Rambler's Top100 Service

Маршруты транспортировки азербайджанской нефти - источник политических разногласий на международном уровне

эксперт Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве
15 Март 2006
Сегодня на повестке дня российско-азербайджанских отношений стоит проблема использования нефтепровода Баку-Новороссийск, или так называемого "северного" нефтепровода, который ведет азербайджанскую нефть на экспорт по российской территории. Об актуальности этой проблемы свидетельствовали и заявления министра промышленности и энергетики Азербайджана Натика Алиева и решения, принятые в ходе недавнего визита Владимира Путина в Азербайджан.

В этом вопросе первоначально превалировала политическая составляющая, возводя проблематику азербайджанского нефтеэкспорта на уровень геополитики. В определенной степени такая взаимосвязь нефти и политики оправдана сложным комплексом политических проблем черноморско-каспийского региона и Кавказа в целом. Вопрос - куда направить нефтеэкспорт, - возник сразу же после обретения страной независимости. Действующие и проектируемые маршруты транспортировки азербайджанской нефти являются источником политических разногласий на международном и региональном уровне. Прежде всего, споры разворачиваются вокруг различных направлений транспортировки сырья: Северный Кавказ и Закавказье, Черное и Средиземное море.

Действующий с октября 1997 года нефтепровод Баку-Грозный-Новороссийск по понятным причинам не устраивал США, которые начали лоббировать проект нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), несмотря на его очевидную дороговизну, скажем, по сравнению с иранским маршрутом. С началом чеченской кампании, и соответственно, увеличением рисков транспортировки по российскому маршруту, турецкий маршрут транспортировки нефти мог показаться более выгодным. С другой стороны, с пуском нефтепровода БТД Россия фактически теряет весь Южный Кавказ. Кроме того, по данным независимых экспертов, потери России составят как минимум 10 млн. тонн. азербайджанской нефти в год, которая должна прокачиваться по нефтепроводам Баку-Новороссийск (тариф за прокачку на Новороссийск - $15,67 за тонну, объем перевалки в Новороссийске - 273 тыс. тонн в месяц на 2006 год) и Баку - Супса (тариф за прокачку в Супса $3,7 за тонну, объем перевалки 580-600 тыс. тонн в месяц в течение 2005 года).

Однако во многом рентабельность нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан ставится под сомнение: для того, чтобы проект окупался, необходим объем прокачки нефти, намного превышающий тот, который могут дать азербайджанские месторождения. С другой стороны, можно предположить, что с нынешними ценами на нефть затраты возвратятся куда быстрее, чем планировалось несколько лет назад. Рентабельность может значительно повыситься, если по этому маршруту, как и предполагалось, будет прокачиваться нефть с другого берега Каспия, прежде всего казахстанская (мощность БДТ - 1 млн. баррелей в сутки, - может быть расширена до 1,7 млн. баррелей).

Прокачкой азербайджанской нефти занимаются Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) и Азербайджанская международная операционная компания (АМОК). Потенциально после пуска Баку-Джейхан, который планируется на 27 мая 2006 года, азербайджанские компании (об этом уже заявила АМОК) в принципе могут отказаться от транспортировки по российской территории. Причиной может стать и то, что по оценкам азербайджанских властей, тариф на прокачку нефти по БТД составляет чуть более $3 за тонну. Однако эти тарифы, по всей видимости, будут действовать только для копаний, которые принимали участие в строительстве и финансировании проекта, для других же компаний, желающих транспортировать свое сырье по БТД, будут установлены более высокие тарифы. По северному нефтепроводу тариф на транспортировку составляет почти $16. Кроме того, нефть, прокачиваемая по северному маршруту, продается по боле низкой цене, это связано с тем, что азербайджанские сорта Azeri light и Brent в результате смешивания с другими, более сернистыми российскими и казахстанскими сортами нефти, несколько теряют в качестве. В Новороссийске это сырье реализуется под маркой Urals . Разница в цене между, скажем, Urals и Azeri light составляет порядка $3. Кроме того, судя по всему, снижать тарифы "Транснефть" не собирается. Здесь важно учесть, и российская сторона это прекрасно понимает, что Азербайджан в принципе стремиться заполнять своей нефтью все возможные маршруты. При том, что в большинстве из них азербайджанская нефть не является основной, однако она способна улучшить качество сырья на выходе.

Что теряет Россия? В данном случае вопрос надо разделить на две составляющие: что теряет "Транснефть", и что могут потерять российско-азербайджанские отношения, если Азербайджан выведет свою нефть из трубы Баку-Новороссийск. Вес этого трубопровода в политическом балансе двухсторонних отношений на сегодняшний день значительно снизился - вряд ли этот вопрос вызовет горячие споры в правительствах двух стран. Даже обсуждение американского присутствия в регионе, урегулирование карабахского конфликта, и прочие острые темы, ушли из области широкоформатных переговоров. Иными словами, негативные моменты двусторонних отношений остаются в тени увеличения товарооборота, и привлечения российских инвестиций. С точки зрения Баку, они не должны влиять на позитивные тренды двусторонних отношений. Москву, в свою очередь, такая ситуация в целом также устраивает.

