Rambler's Top100 Service

Фиаско сладостной эйфории

Доктор исторических наук, профессор
16 января 2006

Известная в истории полемика между западниками и славянофилами, оказывается, не потеряла своей актуальности и в начале XXI столетия. Облечена она в соответствующие общественно-политические формы, как в современной России, так и на территории всего постсоветского пространства, в том числе и в Азербайджане. В настоящее время азербайджанские "западники" наподобие идеологов западнического течения середины XIX века Б.Н.Чичерина, К.Д.Кавелина, В.П.Боткина, П.В.Анненикова и др. идеализируя государственно-политическую и экономическую модель Запада, придают историческим и национальным особенностям развития республики второстепенное значение.

Но справедливости ради, следует заметить, что в республике не существует организационно оформленного, и хотя бы мало-мальски структуризированного идеологического течения, хотя бы отдаленно напоминающего славянофильство, проповедовавшего исключительность развития государства на почве исторических традиций. На общественно-политической арене республики так и не появились отечественные Черкасовы, Кошелевы, Самарины, проповедовавшие необходимость реформирования общества, опираясь в основном на национальные традиции хозяйственного и политического моделирования прошлого.

Вероятно, отсутствие подобных сил в обществе мотивировано размытостью этих традиций и базирование преобразовательных процессов на общероссийских основах. Ведь формирование единой территориально-административной, хозяйственной системы и последующее ее реформирование происходило в течение всего XIX века, т.е. в период вхождения и дальнейшего развития азербайджанских земель в составе Российской империи. И, несмотря на все сложности и недостатки реформ, происходящих в Азербайджане в 30-40-х, 60-70-х годах, именно они заложили фундамент к формированию индустриального образа Азербайджана. Один лишь факт того, что впервые промышленная добыча нефти в Баку получила распространение в 1864 году - одновременно с началом промышленной добычей нефти в Калифорнии, свидетельствует о беспрецедентном прогрессе экономического развития Азербайджана, порожденном российской реформацией того времени.

В то же время, носителями западнических взглядов в Азербайджане является политически организованная, но погруженная ныне в глубокую, зыбкую кризисную трясину оппозиция. И, несмотря на ее мнение о применении США в Азербайджане политики "двойных стандартов" в отношении оценок выборных процессов на постсоветском пространстве (подразумевается диаметрально противоположная позиция Вашингтона относительно выборов в Грузии и Украине), отказа от западничества в своей идеологической платформе не последовало. Более того, ею широко применяется попахивающая политическим атавизмом тактика инкриминирования руководству республики наличия пророссийского крена в его внешнеполитическом курсе. Видимо адепты традиционной для оппозиции с незапамятных времен ее возникновения концепции мотивирования всех своих неудач, провалов "рукой Москвы", поддерживающей якобы авторитаризм власть предержащих, автоматически отрывая листки лежащих на их столах календарей, не вглядываются в отраженные на них цифры! А жаль! Ибо подобная схоластичность препятствует приобретению ее деятельностью конструктивного характера, что отвечало бы интересам всех членов общества, независимо от их мировоззренческой принадлежности.

Времена развала социалистической супердержавы давно канули в лето, и присущая тому периоду митинговая тактика, содержащая в себе инициирование масс на акции протеста против "промосковских властей", выглядит сегодня неким анахронизмом. Стремление определенных сил представить сбалансированность внешнеполитической линии Президента республики Ильхама Алиева в тривиальном виде ориентации на Россию, не выдерживают никакой критики. Ортодоксальность в политике никогда не кому не приносила успехов и принцип трактовки внешнеполитической взвешенности, как проявление какой бы то ни было доминанты, свидетельствует о полном отсутствии толерантности, ясной и объективной мысли некоторых оппозиционных сил. Уместно напомнить, что разум и чувство, по Л.Вовенаргу, взаимно восполняют друг друга, но обращение лишь к одному и отказ от другого, необдуманно лишает человека помощи, данной ему для руководства. В данном случае чувства явно превалируют над разумом, а это для политиков равносильно отплясыванию минером гопака на минном поле.

Но на некоторых весьма актуальных примерах можно ясно себе представить к чему призывают азербайджанские "западники" в том случае, если гипотетически предположить, что руководство республики все-таки нарушит внешнеполитический баланс. В частности на примере Литвы, ставшей недавно членом западного сообщества.

