Национал-изоляционизм русских и других народов России - путь к самоуничтожению

Александр Ципко
Главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований (ИМЭПИ) РАН
1 Март 2006

По мировоззрению мне выступление Владислава Юрьевича чрезвычайно близко. Он практически выступил как очень тонкий, чувствующий идеолог. Главное, что его позиция адекватна Путину и адекватна национальным государственным интересам России и россиян.

Чрезвычайно важно, что он подчеркивает, что Россия и для Путина, и для него, и для всех нас - это часть Европы, мы часть европейской цивилизации. Поэтому либеральные ценности, ценность свободы и ценность демократии нам органичны, и русский человек хочет жить в свободной стране и пользоваться благами свободы. Другое дело, что мы шли к этому медленно, с взрывами, взлетами и падениями. Но, все-таки, эти диктаторы, все эти сталины противны нашей природе - вот эта мысль, к которой он неоднократно возвращается. Он очень хорошо, умно говорит о хитрых коммунистах, тоже ратовавших, якобы, за демократию для трудящихся, даже этой идеей соблазняли левую западную интеллигенцию. Эта точка зрения мне чрезвычайна близка и важна.

Второе. Чрезвычайно важно его отношение к русской истории, к советскому периоду. Несомненно, советский период имел множество достижений, много взлетов, но, все-таки, он имел какие-то непреодолимые внутренние ограничения, прежде всего, системные. И в этом смысле путь был тупиковый, он сковывал энергию масс, сковывал именно эти реальные права и свободы личности, и привел к этому антиотбору. Сурков правильно говорит, что нельзя критиковать людей, которые много сделали для страны, но, тем не менее, они сами продукт антиотбора, он там очень хорошо об этом говорит.

Сурков хорошо чувствует историю. Эта мысль для него чрезвычайно важна, что да, мы часть Европы, но, с другой стороны, мы хотим быть в Европе, это очень важный тезис. Мы хотим быть в Европе как суверенная, самодостаточная независимая страна, и смысл нашей демократии состоит только в том, что мы можем обеспечить и должны обеспечить. Мы, конечно, утратили некоторые черты суверенности, но он здесь говорит о том, что эта ценность суверенности чрезвычайно важна для нас, и это отличает политику Путина и его стремления. Мы уже многого достигли, даже в "восьмерку" пришли, хотя нас туда пустили, как он правильно замечает, только для того, чтобы как-то нас контролировать.

По поводу попыток Путина восстановить управляемость страной, навести порядок, Владислав Юрьевич вспоминает ситуацию с Тывой, а надо бы вспоминать, что и Якутия тоже себя являла независимым суверенным государством. Для восстановления управляемости, восстановления вертикали власти, контроля над регионами, необходимо было уйти от таких несуразностей системы, когда представители исполнительной власти, высшие руководители Совета Федерации являлись одновременно и руководителями и законодательной властью. Отмену выборов губернаторов он совершенно правильно связывает с проблемой суверенитета, то есть, с восстановлением дееспособной России, могущей себя защищать и могущей выступать в мировой политике как субъект, принимающий собственные решения.

"Третья ценность", как он называет, эта проблема благосостояния, проблема нормального образа жизни. Он правильно критикует какого-то олигарха, наверное, Березовского, за то, что он судит Россию, живущую на сверхдоходы от нефти. Получается, что вместо 20 тысяч, которые получает средний человек, он должен получать 2 тысячи только для того, чтобы у кого-то не было повода для критики. В обращении четко проглядывается система ценностей - демократия, суверенитет, благосостояние. Я, правда, к этому добавил бы по логике - он об этом говорит, но только не формулирует - такую четвертую ценность, как здравый смысл, разумность.

Очень близко мне, когда он показывает эту посткоммунистическую Россию 90-х, которая, якобы, была свободной, но, на самом деле, там ничего не было свободного: средства массовой информации контролировало не государство. Он не называет фамилии, но понятно, что это Гусинский, на чужие деньги, практически в долг контролировал телевидение, и страшно возмущался, когда у него по закону его забирали. Эта олигархическая власть. Он правильно говорит: олигарх - это не тот, кто имеет деньги, а кто вмешивается в политику, организует приватизацию целых министерств. Вот это очень справедливое описание той системы. Таким образом, этот четвертый взгляд: рационализация России, рационализация власти, рационализации общественной жизни.

И последняя тема, очень важная и близкая - выходы на современность. Он мог бы и резче сказать, что люди, которые называют себя демократами, в своей политике они никогда ни на какие демократические ценности не опирались. Когда они были влиятельными партиями, то они спокойно жили за счет перераспределения, за счет лоббирования каких-то интересов. Поэтому речь идет о том, что эти люди критикуют режим не с точки зрения восстановления демократии, а с точки зрения восстановления своих привилегий, которые они теряют в ходе рационализации.

И чрезвычайно понятно и близко мне понятие русского национал-изоляционизма, великорусского сепаратизма, великорусского национализма, это присущее нам желание всех отбросить. Он правильно там вспоминает одну статью, эту глупость, хотя и не называет фамилии, в которой говорилось, что мы всех кормим, и что мы проживем без казахов, без украинцев. И мне думается, это чрезвычайно точный диагноз: мы пострадали из-за национал-изоляционизма, из-за желания построить Россию для этнических русских. И он очень точно говорит, что мне не нравится русский национализм, национализм других народов России, это не национализм, русским вообще не свойственно это чувство собственного превосходства, у них нет этого, им просто навешивают такие ярлыки. Отгородиться от Запада, потом отгородиться от народов России - это практически путь к самоистреблению и самоуничтожению.

В выступлении много идей, это очень хороший документ, он честный, здравый. В рамках этого документа, в рамках такой парадигмы, которая в нем описана, и надо строить современную государственную идеологию. Практически, мы имеем первую попытку формулировки лицом, представляющим администрацию Президента, государственным деятелем, нашей современной государственной идеологии. Повторяю, так, как её сформулировал Сурков, мне чрезвычайно близко, я абсолютно со всем согласен.
Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум