Rambler's Top100 Service

У политической элиты Запада нет ясного представления о перспективах развития России

Депутат Московской Городской Думы
9 марта 2006

В России происходит экономический рост. Россия выходит из затяжного кризиса, осознает свои стратегические интересы, укрепляет свои позиции в мире. Впечатляющая картина развития и восстановления России тревожит Запад. Призрак угрозы с Востока ("русские идут") снова пугает США.

 

И вот уже специальная двухпартийная комиссия рассматривает возможность пересмотра отношения с Россией. Вслед за влиятельными международными организациями комиссия утверждает, что при Путине в России происходит откат от демократии и "Кремль становится все более сильной помехой для интересов США. Американо-российские отношения явно идут не туда. Разногласия вытесняют консенсус. Сама идея стратегического партнерства перестала казаться реалистичной".

Администрация США видит вызовы со стороны новой России и в попытках выжимания войск США из Средней Азии, и в использовании Москвой экспорта энергоносителей как инструмента давления на соседние государства, и в ядерных программах сотрудничества с Ираном, и в переговорах с радикальной палестинской группировкой ХАМАС, и в ужесточении внутреннего законодательства о некоммерческих организациях.

Озабоченность истеблишмента США усугубляется тем обстоятельством, что Россия в этом году будет принимать у себя саммит Группы Восьми (G-8).

В связи с этим сенатор-республиканец Джон Маккейн призвал бойкотировать саммит в Санкт-Петербурге и выдворить Россию из состава "Большой Восьмерки", но Комиссия не поддержала такого рода предложения (хотя и заявила, что "была гораздо ближе к тому, чтобы согласиться с этим призывом, чем полагала прежде"), но при этом все же высказала мнение, что Россию следует подвергнуть "неформальному испытательному сроку" в G -8 , и рекомендовала оживить встречи в формате G-7, проводившиеся до того, как в 1990-х годах к этому клубу присоединилась Россия. При этом в качестве основной идеологии такого рода решения Комиссии использовалось стандартное обвинение о "свертывании демократии в России". "В России остались только внешние атрибуты демократического правления - их форма, но не их содержание".

Однако агрессивно настроенные по отношению к России члены Комиссии не смогли переубедить реалистов-прагаматиков (Уолтер Слокомб Роберт Блэкуилл, Дов Закхайм), которые полагают, что Соединенным Штатам следует признать, что "внутреннее устройство России не затрагивает главные интересы США, и хладнокровно понять, что у России и США имеются реальные различия и конфликты, но мы можем сотрудничать, когда наши цели де-факто совпадают".

Все эти дебаты в специальной комиссии вынесли на поверхность те обсуждения в Бильдербергском клубе, в Совете по международным отношениям ( CFR ), Обществе Пилигримов (Pilgrims Society), в Трехсторонней комиссией (Trilateral Commission) и других влиятельных международных организациях, создающих общую идеологию Западного мира, которая формирует и направляет развитие отношений Восток-Запад и тесно затрагивает перспективы России.

При этом возникает ощущение, что до сих пор у представителей интеллектуальной, политической и финансовой элиты Запада нет ясного представления о том, каковы перспективы дальнейшего развития России.

Одной из популярных систем взглядов на Россию, сложившейся в эпоху Ельцина, является теория неизбежной деградации России, которая произойдет вследствие низкого уровня производительности труда в экономике, неэффективности управления на всех уровнях, продажности политики, всеобщей коррумпированности общества, отсутствия трудовой этики, поголовного пьянства, неразвитости институтов местного самоуправления, идеологической растерянности, культурной социальной, этнической и религиозной неоднородности общества и других причин.

В этом случае роль Запада сводится к "санации" последствий этих процессов, направления их в относительно безопасное и мирное русло с последующей помощью в формировании группы вассальных государств на территории России. Данный сценарий сегодня реализован в отношении некоторых государств Восточной Европы, которые, пройдя через частичную деградацию, вступили под руководством своих марионеточных правительств на путь реализации западных моделей развития, предназначенных для слаборазвитых стран.

Экономический подъем и начало возрождения России в рамках собственной национальной модели нанесли серьезный удар по сторонникам этих взглядов, однако и сегодня некоторые специалисты продолжают их придерживаться, рассматривая успехи России как временные, лишенные внутреннего качества и дисгармоничные, обреченные в перспективе на системный крах.

Зато в наши дни снова оживились специалисты "старой гвардии" - кремленологи и советологи рейгановских времен, сторонники теории неизбежной конфронтации России и Запада ("сколько волка не корми, он все в лес смотрит"). Носители этих взглядов полагают, что Россия вне зависимости от специфики режима несет в себе заряд авторитаризма, экспансии, имперского гегемонизма, и что любые формы ее возрождения будут вызовом и угрозой безопасности сначала ее соседям, а потом и всему миру. Страх перед Россией усугубляется и тем, что она была и остается единственным государством, способным физически уничтожить США и Европу своим ракетно-ядерным оружием.

Вывод делается один - новое издание "холодной войны", сдерживание экономического развития России, окружение ее "санитарным кордоном", поддержка всех видов оппозиции, в том числе и прямо деструктивной, внутри страны, и, конечно, системное воздействие на российскую правящую элиту, фатальная слабость которой - наличие многообразных личных интересов на Западе (денежные средства, недвижимое имущество, дети, родственники и пр.), которые делают многих ее представителей особо уязвимыми и управляемыми, всегда готовыми к уступкам и капитуляции в сложной международной обстановке.

При этом, сторонники таких "крайних" взглядов на Россию готовы представить в подтверждение своих выводов любые, в том числе, и вполне "безобидные" с точки зрения мировой практики, действия администрации Путина как возврат к "холодной войне". Так порой желаемое (или ожидаемое) выдается в политике за действительное.

