Rambler's Top100 Service

Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть шестая

Научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук
6 марта 2006

В начале нового тысячелетия мир столкнулся с двумя серьезными угрозами - терроризмом и распространением наркомании. Обе проблемы заявили о себе еще в XX веке, однако именно на рубеже веков они представлять реальную угрозу человечеству. Как заявил недавно Президент РФ Владимир Владимирович Путин, "Нельзя забывать, что за наркоторговлей скрывается огромный нелегальный финансовый оборот и значительная часть этих средств идет на финансирование экстремистской и террористической угрозы".

Проблемы терроризма и наркобизнеса тесно связаны друг с другом. Практика показывает, что террористические организации, вне зависимости от их идеологии, декларируемых целей, организационной структуры и методов, неспособны выживать без доходов от наркоторговли. Потребность террористов в таких доходах можно отнести к особой форме "наркозависимости". Именно поэтому представляется малоперспективным исследование одного явления - наркобизнеса - в отрыве от другого - международного терроризма.

Kreml.Org представляет шестую - завершающую - статью эксперта по терроризму и наркобизнесу, кандидата политических наук, научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Игоря Хохлова , подготовленную для нашего ресурса на основе исследования в рамках работы в Российской академии наук. Игоря Хохлов достаточно давно занимается исследованиями в области международного терроризма, наркобизнеса и нелегальных международных финансовых механизмов; а также является автором ряда спецкурсов, преподаваемых в МГУ им. Ломоносова.

Вы можете ознакомиться с материалами исследований Игоря  Хохлова, проводимых в рамках работы в Институте мировой экономики и международных отношений РАН и Московского государственного университета им. Ломоносова на сайте Национальная и государственная безопасность Российской Федерации.

Первую, вторую, третью, четвертую и пятую части читайте здесь: Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть первая. Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть вторая. Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть третья. Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть четвертая. Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции в Афганистане: часть пятая. 

 

 

Бывшие советские республики Средней Азии являются важными звеньями пути транспортировки героина из районов производства (золотой полумесяц) к потребителям в развитых странах. Как уже отмечалось выше, после победы в Иране исламской революции в 1979 году и укрепления новой власти ко второй половине 1980-х годов, традиционный транспортный коридор Афганистан - Иран - Турция - Южная Европа оказался закрыт.

После вывода Советских войск из Афганистана 15 февраля 1989 года, распада СССР в конце 1991 года и ослабления пограничного контроля "северный путь" через страны Средней Азии стал самым безопасным и дешевым. В провинциях Афганистана Герат, Бахиз, Фараб, Джазян, Балкх, Кундуз и, особенно, Бадахшан, расположенных на границе с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменией, в последние годы значительно увеличилось число нарколабораторий по переработке опия-сырца в героин. Готовый героин переправляется в республики Центральной Азии, а затем в другие регионы, в Россию и страны Европы.

На сегодняшний день существует несколько основных маршрутов транспортировки героина из Афганистана и практически все они проходят через страны СНГ:

- Афганский Бадахшан - Горный Бадахшан, Таджикистан - Ош, Киргизия - Сумгаит, Азербайджан (ранее в районе Баку осуществлялась переработка морфия в героин, но с развитием производства в самом Афганистане, Азербайджан превратился в один из транзитных пунктов) - Босния, Хорватия - Западная Европа;

- Афганский Бадахшан - Горный Бадахшан, Таджикистан - Ош - Бишкек - Самара - Москва - Эстония - Швеция - США;

- Афганский Бадахшан - Горный Бадахшан, Таджикистан - Ош Бишкек - Екатеринбург - Москва - Эстония - Швеция - США;

- Афганский Бадахшан - Горный Бадахшан, Таджикистан - Ош - Бишкек - Нижний Новгород - Москва - Эстония - Швеция - США;

- Афганский Бадахшан - Горный Бадахшан, Таджикистан - Ош - Бишкек - Саранск - Москва - Эстония - Швеция - США;

- Бадахшан - Душанбе - Бомборы, Грузия - Кобулети (ранее здесь осуществлялась переработка морфия в героин, но с развитием производства в самом Афганистане, Кобулети также превратился в один из транзитных пунктов) - Аджария - Турция;

- Мургаб - Горный Бадахшан, Таджикистан - Ош - Бишкек - Гянджа, Азербайджан - Москва - Шауляй, Латвия - Европа;

- Мазари-Шариф - Термез, Узбекистан - Шали, Чечня - Нахичевань, Азербайджан - Турция;

- Мазари-Шариф - Термез - Самарканд - Гянджа - Дагестан - Шали - Москва - Шауляй;

- Мазари-Шариф - Термез - Самарканд - Гянджа - Дагестан - Карачаево-Черкесия - Абхазия - Румыния.

