Rambler's Top100 Service

Перспективы развития сотрудничества между Польшей и Германией по-прежнему туманны

Алла Самолётова
Эксперт, Балтийский Исследовательский Центр
23 декабря 2005

Материал предоставлен Балтийским Исследовательским Центром ( BRC - info )

 


02 декабря 2005 года состоялся визит нового канцлера Германии Ангелы Меркель ( Angela Merkel ) в Варшаву. Меркель намеревалась обсудить вопросы польско-немецкого сотрудничества с премьер-министром Польши Казимежем Марчинкевичем ( Kazimierz Marcinkiewicz ), а заодно встретиться с Лехом Качыньским ( Lech Kaczynski ) и своим давним другом Дональдом Туском ( Donald Tusk ).

 

Насыщенность варшавской программы немецкого канцлера, буквально, взбудоражила польскую прессу. Передовицы ведущих польских изданий предвещали начало нового этапа в польско-немецких отношениях. В частности, речь шла о том, что, наконец, Германия отойдет от политики игнорирования польских позиций, как это было при Герхарде Шредере, и начнет выстраивать с Варшавой подлинно партнерские отношения.

Откуда у польских средств массовой информации взялась такая уверенность в том, что Берлин и Варшава по-новому посмотрят друг на друга? Безусловно, не последнюю роль в этом сыграли выступления Ангелы Меркель. В одном из них она заявила, что Польша является "вторым после Франции большим соседом Германии", в связи с чем Берлину важно поддерживать тесные отношения с Варшавой, а во время личной встречи с польским коллегой, Меркель, видимо, растроганная гостеприимным приемом, призналась, что решение поехать в Польшу - это не что иное, как "зов сердца". К сожалению, как бы ни прекрасны были слова, произнесенные немецким канцлером, мы вынуждены признать, что это всего лишь эмоциональная окраска визита. Поэтому сосредоточим наше внимание на его содержании, или, иначе говоря - на повестке дня двусторонних переговоров.

Итак, какие векторы развития сотрудничества Польши и Германии были намечены в ходе визита Меркель в Варшаву?

Во-первых, Германия пообещала учитывать польские интересы при реализации проекта строительства Североевропейского газопровода. Меркель подчеркнула, что данный вопрос является открытым, то есть, если Польша выразит желание присоединиться к проекту года (об этом уже стало известно из неофициальных источников), Германия готова лоббировать строительство ответвления в Польшу. Для изучения данного вопроса было решено создать специальную рабочую группу.

Надо отметить, что многие польские эксперты восприняли сообщение о создании польско-немецкой рабочей группы с чрезмерным энтузиазмом. Им вдруг показалось, что таким образом Польше удастся отговорить Германию от участия в проекте строительства Североевропейского газопровода. Почему-то они решили, что Берлин готов лишить себя перспективы получать российский природный газ напрямую из России ради так называемой "европейской солидарности", которая, по сути, является солидарностью Польши и трех Балтийских государств в борьбе за транзит. Между тем, Меркель четко дала понять, что Германия заинтересована в стратегическом партнерстве с Россией, в частности - в участии в проекте строительства Североевропейского газопровода, а поэтому полякам не стоит питать слишком много иллюзий по поводу обратимости данного процесса.

Во-вторых, польский премьер-министр и немецкий канцлер говорили о сотрудничестве в рамках Европейского Союза. Главной темой, безусловно, был бюджет ЕС на 2007-2013 года. Как раз через два дня Великобритания, председательствующая в ЕС до середины 2006 года, должна была представить свое видение общеевропейского бюджета. На словах Меркель поддержала Польшу и другие страны Новой Европы, которые всеми путями пытались воспрепятствовать сокращению расходов бюджетных средств за счет новых членов ЕС. Меркель согласилась, что Европе нужен справедливый компромисс, при котором бы учитывалось, что новые члены Евросоюза должны развивать свою инфраструктуру. Однако ни о каком совместном выступлении на грядущем саммите ЕС речи не шло. Как написала польская ежедневная газета ' Gazeta Wyborcza ', это означало, что Меркель не собирается напрямую защищать интересы Новой Европы. Единственное, на что можно рассчитывать Польше, так это твердая позиция Германии по поводу уменьшения британской льготы и постепенного сокращения расходов на такие страны, как Испания и Португалия, считает ' Gazeta Wyborcza '.

