Молдова и Румынии развязана кампания-травля тех фирм (в данном случае речь идет о румынских фирмах), которые продают металл в приднестровскую Рыбницу. Невольно создаётся впечатление, что кому-то в Кишиневе стало вдруг выгодно, чтобы после объединения Молдова получила не один из лучших в странах СНГ металлургический завод на полном ходу, а лишь некое пепелище, вокруг которого ходят безработные и голодные рабочие. Хотя, с другой стороны, неужели это кому-то может быть выгодным?

Но одним Рыбницким металлургическим заводом нынешние кишиневские власти не ограничились. На территории Приднестровья есть еще одно предприятие, которое могло бы не только гарантированно обеспечить энергическую безопасность нашего края, но и приносить устойчивую и весьма значительную прибыль объединенной Молдове. Речь идет о крупнейшей в Европе Молдавской ГРЭС. Эта электростанция обеспечивает порядка 70% потребностей Молдовы в электроэнергии.

После того, как новые хозяева МГРЭС в связи с повышением цен на газ подняли на 1 цент цену на отпускаемую Молдове электроэнергию (при этом были предложены разнообразные варианты ее снижения), Кишинев "гордо" отказался покупать приднестровскую электроэнергию по новой цене.

Более того, Молдова начала интенсивно "изучать вопрос" о том, чтобы полностью перейти на приобретение электроэнергии у соседней Румынии, которой до сих пор остаётся должна 32 млн. долларов за прежние её поставки. При этом почему-то никак не принимается в расчёт, что внутренняя цена электроэнергии в Румынии существенно выше, чем та цена, которую Молдове предложила Молдавская ГРЭС. Не учитывается также и то обстоятельство, что сама Румыния, особенно в холодное время года, остро нуждается в электроэнергии, и поэтому неоднократно проявляла интерес к приобретению её у Молдавской ГРЭС, принадлежащей крупнейшему в мире российскому энергохолдингу РАО "ЕЭС". Дав согласие на транзит приднестровской электроэнергии по своим высоковольтным сетям в Румынию и далее на Балканы, Молдова могла бы не только обеспечивать себя сравнительно дешевой электроэнергией, но и регулярно пополнять свой бюджет деньгами, заработанными на её транзите.

Получается, что отказываясь от сотрудничества с Молдавской ГРЭС, Кишинев идет на значительные финансовые потери только для того, чтобы попытаться обанкротить еще одно крупное предприятие на территории Приднестровья. На той самой территории, которую Молдова намерена в самое ближайшее время к себе присоединить. Нелогично и неэкономично. И факт этот не замаскировать никакой пустопорожней риторикой, к которой склонна нынешняя кишиневская власть.

Человеку со стороны, непосвященному в глубинные нюансы многолетнего кишиневско-тираспольского противостояния, понять такое алогичное поведение официального Кишинева весьма затруднительно. Сами граждане Молдовы эту политику осуждают, поскольку с каждым днем всё больше убеждаются в том, что "платить по счетам" за "разбитые чашки", вернее, оплачивать растущие не по дням, а по часам экономические и социальные издержки конфронтационного курса в отношении Приднестровья, им придётся из своего собственного кармана.

Жители Приднестровья, оказавшиеся без работы из-за закрывшихся вследствие экономической блокады со стороны Кишинева левобережных предприятий, преисполняются не самыми дружественными по отношению к Молдове чувствами. Вполне очевидно, что они становятся при этом абсолютно невосприимчивыми к слащавым "объединительным" призывам официального Кишинева, что с каждым днём делает перспективу реинтеграции Республики Молдова всё более туманной, неопределенной и отдаленной.

И только президент, правительство и парламент Республики Молдова никак не желают признать, что проводимая ими сегодня в отношении Приднестровья политика - глупая и недальновидная, а потому бесперспективная, поскольку вместо того, чтобы завтра объединенная Молдова могла стать одним из крупных поставщиков металла и электроэнергии, они сегодня собственными руками разрушают её экономику.

Поскольку неадекватность политики кишиневских властей на приднестровском направлении с каждым днем становится всё более заметной, возникают серьёзные сомнения в истинных целях молдавской правящей команды: может быть, создав "красно-оранжевую" коалицию с ХДНП, воронинская ПКРМ, по инерции продолжая заявлять о своём стремлении объединить страну, на самом деле, переняла фронтистско-унионистскую идеологию и стремится сегодня к объединению Молдовы: с Румынией, при котором русскоязычное Приднестровье, никогда, кроме короткого периода оккупации в 1941-1944 г.г., не входившее в состав "Великой Румынии", будет лишь большой обузой и помехой?!

Поскольку же "прихватить" с собой при этом расположенные на левом берегу Днестра крупнейшие предприятия, некогда составлявшие гордость молдавской экономики, никак не удастся, то тут применяется принцип: "Если сам не "гам", то и другому не дам!".

При всей кажущейся упрощенности такого объяснения нынешней странной и чудовищной ситуации в отношениях между Кишиневом и Тирасполем, именно оно кажется наиболее соответствующим фактической стороне происходящего. По крайней мере, до тех пор, пока официальный Кишинев от разговоров на тему, что все предприятия, которые находятся на территории ПМР, являются собственностью Молдовы, не перейдет к реальной заботе и поддержке этих предприятий, большинство граждан в самой Молдове, в Приднестровье, будут воспринимать всё это именно так.

Если мы действительно хотим объединения, то, наверное, нам всем надо стремиться к тому, чтобы Приднестровье имело эффективную экономику, процветающие предприятия, а не было депрессивным регионом с разваленной экономикой и обанкротившимися предприятиями.
0

0