Как хорошо видно из перечисленных выше схем доставки опийных наркотиков (наркотиков опиумной группы) от регионов производства до стран-потребителей, основными путями движения героина являются маршруты из Таджикистана в южную Киргизию. Эти маршруты (Таджикистан - Южная Киргизия), проходящие через три основных автомобильных направления, по которым сюда и далее в Казахстан и Россию перевозятся афганские наркотики: Худжанд - Ош, Хорог - Ош и Джергитал - Ош. Кроме того, в летний период наркотики переправляются с таджикской стороны в южную Киргизию по сотням горных пеших и конных переходов, контролировать которые практически невозможно. Таким образом, путь Горный Бадахшан (Таджикистан) - Ош (Киргизия) является ключевым звеном большинства маршрутов и, безусловно, заслуживает того, чтобы остановиться на ситуации в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана подробнее.

Центр Горно-Бадахшанской автономной области - город Хорог, расположенный около впадения реки Гунт в Пяндж, - связан автомобильными дорогами с городами Душанбе и Ош. Уникальное географическое расположение ГБАО: близость "героиновой реки" Пянджа, наличие автомобильного сообщения с крупными центрами наркоторговли - Душанбе и Ошем, а также резко ухудшившаяся в начале 1990-х годов социально-экономическая ситуация привели к тому, что Хорог стал одним из узловых центров наркотрафика.

В советские времена важный пограничный район Горный Бадахшан снабжался прямо из Москвы и те, кто попадал туда по распределению, считались счастливчиками. Отсутствие промышленности (хлебозавод и крошечная ювелирная фабрика) приводило к тому, что все товары доставлялись в этот регион с "большой земли", включая все продукты питания и топливо. Учитывая важность ГБАО для обеспечения безопасности южных рубежей Советского Союза, снабжение Горного Бадахшана осуществлялось по высшему разряду - здесь можно было приобрести любой дефицит.

После распада в конце 1991 года Советского Союза и, как следствие, прекращения централизованного снабжения в рамках единого экономического пространства СССР, жители Горного Бадахшана вдруг оказались лишены работы и возможности приобретать товары, доставляемые по единым советским ценам из других регионов. Единственным источником доходов стала доставка опиума, а затем и героина, из соседнего Афганистана и переправка его по трассе Хорог - Ош в Кыргызстан, а оттуда - в Бишкек, и далее в Россию.

Вот как описывает ситуацию в ГБАО в первой половине 90-х годов свидетель тех событий, Александр Зеличенко "Тогда, в 1992-м, на границе за пару сапог можно было выменять килограмм зелья - шел натуральный обмен. И в тех страшно тяжелых 1992-93 годах опиум для большинства бадахшанцев стал единственным средством выживания. Но вскоре натуральный обмен прекратился - менять стало нечего. И в ход пошли уже "отмытые" опиумные деньги, а процесс "купли-продажи" взяли под контроль наркодельцы. Приобретая килограмм героина в Хороге за 500-550 долларов, его продают за 1500 долларов в Оше, в Бишкеке - уже за 4000, а в Алматы (старое советское название города - Алма-Ата) - за 6000. 500 долларов и 6 тысяч - вот чистая выгода за полторы тысячи километров доставки героина. Доведенные до нищеты и отчаяния люди перестали бояться ответственности и возили опиум и героин в открытую. Много раз во время рейдов по уничтожению посевов нам приходилось слышать: Чего вы пришли? Чего ты тут ищешь? Кто меня завтра будет кормить, меня и моих детей? На это отвечать, к сожалению, нечего..."