Наконец, в-третьих, Польша и Германия решили поднять и те вопросы, которые уже долгое время осложняют двусторонние отношения. Как мы знаем, Польшу очень волнует стремление председателя немецкого "Союза изгнанных" Эрики Штайнбах ( Erika Steinbach ) открыть в Берлине международный "Центр против изгнаний". Для Польши бурная деятельность Штайнбах чревата не только возобновлением имущественных претензий со стороны изгнанных по решению Потсдамской конференции с территории Польши немцев, но и пересмотром итогов Второй мировой войны, в целом. До некоторого момента Германия явно страдала комплексом неполноценности из-за преступлений, совершенных нацистским режимом, и всячески старалась искупить свою вину перед пострадавшими от рук нацистов поляками. Это как раз было основным двигателем процесса примирения двух народов. Штайнбах же пытается доказать, что и немцы были жертвами войны. По ее словам, "организованное и гуманное" переселение немцев из Венгрии, Польши и Чехословакии зачастую перерастало в насильственное выталкивание. Во время изгнания погибло от 600 тысяч до 2 миллионов человек.

Известно, что ХДС поддерживает проект открытия "Центра против изгнаний", но у Варшавы была надежда на то, что Меркель после прихода к власти станет более "гибкой" и будет готова отказаться от неоднозначного проекта. Однако Меркель намекнула на то, что она собирается говорить о сотрудничестве между Польшей и Германией, а не обсуждать вопросы исторической памяти.

Можно ли, таким образом, говорить о начале новой эпохи польско-немецких отношений? Пожалуй, только с большими натяжками. Переговоры в Варшаве были красивыми по форме, но обыденными по содержанию. Меркель, конечно, выполнила свое обещание: ее самолет приземлился в Варшаве накануне визита немецкого министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера ( Frank - Walter Steinmeier ) в Москву, но, если разобраться, поляки не услышали ничего, кроме обещаний.

Тем не менее, нам кажется, что немецкую пассивность не стоит связывать с просчетами дипломатии Меркель или отсутствием интереса Германии к польскому направлению. Нужно понимать, что визит Меркель в Варшаву был, скорее, ознакомительным. Здесь имеется в виду не то, что Меркель приехала в Польшу впервые (поскольку это не так), а то, что она впервые приехала сюда, во-первых, в качестве канцлера Германии, а, во-вторых, к партнерам, на приход к власти которых она не рассчитывала. Пусть и с определенными оговорками, но личностный фактор в политике все-таки важен. Во время предвыборной кампании в Польше Ангела Меркель публично поддержала своего "друга" Дональда Туска и, соответственно, партию, которую он представляет, то есть "Гражданскую Платформу" ( PO ). Но судьба распорядилась иначе. Победу - как на президентских, так и на парламентских выборах - одержали представители партии "Закон и справедливость" ( PiS ). Несмотря на то, что по многим формальным признакам ХДС и PiS идеологически близки, их довольно многое разъединяет. Нет той дружбы между Меркель и Качыньским, которая могла бы заменить союз Герхарда Шредера и Владимира Путина. Зато есть недоверие. PiS с опаской относится к позиции ХДС по поводу "Центра против изгнаний", а ХДС, в свою очередь, обеспокоена некоторыми выступлениями братьев Качыньских во время предвыборной кампании в Польше, которые немецкая пресса даже назвала антинемецкими. Партнерам еще нужно присмотреться друг к другу, прежде чем мы сможем сказать, что польско-немецкие отношения подверглись качественным изменениям.

Источник: BRC-info

0

0