Rambler's Top100 Service

Конфликты с Осетией и Абхазией дискредитировали Грузию в глазах мирового сообщества

Дмитрий Медоев
полномочный представитель президента Южной Осетии в России
13 марта 2006

Из выступления Дмитрия Медоева, полномочного представителя Президента Республики Южная Осетия   на заседании круглого стола по теме: 'Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений'

 

Начать я хочу с процессов, с которых и начинается новейшая история Южной Осетии - это распад Российской империи, это 17-й год и все события после 17-го года. После распада Российской империи южные осетины очутились перед угрозой оказаться разделенными между новой Россией и самопровозглашенной в 18-м году Грузинской Республикой. Однако, учитывая исторический опыт взаимодействия Южной Осетии и Грузии, который блестяще описан в исследовании профессора Блиева, на передний план вышел вопрос о национально-государственном самоопределении южных осетин. Южные осетины не допускали и не допускают возможности быть разделенным народом.

И поэтому борьба южных осетин в 18-20-е годы за национальное самоопределение, исключавшее разделение Осетии, сопровождалась кровавым террором со стороны правительства Грузии и ее новых друзей из Антанты, в конечном итоге приведшим к краху меньшевистского режима Тбилиси и установлению большевистской диктатуры. Сегодня мы наблюдаем похожую ситуацию. При новой власти Южная Осетия, вопреки воле ее народа, решением Кавказского бюро РКП(б) была включена в состав новообразования Грузинской Советской Социалистической Республики. Нахождение Южной Осетии в составе Грузии с 1922 года по 1990 год рассматривается нами только как ситуация де-факто, не имеющая под собой никакого юридического обоснования, так как решение Кавказского бюро РКП(б) , партийного органа третьей стороны, не имело и не могло иметь юридической силы. Тем более что в 90-м году парламент времен Гамсахурдии упразднил все нормативные акты, все законы Грузинской ССР, которые были приняты после 21-го года, то есть после вхождения в состав СССР, а также считались недействительными все нормативные акты, принятые в отношении Грузинской ССР.

Таким образом, то единственное обстоятельство, по которому Южная Осетия временно находилась в составе Грузинской ССР, было аннулировано парламентом Грузии. Решение Кавказского бюро РКП(б) никогда не признавалось населением Южной Осетии за все время насильственного пребывания в составе Грузинской ССР. Об этом свидетельствуют многочисленные протесты населения Южной Осетии, интеллигенции Южной Осетии, начиная с 1926 года, те репрессии, которым подвергались участники национального сопротивления. К моменту распада Советского Союза в самосознании осетин твердо укрепилось представление о том,   что включение в 22-м году Южной Осетии в состав Грузии являлось ничем иным, как насильственной аннексией, захватом Грузии чуженациональной территории. Таким образом, Осетия временно была разделена на Северную в составе РСФСР и Южную, которая, вопреки воле ее народа, повторяю, была включена в состав Грузинской ССР, по определению академика Сахарова, мини-империи в составе СССР.

Что касается сегодняшнего положения, то для грузино-осетинского конфликта совершенно неоправданна стратегия подчинения новоявленному грузинскому государству, в которое Южная Осетия никогда не входила, никакого отношения не имеет, входить не намерена и не может по определению. Об этом свидетельствует последний, новый цикл конфликта в августе 2004 года, когда новый грузинский режим начал агрессию и боевые действия против Южной Осетии. Об этом также свидетельствует кризис, который мы наблюдали буквально с начала нового, 2006-го года, связанный с атакой на миротворцев и попытками слома смешанной контрольной комиссии. А результаты последних социологических исследований, проведенных в Южной Осетии и в Грузии, говорят о явно большой сплоченности обоих субъектов грузинской и осетинской сторон вокруг официальной позиции своих руководств, при которой направленность позиций сторон противоположна в перспективах разрешения конфликта.

Отсутствие прогресса в урегулировании, новый цикл вооруженного противостояния, приведший конфликт к очередному обострению, явился, в том числе, и результатом жесткой этнической ориентированности властей и оппозиции Грузии. Конкуренция противостоящих друг другу политических систем проявляется по всем структурам государственной системы и является показателем легитимной нестабильности существующей государственной системы Грузии. Грузия по всем параметрам и по существу своему уверенно определяется сегодня в мире как несостоявшееся государство. В развитии нового грузинского режима выделяются две взаимоисключающие направленности: националистическая и демократическая, при котором последнее является прикрытием первого. Особенностью нынешнего грузинского режима наряду с националистическими установками, имеющими достаточно глубокие корни, является тотальная криминализация и коррумпированность.

Эти обстоятельства в условиях нарастания политических и экономических проблем в Грузии как следствие непрофессионализма государственной элиты   требуют для разрешения конфликтов единственно верного решения, на наш взгляд, это признание независимости Южной Осетии и Абхазии. И притом не только со стороны России, но и самой Грузии, ибо грузино-осетинский и грузино-абхазский конфликты, по крайней мере, последние двести лет, являются перманентными и неизменно отрицают грузинскую общность, на которую претендует Грузия сегодня. Утверждение реальной государственности, социальные и политические преобразования, происшедшие в Южной Осетии и Абхазии в последнее время, исключают такую перспективу решения конфликтов. Конечно, мы не рассчитываем сегодня на политическую волю и на такие смелые шаги со стороны Республики Грузия, как признать наконец-то 15-летнее существования независимых республик Абхазии и Южной Осетии. Но нам видится, что это есть один из самых достойных, цивилизованных и демократических путей решения грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов.

Загружается, подождите...
0