Современную историю борьбы с наркотиками в Таджикистане можно условно разделить на три этапа. Первый этап с 1991 по 1996 годы характеризовался устойчивой тенденцией увеличения площадей посевов наркосодержащих культур, преимущественно опийного мака (опиумного мака). Так, по данным Агентства по контролю за наркотиками при Президенте Республики Таджикистан, если в 1991 году было обнаружено и уничтожено 91,8 гектаров опийного мака, то уже в 1996 году - 134,5 гектаров. При этом надо отметить, что подавляющее большинство посевов не регистрировалось, и, следовательно, не уничтожалось. Дело в том, что северная область Таджикистана, являвшаяся в 1990-е годы зоной посевов опиумного мака, была неподконтрольна центральному правительству. Опий, экстрагировался в Пенджикентском регионе и в виде опия-сырца доставлялся в Ходжент, где осуществлялась его ректификация и производство конечного продукта - героина, который воздушным транспортом отправлялся в Москву и Санкт-Петербург. Таким образом, выращивание и переработка опийных наркотиков на неконтролируемых территориях, и их отправка прямыми рейсами в России не позволяли организовать какой-либо, даже косвенный учет наркотрафика.

Второй этап с 1996 по осень 2001 года характеризовался сокращением даже этих, более чем скромных, показателей. Так, в 1997 году в Таджикистане было обнаружено и ликвидировано посевов опийного мака на площади 69.33 га, а в 1998 г. - 8.9 га. Подобная ситуация была обусловлена целым комплексом факторов. одной стороны, правоохранительные органы ослабили свою работу в этом направлении. Если в ходе операции "Мак-97" было задействовано 648 оперативно-поисковых групп с привлечением 4990 сотрудников правоохранительных органов Таджикистана и 2170 представителей общественности, то в 1998 году - всего 226 оперативно- поисковых групп, насчитывавших более 2290 сотрудников правоохранительных органов и 1340 представителей других ведомств и общественности.

Третий этап - с конца 2001 года по настоящее время - связан с ходом "контртеррористической операции" США и их союзников в Афганистане. Хотя тенденция к резкому увеличению ввоза афганского опия и героина через Среднюю Азию, в первую очередь, территорию Афганистана, в наметилась еще во второй половине 1990-х годов, таджикские наркобароны окончательно переключились с выращивания опиумного мака на территории республики Таджикистан на транспортировку готового афганского героина в течение последних нескольких лет.

Ситуация с развитием наркобизнеса в Кыргызстане (Республика Киргизия) связана с внутриполитической обстановкой в республике. Вторжение на территорию Киргизии вооруженных экстремистов в 2001 году серьезно осложнили положение республики, так как по окончании боевых действий часть боевиков растворилась среди местного населения. Как предположила в 2001 году старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Марина Морозова, "очевидно, что главным источником средств существования для этой категории лиц может стать наркобизнес". Активная роль выходцев из Ошской области в свержении Аскара Акаева в ходе "тюльпановой революции" 4-25 марта 2005 года подтвердила правоту ее слов. Превращение Ошского региона в один из ключевых центров наркотранзита сыграло резко негативную роль в изменении структуры наркомании в Кыргызстане в целом. Если в 80-е годы доля традиционной для данного региона гашишной наркомании составляла 60-80%, а опийной 8-10%, то в настоящее время доля опийной наркомании возросла до 70%, а гашишной снизилась до 20%.

По данным правоохранительных органов Кыргызстана после начала осенью 2001 года на территории Афганистана "контртеррористической операции" США, Великобритании и их союзников началось изъятие героина высшей пробы (диацетилморфина гидрохлорида), который можно изготовить только в лабораторных условиях на основе сложных технологий. Лаборатории "перекочевали" из Пакистана и юго-восточной части Афганистана к границам Горного Бадахшана (Горно-Бадахшанская автономная область, ГБАО) Таджикистана, а возможно, обустраиваются в Мургабе. Перенесение производства героина к основным узлам транзита значительно усложняет задачу правоохранительных органов, так как из-за малых по сравнению с опием объемов, героин значительно легче упаковать и спрятать, обнаружить же его в тайниках крайне сложно, а обезвредить на горных тропах перевозчиков - еще труднее.

Вот что говорит о современной ситуации в Кыргызстане заместитель директора Агентства по контролю наркотиков республики Киргизия по южному региону Сагынбек Исмаилов: "Наше подразделение работает сегодня по Ошской, Джелалабадской и Баткентской областям. В первую очередь, у нас в регионе неспокойная обстановка по афганскому героину, который по наркотрафику поступает в Ошскую область, главным образом - из Таджикистана. Героин из Таджикистана поступает к нам по нескольким основным автомобильным направлениям. Это Хорогское направление, Джергитальское и Худжандское направления. Самая насыщенная [героином и другими наркотиками опийной группы - опием (опиумом) и морфием (морфином)] в нашем понимании автомагистраль - Худжанд - Ош, трасса Хорог - Ош немного менее насыщена, на третьем месте - поток [опийных] наркотиков по Джергитальскому направлению. Но, кроме того, есть сотни пеших и конных переходов в горах".

