Rambler's Top100 Service

Инициатива легитимизации Приднестровья должна исходить от крупных держав

эксперт Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве
28 февраля 2006

15 лет своей истории Приднестровское государство пребывает в окружении независимых постсоветских государств и старается оптимизировать связи с ними. Тем самым Приднестровье стремится добиться международного признания и легитимизировать себя как государство, которое опирается, прежде всего, на региональную идентичность своего населения.

Однако в настоящий момент формируется новая реальность на постсоветском пространстве. Прежняя "модельность" практически не работает и постсоветское пространство постепенно трансформируется, утрачивая прежнюю "субъектность", а вместе с ней и прежние связи. Речь идет об экономических, политических и социальных связях, которые были характерны для советской системы и частично работали в рамках СНГ.

Новая мировая реальность требует приведения к соответствию международного права. Необходимость эта видна во всем: достаточно проанализировать эффективность деятельности ООН, ОБСЕ, практику двойных стандартов в политике мировых держав и т.д. Актуальные проблемы энергетической безопасности в мире также указывают на эту необходимость.

Приднестровье не является участником глобального энергетического процесса с формальной точки зрения. Однако в жизнедеятельность Приднестровского государства оказываются втянуты те страны, которые участвуют в формировании новой "модельности" постсоветского пространства, в том числе и в плоскости энергетической безопасности. Инициатива легитимизации Приднестровского государства, очевидно, должна исходить не только со стороны населения Приднестровья, но и со стороны тех великих держав, которые заинтересованы в стабильности постсоветского пространства как нового географического, политического и экономического объекта. Тем более, что аналогичную ситуацию пережили Балканы, когда США инициировали признание новых балканских государств в начале - середине 90-х годов как субъектов международного права. Тем самым США фактически нарушали принципы Хельсинских соглашений 1975 г., в которых фиксировался принцип нерушимости послевоенных границ.

Нынешний этап формирования геополитической и геоэкономической реальности более сложен, поскольку не связан напрямую с политическим инструментарием. Закрепление новой реальности в формах международного права будет носить более постепенный характер. Но этот процесс неизбежен, тем более что в качестве новой структуры, монополизировавшей энергетику на постсоветском пространстве, выступает ОАО "Газпром".

Итак, главный фактор правосубъектности - это место Приднестровья в новом энергетическом пространстве. Запад как главный "инициатор права" указал и Молдове и Украине, стремящимся в Европу, что свои отношения с Москвой они должны выстраивать сами, равно как и решать проблемы с энергоресурсами. Это факт говорит о том, что чем дальше Молдова загоняет себя в политический и энергетический тупик, тем ближе Приднестровье к признанию своей правосубъектности.

В Молдове же до сих пор остро стоит проблема освоения западных рынков и повышение инвестиционной привлекательности региона. Эти проблемы одновременно выступают в качестве основных факторов, указывающих на "европейской" направление интеграции Молдовы. Неудачи в решении этих проблем до сих пор удачно списывались на нерешенность приднестровского вопроса. Однако, и это признают многие эксперты, экономика Молдовы до сих пор функционирует только благодаря притоку денежных средств из-за рубежа, который обеспечивается результатами трудовой миграции. Из уст скептиков звучит, что молдавская нация практически растворяется, и что со временем все более будут выкристаллизовываться факторы разгосударствления Молдовы, и соответственно ее непризнания как национального, а в данном случае - этнократического, государства. До сих пор раздуванием приднестровской проблемы молдавскому руководству удавалось достаточно успешно сдерживать этот процесс.

Практически весь период своего независимого развития Молдова стремится выйти на европейский рынок, однако в реальности с Запада в Молдову идет только импорт, а весь экспорт уходит на Восток. Россия до сих пор остается основным торговым партнером Молдовы, ее доля в экспорте Молдовы составила 31% в 2005 году (34% в 2004 г.). С 2001- по 2003 год наблюдалась тенденция к сохранению доли молдавского экспорта на российском рынке на уровне 37% общего объема поставок, осуществляемых хозяйствующими субъектами Республики Молдова. При этом, характер двусторонних торговых связей можно выразить формулой: энергоносители в обмен на винно-коньячную и сельскохозяйственную продукцию.