Не прошло и два года со дня более чем помпезного вступления стран Прибалтики в ЕС и активного сотрудничества с НАТО, а уже наблюдаются все признаки кризиса в национальном сознании граждан этих стран в отношении вышеуказанных структур. И лишь правые силы тщетно настаивают на "правильности избранного пути", предпочитая страусиную политику игнорирования все растущего разочарования и растерянности не только в рядах рядовых граждан (о чем свидетельствуют опросы населения), но и в рядах политиков и даже руководителей государства.

Первый удар, развенчивающий сладостные иллюзии пребывания страны в "западном рае", нанесла Германия. Она в соответствие с решением ЕС, принятым еще в 2003 году подписала договор о прокладке российско-германского газопровода по дну Балтийского моря, в обход Литвы. Вильнюс расценил это не иначе, как "коварный шаг" Берлина. С одной стороны Литва лишается солидных сумм от так и не приобретенного статуса транзитного государства, с другой - будучи почти на 100% зависимой от России энергетически, лишается рычага давления на нее.

Руководство Литвы оказалось не в силах скрыть своего разочарования ЕС, в котором, оказывается, господствуют национальный эгоизм и личный интерес, а не вожделенное им братство, взаимовыручка и преференциальность для стран со слабой экономикой. Не случайно упреки со стороны президента Литвы Валдаса Адамкуса и премьера Альгирдаса Бразаускаса в адрес канцлера Германии Герхарда Шредера носили сугубо морализованный характер. В частности, литовский президент в интервью французской газете "Le Figaro" резюмировал: "Мы этим очень разочарованы, поскольку Германия является членом Европейского Союза. Этот договор показывает, что абсолютно игнорируются жизненные интересы Литвы и некоторых других стран". Лапидарность и категоричность ответа тогдашнего канцлера, прозвучавшего в интервью немецкой прессе, была выражена мыслью о том, что Германия никому не позволит определять свою энергетическую политику.

Вторым ударом явилась позиция Великобритании в отношении новых членов ЕС при принятии бюджета Союза на 2007-2013 гг. Пользующаяся в диссонанс Германии и Франции, имиджем защитницы интересов новых членов ЕС Великобритания неожиданно сама выступает в роли обидчицы. Председательствуя в Евросоюзе, именно она изменила проект бюджета в пользу богатых членов ЕС, не ущемив при этом и свои интересы, за счет новых, бедных членов. Вновь литовское руководство подняло на щит такую философскую категорию, как "мораль". Наивным детским лепетом прозвучали осуждения Великобритании со стороны литовского президента. Передавая мнение руководителя Литвы, его пресс-атташе Даля Грибаускайте заключила: "Предложение британцев обрезать бюджет новичков является политикой двойных стандартов и дискредитирует развитие и будущее Европы".

Литовская досада по поводу позиции Великобритании усугубляется еще и тем, что эта прибалтийская страна котировалась, как наиболее англоязычная и "проамериканская". Добровольно взвалив на свои плечи роль форпоста евроатлантизма в регионе, Литва, почти единодушно избрав президентом американца литовского происхождения, яростно и беззаветно поддерживала все военно-политические инициативы США, даже во вред отношениям с такими странами ЕС, как Франция. Примером этому может служить солидаризация Литвы с Великобританией в своей безоговорочной поддержке американской атаки на Ирак. За что, вместе с другими не менее ретивыми новоиспеченными членами ЕС, подверглась критике президента Франции Жака Ширака. Другой причиной особой горечи разочарования Великобританией явилась все возрастающая после вступления в ЕС волна трудовой эмиграции в эту страну. Под Лондоном живут уже колонии литовцев численностью в сотни тысяч экономически связывающих Литву и Великобританию.

К этому стоит присовокупить и факт полного отсутствия поддержки со стороны ЕС демарша президентов Литвы и Эстонии, предпринятого во время празднования 60-летия Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. Более того, ЕС и представители США, по сведениям литовских СМИ, подвергли эти действия критике. И не случайно именно президент США Дж. Буш, продемонстрировав пиетет в этом вопросе, прибыл в Москву, а не в наиболее "проамериканскую" Литву, посетив затем и Латвию, руководитель которой, несмотря на свои резкие заявления в адрес России, согласилась почтить в Москве память погибших в Великой Отечественной войне. Руководители стран ЕС, как известно, в полном составе побывали на Красной площади.

В этом контексте характерна и реакция руководства Евросоюза и НАТО на инцидент с аварией российского истребителя СУ-27. Лишив Литву и в этом эксцессе с Россией своей поддержки, ЕС и НАТО, как отмечала газета "Respublika", супрессировали Литву, с тем, чтобы последняя не провоцировала бы конфликт Запада с Россией. Это было наглядно проиллюстрировано метаморфозой позиции министра обороны Литвы, допускавшей сперва версию о специально подготовленной Россией "провокации", а затем сменившейся на признание "случайности" инцидента. При этом была проявлена даже джентльменская галантность вплоть до приема министром российского катапультировавшегося пилота и вручения его жене букета цветов.

Кстати, целесообразно коснуться еще одного аспекта развенчания западнических иллюзий. Прибалтийские республики, выходя из состава СССР, активно манипулировали лозунгом борьбы за свободу и главной идеологической мотивацией вступления в ЕС, являлась идея гарантирования будущности их государственности от "мира тоталитаризма и диктатуры".

Основным критерием оценки уровня свободы общества, как правило, считалось отсутствие тотального контроля спецслужб, за передвижением человека, над его контактами и даже мыслями. Идеалы свободы на Западе считались образцовыми для всего мирового сообщества и идеализировались "западниками" всего постсоветского пространства. "Канонизация" западной свободы была сокрушена принятием 14 декабря прошлого года Европарламентом сюрреалистического закона о тотальной слежке за всеми гражданами ЕС, которая должна быть установлена с 2007 года. В целях борьбы с терроризмом законом предусмотрена регистрация всех телефонных звонков, произведенных гражданами ЕС, и звонков, на которые они не ответили. Равным образом в обязанности спецслужб будет входить необходимость добычи информации о времени, месте отсылки и адресате любого электронного письма, о посещении людьми сайтов. Мобильные телефоны, в том числе и текстовые сообщения через них, также в соответствие с законом должны быть взяты под контроль. Таким образом, особых отличий между миром "тоталитаризма" и миром "свободы" - в смысле слежки спецслужб за своими гражданами - уже не наблюдается.

И в случае расширения членства ЕС за счет 70 миллионной Турции угрожающий системе безопасности Запада терроризм станет вулканизировать все сообщество, поскольку многократное по сравнению с другими странами сообщества повышение темпов прироста ее населения будет способствовать достижению 25% от населения ЕС, а ее территория коммуницирует Евросоюз с эпицентром экстремизма - Ближним Востоком. К тому же на подходе к вступлению в ЕС и почти 50 миллионная Украина. И возникает естественный           вопрос, в какой же союз вступила Литва и ее соседи по региону и чем европейский будет отличаться от советского?

Кроме всего прочего, в Литве звучат опасения по поводу сохранения ее народом своей самобытности. Отношение литовцев к потере такого ее признака, как национальная валюта более чем отрицательно. Согласно опросу, проведенному 4-7 ноября 2005 компанией Vilmorus, введение евро в Литве одобряют лишь 34% жителей Литвы, а не одобряют - большинство - 51%.

Далее, Евросоюз декларируя сохранение самобытности входящих в него наций, на практике нивелирует всю систему морально-нравственных ценностей литовского пуританского воспитания.

Что же касается языка, то классик литовской литературы поэт Юстинас Марцинкявичюс во всеуслышание заявил об угрозе исчезновения литовского языка, вытеснении его английским. Вытесняя русский язык и дискриминируя свое русскоязычное население, Литва, по иронии судьбы сама столкнулась с проблемой вытеснения собственного языка на своей же территории. На улицах литовской столицы уже давно не соблюдаются литовские законы о языке. Вильнюс насыщен английскими названиями, в электронных СМИ царят англоязычные песни. В университетах Литвы требуют отчеты о работе:. на английском языке!!!

И в итоге, как это не парадоксально, но в той Литве, которая шла в фарватере развала СССР, большинство литовцев ностальгируют по бывшей советской системе. Это показал опрос общественного мнения, проведенный в конце истекшего года независимой компанией "Балтийские исследования". Оценка советской системы проводилась по 10-балльной шкале, в которой цифра 1 означала "очень плохо", а 10 - "очень хорошо". Таким образом, 32% респондентов бывшую систему в Литве оценили в 7-10 баллов, т.е. как хорошую и очень хорошую. 22% опрошенных назвали ее "средней" по уровню жизни (5-6 баллов), и только 31% граждан считают, что коммунистическая система - "зло общественного строя".

Что ж, логика формулирует истину: не стоит настолько очаровываться, чтобы не было так больно затем разочаровываться! И эту истину отечественным "западникам" никогда не следует забывать! Тем более что речь шла о стране христианской европейской культуры, а что же может стать в этом случае с мусульманским Азербайджаном, даже с его синтезированной евровосточной культурой?!
Загружается, подождите...
0