Общая тенденция развития наркорынка совпадает во всех республиках Средней Азии. Наркотики каннабиоидной группы (марихуана, гашиш) и несинтетические опиаты (опий-сырец или опиум) постепенно замещаются синтетическими депрессантами опийной группы - героином-основанием и героином-гидрохлоридом, а также жидким экстрактом диацетилморфина - "Слеза Аллаха". При этом после начала "контртеррористической операции" США и их союзников в Афганистане цены героин стали падать, а его качество - значительно выросло. В 2003-2005 годах высококачественный героин-гидрохлорид появился рынке по демпинговым ценами - за прошедшее пятилетие цены на героин и экстракт "Слеза Аллаха" упали практически вдвое: так, в южных регионах Кыргызстана 1 килограмм низкокачественного героина (плохо очищенное основание диацетилморфина) раньше стоил 10-12 тысяч долларов США, теперь же оптовая цена составляет 3-5 тысяч долларов за килограмм качественного диацетилморфин гидрохлорида.

Стоимость 1 килограмма героина при обьеме партии 1-5 килограммов в Бишкеке составляет - до 10 000 долларов США, в Чуйской области - 6000-8000 долларов, в южных регионах (Баткен, Ош, Жалалабад) - 4000-5000 долларов США, на Северо-Востоке (Иссыккуль, Нарын) - до 10 000 долларов США. Опий-сырец на рынке представлен достаточно слабо, так как практически полностью вытеснен конечной формой его переработки - героин-гидрохлоридом и жидким экстрактом "Слеза Аллаха".

Ситуация в Казахстане с производством опийных наркотиков значительно лучше, чем в других государствах региона, при этом Казахстан - один из крупнейших в мире производителей марихуаны. По оценкам экспертов, ежегодно на 130 тыс. га в южных районах страны около 5 тыс. тонн каннабиса (конопли).

При этом, в Казахстане еще с советских времен налажено производство морфина и кодеина (наркотических лекарственных препаратов опийной группе), а в Шимкенте работает единственная в СНГ фармакологическая фабрика, выпускающая наркотические средства на опийной основе - по неофициальным, но достоверным данным, на этом предприятии в настоящее время ведется и нелегальное производство опийных наркотиков. Несмотря на неоднократные заявления о готовности бороться с наркотранзитом по своей территории, Астана не ратифицировала ни одного международного договора о контроле наркотиков, а, учитывая, что на настоящий момент российско-казахстанская граница практически прозрачна, то наркотики через Казахстан легко проникают в Россию.

Серьезную озабоченность антинаркотических ведомств стран СНГ вызывает ситуация, складывающая в Туркменистане. Последние несколько лет Ашхабад не информирует мировое сообщество о ситуации с наркобизнесом и, вследствие закрытости этой страны, составить объективную картину очень сложно. Эксперты сходятся на том, что в настоящее время в Туркменистане отсутствует производство опийных наркотиков, но по территории этой страны проводят крупные партии героина.

Вследствие ослабления контроля на туркмено-афганской границе (в 1995 году Туркменистан объявил себя нейтральной страной, а в 1998 г. российские погранвойска перестали ее охранять ввиду расторжения Ашхабадом в одностороннем порядке соответствующего договора) ситуация значительно ухудшилась. Участок бывшей государственной границы СССР, где смыкаются рубежи Ирана, Афганистана и Туркменской ССР, всегда был уязвимым в силу географических и этносоциальных факторов, и наркокурьеры этим воспользовались.

На основе косвенного сопоставления данных, поступающих от антинаркотических ведомств соседних с Туркменистаном государств, можно сделать вывод, что в настоящий момент идет активное освоение международным наркобизнесом нового маршрута через Серахс и Кушку. Кушка, бывшая ранее самой южной базой Советских Вооруженных Сил на территории СССР, стала перевалочным пунктом на маршруте через Мары и Теджен в Ашхабад и в порт Туркменбаши на восточном побережье Каспийского моря, откуда героин поступает в порты Азербайджана и далее по наземным транспортом в Россию. Существует и еще один, более освоенный, маршрут из районов, граничащих с афганскими провинциями Бадгиз, Фарьяб и Джауз-Джан, на Туркменабад (бывший Чарджоу) и далее вдоль Амударьи через Узбекистан и Казахстан в Россию.

Исторически основным видом наркотиков, производимых и потребляемых в Узбекистане, являлся каннабис и его производные (листья марихуаны, гашиш и гашишное масло). Сбор дикорастущей и выращивание культурной конопли длительное время не носили товарного значения и производились для личного употребления, а также для мелкой меновой торговли. В последнее время, несмотря на жесткую борьбу официальных властей, в Узбекистане налаживается товарное выращивание каннабиса (конопли), а также транспортная инфраструктура опийного наркобизнеса. По данным организации Программа контроля за наркотиками ООН ( United Nations Drug Control Programme ) , в Узбекистане насчитывается 50 тысяч наркоманов, но реально цифру надо умножать в 6-10 раз.

Постепенное превращение Узбекистана в один из путей транспортировки опийных наркотиков (прежде всего, героина) связано с том, что хотя протяженность узбеко-афганской границы и невелика, всего 137 километров, но сложные географические условия привели к образованию "окна" в районе города Термез. Пограничный участок около города Термез практически невозможно контролировать в силу сильно пересеченного рельефа местности и наличия сотен горных троп, известных лишь местным проводникам. Термезское "окно" является достаточно безопасным и, в то же время, коротким путем доставки афганского героина в бывшие советские республики Средней Азии. Из Термеза маршрут перевозки героина ведет через Карши, Бухару, Ургенч в столицу Каракалпакии - город Нукус и далее в Казахстан и Россию.

Складывающая в Средней Азии ситуация такова, что одну из ключевых ролей в ней продолжает играть наркофактор, в первую очередь, наркомафия, связанная с доставкой наркотиков опийной группы (опия, морфия и героина) из Афганистана. Временно затухшая гражданская война в Таджикистане; "тюльпановая" революция Кыргызстане, в которой ведущую сыграли роль как раз выходцы из Оша; трагические события в Андижане (Узбекистан) показывают, что руководству среднеазиатских стран нельзя не учитывать фактор влиятельной и очень богатой, особенно в сравнении с нищетой основной массы населения, наркомафии. При этом можно с высокой долей уверенности прогнозировать, что задействованные в наркоторговле силы будут заинтересованы в том, чтобы, во всяком случае, два государства региона - Таджикистан и Кыргызстан, находились в перманентном состоянии нестабильности.

Действия властей государств Средней Азии показывают, что они хорошо осведомлены о масштабах контрабанды героина и осознают, что наркомафия представляет реальную угрозу их странам, однако трудности в экономике и сложная внутриполитическая ситуация не позволяют концентрировать необходимые ресурсы на борьбу с наркотрафиком.

Таким образом, можно со всей уверенностью говорить о том, что за последние пять лет сложилась совершенно новая ситуация с изготовлением, доставкой и распространением героина в среднеазиатском регионе, которая требует пересмотра всей стратегии борьбы с самым опасным из наркотиков. В условиях постоянно увеличивающегося производства и снижения оптовых цен, попытки свести борьбу с наркопреступностью к перехвату курьеров и дилеров на конечных точках реализации, приводят к увеличению разрыва между оптовой и розничной ценой, делая этот бизнес все более и более доходным.

Распространение наркотиков опийной группы, и, в первую очередь, героина в странах Европы и Азии приводит к потерям, сопоставимым с потерями в ходе мировых войн, уничтожая, в первую очередь, молодое поколение, которое должно стать в будущем опорой всего общества. Главная опасность наркотиков, изготавливаемых на основе опийного мака, заключается в быстром формировании у людей физической и психической зависимости, которую используют для расширения субъектов незаконного оборота. Ввоз и транзит наркотиков очень привлекателен для международных преступных группировок, а наркобизнес является самым прибыльным видом преступной деятельности, значительно обгоняя по доходам торговлю оружием и проституцию. Как заявил в своем недавнем выступлении заместитель председателя комитета Госдумы РФ по безопасности и председатель комиссии по борьбе с коррупцией Николай Ковалев, "наркотерроризм в России приобрел большую масштабность и социальную опасность, трансформируясь в серьезную национальную угрозу, что ярко видно на чеченском примере. Как свидетельствуют различные оперативные источники, чеченские боевики вступили во взаимовыгодный альянс с транснациональной наркопреступностью, включая талибов, и приняли участие в глобальном распространении героина. На вырученные от наркобизнеса деньги осуществлялись закупка боевого вооружения, военной техники, продовольствия, оплата наемников и др."