Главным поставщиком топлива на территорию Молдовы и Приднестровья является российский "Газпром". Фактически он контролирует все магистральные газопроводы в регионе и весь молдавский рынок газопотребления. Через эту же территорию осуществляется транзит российского топлива в Западную Европу: "Газпром" через участие в СП "Молдовагаз" контролирует транзит газа на Балканы. Объемы транзита сопоставимы с транзитом через Белоруссию и составляет 22-25 млрд. куб.м. Однако Белоруссия покупает газ по 46, 68 долл. за тыс. куб.м., а Молдова до 1 января 2006 года по 80 долл. у "Газпрома" и по 68 долл. у "дочки" "Газпрома" - компании "Газэкспорт", распределяющих поставки в регион между собой примерно поровну. В созданном в 1999 г. российско-молдавском Совместном предприятии АО "Молдовагаз", занимающимся импортом, транспортировкой, оптовыми и розничными поставками, реализацией российского природного газа, "Газпром" владеет контрольным пакетом (50% +1 акция). 35,33% акций принадлежит Правительству Молдовы, 13,44% - правительству Приднестровской республики, 1,23% - миноритарным акционерам. Поставки на Приднестровье осуществлялись по контракту между "Молдовагаз" и принадлежащему приднестровской стороне "Тираспольтрансгаз". За транзит Молдова получает 2,5 долл. за тыс куб.м. на 100 км. - эти средства направляются на уменьшение включенной в тариф стоимости газа, поставляемого СП "Молдовагаз".

Задолженность Молдовы за российский газ (без учета штрафных санкций) по поставкам прошлых лет составляет, по данным "Газпрома", 780 млн. долл., в том числе по Приднестровью - 560 млн. долл. Проблема расчетов всегда существовала в российско-молдавских отношениях, не менее остро она стояла и в отношениях между Молдовой и Приднестровьем. Приднестровье, подозревая Молдову в "непрозрачности" ведения расчетов и "перекидывании" своих долгов на приднестровскую сторону, заявляло, что юридически у Приднестровья нет долгов, долги есть у "Молдовагаз". Молдова отвечала примерно тем же.

В сфере электроэнергетики ситуация выглядит следующим образом. Молдавская ГРЭС, находящаяся, заметим, на приднестровской территории и работающая на российском газе, обеспечивает электроэнергией Молдову на 70% (25% обеспечивается Молдавскими ТЭЦ, остальные 5% из других источников). В декабре 2003 года Молдавская ГРЭС, из 12 энергоблоков которой работали только 2-3, была приватизирована совместным российско-бельгийским предприятием Saint Gidon Invest (100% акций). Летом 2005 года новым хозяином станции стала "Интер РАО ЕЭС", дочерняя компания РАО ЕЭС, вложившая средства в реконструкцию (запуск в эксплуатацию еще 9 блоков из 12) для возобновления транспортировки электроэнергии на Балканы.

Негатив в политическом поле российско-молдавских отношениях в 2005 году повлек за собой аналогичные изменения и в экономических отношениях: российская сторона отказала в выдаче акцизных марок для импортеров молдавской алкогольной продукции, затем последовало решение "Газпрома" повысить цену на природный газ до 160 долл. за тыс. куб. м. Еще в конце 2005 года президент Молдовы Воронин заявлял, что "мы готовы жить в холоде, замерзать без российского газа, но не сдадимся". Молдавские же чиновники, в свою очередь, заявили, что из-за прекращения поставок газа российской стороной молдавская экономика "не сильно пострадает".

Аналогичная ситуация сложилась и в сфере электроэнергетики: Молдавская ГРЭС в ноябре 2005 г. предупредила молдавскую электрораспределительную кампанию Union Fenosa о намерении поднять тарифы на электроэнергию с 3,05 до 4,08 цента за кВатт/час, аргументировав это тем, что цена газа для ГРЭС выросла с 57 до 86 долл. за тыс. куб.м. Union Fenosa отказалась покупать электроэнергию по заявленной цене и в ноябре 2005 года Молдавская ГРЭС прекратила поставки электроэнергии в Молдову. После прекращения поставок дефицит электроэнергии для Молдовы восполняла Украина. Однако, в итоге, в январе 2006 г., Воронин призвал министерство промышленности и инфраструктуры "завершить в самое короткое время переговоры с собственниками Молдавской ГРЭС".

2006 год начался и с газовой войны "Газпрома" и Молдовы, аналогичной "войне" с Украиной в этот же период, только без привлечения европейских стран. "Газпром" предложил "рыночно обусловленную" цену 160 долл. за тыс. куб. м, однако молдавская сторона не согласилась на увеличение цены вдвое. В ответ "Газпром" 1 января прекратила поставки газа в Молдову, и молдавской стороне пришлось импортировать российское же топливо с Украины. Однако уже 2 января президент Молдовы создал оперативный штаб по проблемам энергетической безопасности. Приднестровское руководство заявило о том, что переход России на европейские тарифы на газ для Молдовы не должен касаться Приднестровья, аргументировав это тем, что "применение европейских тарифов на газ справедливо в отношении к Молдавии, которая стремится интегрироваться в Европу".

13 января Молдова заявила, что она заинтересована в снижении энергетической зависимости от России. В качестве альтернативы Молдовой рассматриваются поставки туркменского, казахстанского газа, однако, как известно, поставки из Казахстана и Туркмении в любом случае должны быть согласованы с Россией, т.к. транзит осуществляется по российской газотранспортной системе. В качестве альтернативы молдавской стороной рассматривается также Иран: Молдова якобы готова подключиться к проекту Nabucco, предполагающему поставки в Европу более дешевого газа из Ирана по газопроводу, идущему по дну Черного моря. В проекте Nabucco участвуют Армения, Турция, Румыния, Болгария, Венгрия, Австрия в сотрудничестве с ЕС, который намерен финансировать проект.