Конечная задача сторонников теории неизбежной конфронтации - "отбросить" Россию, уничтожить ее военный и снизить экономический потенциал, перевести ее на путь деградации.

Это сближает сторонников обеих указанных теорий, и они мирно уживаются между собой уже более 15 лет, в том числе, часто в одних и тех же головах. По своей глубинной сути это один и тот же лагерь людей не понимающих, боящихся, и подозревающих Россию, скрытых или явных "русофобов". Но при этом им самим кажется, что все, что они говорят и делают, и весьма разумно, и гуманно, и очень понятно. Действительно, куда уж проще, "встает Россия - бей ее, падает - подстели соломки".

По счастью, есть на Западе и другое понимание ситуации у современных прагматиков, которые видят, и схожесть, и отличия в развитии России и Запада, и не предполагают особых угроз со стороны России при проведении разумной политики в ее отношении, что "внутреннее устройство России не затрагивает главные интересы США, и мы можем сотрудничать де-факто". Они как бы в неявной форме формулируют основы теория неизбежного симбиоза разных, но полезных друг для друга политических организмов, с последующей постепенной конвергенцией их политических систем. Наличие огромных природных ресурсов и значительных интеллектуальных возможностей России является сильнейшим аргументом в пользу сторонников спокойного, прагматичного взгляда на современную Россию. Данная точка зрения подкреплена и тем, что Россия уже необратимо впитала в себя основополагающие общемировые ценности, которые постепенно усваиваются российским обществом, что является залогом полноценного встраивания России в систему развитых мировых государств в долгосрочной перспективе. Но такой подход предполагает сегодня ограничение вмешательства Запада во внутренние дела России, уважение ее законных интересов на мировом уровне, признания и принятия как данности особенностей ее исторического развития.

Однако такое взаимопонимание и сотрудничество требует определенных усилий не только от Запада, но и от России.

В частности, понимая, что перед Западом стоит сегодня нелегкий путь выбора, Россия также должна обозначить свои приоритеты в политике, облегчив Западу выбор желательной для нашей страны политической модели взаимодействия с Россией, и при этом надежно обеспечив свою безопасность, в том числе от реализации "деградационного сценария".

В этой связи необходимо отметить следующее.

Во-первых, перед нами сегодня стоят неотложные задачи "реконкисты" российского Нечерноземья, продолжения освоения Сибири, репопуляции Дальнего Востока, правильной эксплуатации Севера, модернизации российских городов, воссоздания сельского хозяйства не новом уроне. Эти масштабные дела предполагают для нас длительное самоограничение внешнеполитической активности, сознательный выбор пути умеренного изоляционизма, дружественного нейтралитета и неприсоединения.

Необходимо окончательно признать, что наши военно-политические интересы не находятся ни на Балканах, ни на Ближнем Востоке, ни в Средней Азии, они затрагивают только наш "пояс безопасности", то есть государства, граничащие с нами, и лишь в той мере, в которой это необходимо для предотвращения нежелательных приграничных конфликтов, для борьбы с терроризмом, наркоторговлей, незаконной миграцией. Еще в середине 19 века канцлером Горчаковым было сказано: "Россия сосредотачивается", и мы сосредоточились на своих внутренних делах, и через 30 лет, в 90-х годах при Александре III спокойное мирное развитие страны плавно вывело нас в ряд мировых лидеров. Это хороший пример для России сегодня.

Во-вторых, нам необходимо защитить политическую и экономическую элиту нашей страны от возможного давления со стороны Запада, снизить влияние личного экономического прозападного интереса на принятие государственных решений. В этом смысле в высшей степени целесообразной была бы безусловная амнистия капиталов и отказ от судебного преследования за экономические нарушения, совершенные в период до 2003 года включительно, содействие беспрепятственному и легитимному возвращению вывезенного ранее обратно в Россию. При этом необходимо отметить, что и борьба с коррупцией сегодня должна вестись не по "ковровому принципу", а по специфике противодействия, в первую очередь, коррупционным схемам с иностранным участием, равно как и формам коррупции, угрожающей безопасности государства и общественному здоровью. Мы просто обязаны защитить отечественную политику и бизнес от внешнего давления с тем, чтобы пресечь соблазн реализации сценария перевода нас на деградационный путь с помощью "пятых колонн".

В-третьих, в наши дни совершенно необходимо не поддаваться на провокации, которые неизбежно усилятся извне и внутри страны, инспирируемые на Западе сторонниками конфронтации с Россией. В этих условиях нельзя допускать избыточное давление на прессу, выборочно преследовать отдельных бизнесменов и политиков, ущемлять права либеральных оппозиционных партий и групп, делать опрометчивые политические заявления, вмешиваться во внутренние дела даже весьма исторически близких нам стран, если этого действительно не требуют наши коренные интересы, и не "играть в большую политику", там, где это не сулит нам надежных и бесспорных выгод. В противном случае мы сами ослабим позиции прагматиков и усилим "ястребов" на Западе, что, учитывая совокупную мощь западного мира, совсем не в наших интересах.

Проявляя зрелость и политическую мудрость, уходя от хрущовско-ельцинских волюнтаристских "спазмов" во внешней политике, последовательно занимаясь преимущественно своими внутренними делами, легитимизируя капиталы, защищая от давления политическую и экономическую элиту, удерживаясь от пещерных рефлексов "хватать и не пущать" в отношении либеральных критиков, мы сумеем превозмочь неизбежное неприятие и сопротивление "мирового концерта" и со временем стать полноценным членом клуба мировых лидеров.
0

0