Директор Госнаркоконтроля (ФСКН РФ - Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков) генерал полиции Виктор Черкесов в одном из своих интервью сказал: "В лице наркобаронов мы столкнулись не только с преступниками, а с финансово и технически оснащенной индустрией, вся деятельность которой направлена на получение прибыли при массовом уничтожении людей, потребляющих наркотики. Наркобизнес стремится к расширению рынков сбыта, усилению экономических и политических рычагов для распространения своего влияния и наркотической субкультуры".

О доходности наркобизнеса дают представление цифры DEA (the U.S. Drug Enforcement Administration), обнародованные в 2004 году. Так, 1 доллар, вложенный в производство опийных наркотиков, дает 600-1100 долларов, в транспортировку и оптовую торговлю - 1.500-6.000 долларов, а розничную реализацию - около 15.000 долларов. Конечно, эти цифры относятся к богатому рынку Соединенных Штатов Америки, где "уличные" цены в 10-12 раз выше среднероссийских, но, в любом случае, очевидно, что такие доходы больше не дает ни один бизнес, включая торговлю оружием и людьми. Международная наркомафия контролирует правительства нескольких десятков стран мира, оказывая влияние на принятие важнейших политических решений, а объемы финансовых потоков, обслуживающих международный наркобизнес - в первую очередь, опийный, как самый доходный - составляют значительную часть всем мировых финансовых расчетов.

Борьба с наркотиками не может ограничиваться задержанием курьеров или наркоторговцев. При колоссальной разнице в цене между производителем (около 600-650 долларов за килограмм) и потребителем (около 500.000 долларов в крупном российском городе и около 6.000.000 долларов в крупном европейском городе - розничная цена указана с учетом того, что по пути следования героин разводят посторонними примесями, увеличивающими его вес в 10 и более раз) поток желающих заработать не иссякнет, несмотря на все заслоны, возводимые правоохранительными органами. В ситуации, когда правоохранительным органам всех стран Центральной Азии вместе взятых удается конфисковать около 10-12% наркотиков, причем героина только 3-5% (данные Управления ООН по контролю над наркотическими средствами и предотвращению преступности (UNODCCP)), главная опасность для России состоит в наличии источника героина в непосредственной близости от границ.

Директор Госнаркоконтроля (ФСКН РФ - Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков) генерал полиции Виктор Черкесов прямо признал в одном из своих интервью, что "при сдвиге линии заслона из Таджикистана в Казахстан нам грозят серьезные испытания. Ситуация, по всей видимости, действительно обострится. Поставки наркотиков из Афганистана имеют устойчивую тенденцию к росту. Нельзя не учитывать, что российско-казахстанская граница надлежащим образом еще не оборудована, поэтому борьба с контрабандой героина будет осложнена. Мы планируем активизировать оперативную работу в приграничных регионах, чтобы изымать крупные партии наркотиков уже на первых рубежах".

Значительный рост объемов промышленного производства героина, имеющий место у южных границ СНГ, оказал негативное влияние на ситуацию, как в России, так и в других странах Содружества. Значительные объемы героина, скапливающиеся в Афганистане, приводят к снижению оптовой цены до рекордно низких показателей, что делает этот вид бизнеса доступным для широких слоев населения среднеазиатских республик. В этой ситуации повышение эффективности борьбы с наркобизнесом в рамках ФСБ, МВД и созданного несколько лет тому назад Федерального комитета по контролю за оборотом наркотических средств, которое приводит к повышению мелкооптовых и розничных цен на героин, делает наркобизнес еще более доходным, увеличивая разницу между закупочной и итоговой ценой.

Близость мирового центра производства опия к границам южных республик СНГ в сочетании со сложной экономической и политической ситуацией на постсоветском пространстве создают серьезную угрозу национальной безопасности России и стран Европы. Исходя из сказанного выше, становится достаточно очевидно, что борьба силовых ведомств с транспортировкой и распространением опийных наркотиков на территории стран-потребителей, не способна реально затруднить транзит и сбыт для тысяч курьеров. Наиболее разумным представляется комплексный подход к решению проблемы, предполагающий координацию между силовыми и внешнеполитическим ведомствами, а также органами финансового контроля. Производство, транспортировка и сбыт наркотиков - это бизнес, построенный на общих экономических законах. И только нарушение всех элементов его инфраструктуры способно серьезно снизить эффективность столь разрушительной деятельности.

0

0