16 января 2006 года "Газпром" и Молдова договорились о режиме функционирования СП "Молдовагаз" и о поставках топлива. Цена в первом квартале 2006 года составила 110 долл. за тыс. куб.м, при этом стороны договорились увеличить долю "Газпрома" в СП "Молдовагаз". Фактически речь шла о передачи части акций СП за некоторые уступки в политике поставок. Однако за январь из-за разницы цен СП "Молдовагаз" потеряло более 9 млн. долл. Это обусловило необходимость поднять тарифы на топливо для всех категорий потребителей.

Вместе с тем, молдавская элита должна понимать, что для повышения энергетической безопасности страны, Молдова должна стать "полноценным" транзитным государством, но с упором на генерацию и экспорт электроэнергии. Речь идет о развитии "газовых коридоров" и поставках электроэнергии на Балканы. И здесь Молдова будет пытаться сыграть на стремлении "Газпрома" и "РАО ЕЭС" диверсифицировать свои транзиты. Именно поэтому все чаще можно услышать со стороны Молдовы о желании создать совместный молдавско-российский энергетический холдинг, который бы занимался проблемами развития энергетики и ее экспорта, прежде всего на Балканы.

Приднестровская же сторона, стремясь максимально себя обезопасить в энергетической сфере, хотя бы со стороны Молдовы, справедливо решила сконцентрировать свои энергетические активы и выйти на принципиально иной уровень взаимоотношений с поставщиками. В марте 2005 г. вышли указы президента ПМР "О создании национальной энергетической корпорации Приднестровья" и "О выходе ПМР из участия в АО СП "Молдовагаз" "в целях гарантирования экономической безопасности Приднестровья, развития газовой отрасли, а также стабильного обеспечения приднестровских потребителей природным газом". Фактически, это обозначало уход "Тираспольтрансгаза" из-под контроля "Газпрома". При этом 50% имущества, переданного приднестровской стороной в уставной капитал СП "Молдовагаз" передавалось "Газпрому" за долги (50% акций), другие 50% также планировалось передать "Газпрому" и с учетом этой доли создать совместное российско-приднестровское предприятие "Тираспольстрансгаз - Приднестровье", который с 2006 года будет работать с ОАО "Газпром" напрямую. При этом на уровне руководства Приднестровской республики заявлялось о создании энергохолдинга на основе государственного и частного капитала, в который войдут структуры, занимающиеся выработкой, поставками и распределением газа, тепла, электроэнергии, воды, а также инвестиционные компании. Прежде всего, речь шла о включении в холдинг Молдавской ГРЭС и Дубоссарской ГЭС. Предполагалось, что контрольный пакет акций холдинга будет находиться в руках государства.

Таким образом, в связи с повышением тарифов на газ для Молдовы с 1 января и предполагающимся дальнейшим повышением во втором квартале 2006 года, приднестровское руководство считает, что прямое соглашение о поставках природного газа может быть подписано между газовыми компаниями России и создаваемым в Приднестровье энергетическим холдингом в соответствии с меморандумом об основах нормализации отношений, который подписали в 1997 г. Кишинев, Тирасполь и страны-гаранты ОБСЕ, Россия и Украина. Этот документ закрепил право Приднестровья на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность.

Это, конечно, не решило бы проблему энергозависимости Приднестровья от России, однако помогло бы избавиться от проблем в этой сфере с молдавской стороной. Кроме того, Приднестровье сможет самостоятельно получать плату за транзит российского газа в Европу. Как бы то ни было, "Газпром" пока официально не дал на это согласие.

Однако, главное в этой ситуации, это то, что руководящие субъекты понимают необходимость вписывания в общий пейзаж новой реальности, базирующейся на примате энергетической ресурсной базы. Удачно выбранная позиция с этой точки зрения, во-первых, обеспечит отход в сторону реальных экономических практик, а во-вторых, сделает отношения с Молдовой более прозрачными, а политику более целесообразной.

Таким образом, Приднестровье может стать самостоятельным субъектом, но не с точки зрения национальных границ государства, а в рамках глобального энергетического пространства. И по уже формирующимся правилам этого пространства (еще раз вспомним российско-украинскую газовую войну начала года) каждое государство будет отстаивать свои интересы, проецируя их, прежде всего на сферу ТЭК. Фактически это обозначает переход во взаимоотношениях государств в рамках нового энергетического пространства от "большой политики" к "большой экономике". И если эти правила игры будут приняты всеми участниками геоэкономического процесса, насильственного воссоединения Молдовы и Приднестровья не произойдет, правосубъектность будет соблюдена.

 

0

0