Другое дело, насколько пострадают прибыли "Транснефти". В этом году прогноз объема экспорта через Баку-Новороссийск оценивается в 3,9 млн. тонн. По сравнению с 4, 1 млн. тонн в прошлом, можно говорить о некотором снижении. Азербайджанское правительство обозначило, что дальнейшее функционирование нефтепровода "будет зависеть от экономических расчетов зависимости объемов от цены транспортировки", и увеличение тарифов на перекачку приведет к резкому сокращению объемов транспортировки нефти. Надо учесть, что в мае-июне стартует первый танкер с азербайджанской нефтью из Джейхана, большие мощности будут направлены на заполнение и поддержание этой трубы. При этом Азербайджан не отказался от других вариантов: международный консорциум АМОК будет продолжать экспорт по маршруту Баку-Супса, а более мелкие экспортеры продолжат пользоваться железнодорожным маршрутом на терминалы в Поти.

Однако северный маршрут безусловно будет функционировать, и его рентабельность, по крайней мере сейчас, не ставится под сомнение. И именно поэтому азербайджанская сторона не поднимает этот вопрос в хоть сколько-нибудь категоричном ключе - Азербайджану северный маршрут безусловно выгоден. В соответствие с подписанным в январе 1997 года соглашением между Россией и Азербайджаном, в котором определены объемы и сроки прокачки нефти по нефтепроводу Баку-Новороссийск, ежегодно Азербайджан обязался транспортировать 2,5-2,7 млн. тонн/год нефти по северному маршруту, хотя российская сторона требовала покрывать объемы в 5 млн. тонн.

Более того, как сообщали в пресс-службе Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР), о бъем экспорта сырой азербайджанской нефти по нефтепроводу Баку-Новороссийск в 2005 году вырос на 60,3% - до 4 миллионов 103 тысяч тонн. При этом 1 миллион 634 тысячи тонн экспортировала ГНКАР, 2 миллиона 469 тысячи тонн - консорциум компаний, входящих в Азербайджанскую международную операционную компанию (АМОК). Столь резкое увеличение объемов прокачки были связаны с неготовностью к эксплуатации БТД. Кроме того, определенности по использованию БТД и, соответственно, Баку-Новороссийск, не придает и позиция Казахстанского руководства. Казахстан юридически не оформил соглашение по присоединению к системе БТД и только 26 февраля 2006 года стало известно о согласовании Казахстаном и Азербайджаном документа о "подключении" казахстанской нефти к транспортировке по БТД, однако сроки его подписания до сих пор не определены.

Российский маршрут будет оставаться актуальным и для мелких и средних азербайджанских экспортеров нефти. В ходе недавнего экономического форума в Баку (февраль 2006 г), россияне передали азербайджанской стороне предложения по заключению нового долгосрочного договора на прокачку нефти в Новороссийск. При этом министр промышленности и энергетики России, сопредседатель двусторонней экономической комиссии Виктор Христенко подчеркнул, что российская сторона понимает сложности, которые создает для "северного маршрута" ввод в строй нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан. В тоже время он отметил, что пока загруженность нефтепровода Баку - Новороссийск только растет. Это означает, что проблема загруженности нефтепровода Баку-Новороссийск для российского правительства не видится как сверхактуальная, и превентивных мер по обеспечению минимально необходимых объемов прокачки в скором времени не последует. Это, возможно, объясняется тем, что вопрос прибыли по-прежнему остается доминирующим в нефтеэкспортной сфере экономической жизни двух государств. Поэтому и политические выпады азербайджанского руководства относительно вывода азербайджанской нефти из системы Баку-Новороссийск, и политические реверансы по этому вопросу в сторону российского руководства остаются на уровне привычной всем постсоветской практики прощупывания потенциально острых моментов в двусторонних отношениях.

Попытка прекратить поставки по северному нефтепроводу, что маловероятно, может значительно ухудшить отношения между Россией и Азербайджаном, что напрямую будет проектироваться на вопрос правового регулирования каспийского вопроса в целом и на другие сферы взаимоотношений. В самом крайнем случае, Россия может перевести северный нефтепровод в реверсный режим, чтобы качать российскую нефть в Турцию по тому же БТД. Однако этот вариант может оказаться для России достаточно дорогим. Стоимость прокачки одной тонны нефти обойдется порядка $25' не считая стоимости транзита по территории России. Здесь важно иметь ввиду, что это не реверс, а прямой путь. Трубопровод Новороссийск-Грозный-Баку строили в 80-х для двух НПЗ в Азербайджане, потому как советский план не предполагал разработку каспийского шельфа. Поэтому и транспортные характеристики системы, такие как пропускная способность черноморских проливов, и отсутствие банка качества нефти в Новороссийске позже не позволили принять этот маршрут в качестве основного экспортного.

 

Таким образом, во многом откорректировать этот вопрос может казахстанская нефть, которая нужна и для КТК, который подключается к северному нефтепроводу, так и для БТД для обеспечения его рентабельности и заполнения в принципе (на долю казахстанской нефти может быть выделено порядка 50% пропускной способности нефтепровода, т.е. от 0,5 до 0, 85 млн. баррелей в сутки). Азербайджанская сторона очень рассчитывает на то, что уже в ближайшее время некоторую ясность в распределение ее экспорта внесет решение казахстанского руководства юридически оформить соглашение по присоединению к системе Баку-Джейхан. Пока большая часть казахской нефти идет по маршруту КТК, делая терминалы в Новороссийске самыми загруженными среди российских портов. Однако если часть казахской нефти пойдет через систему БТД, одновременное снижение объемов со стороны Азербайджана будет заметным в общем балансе портового экспорта.

Сам по себе российский маршрут, несмотря на заверения азербайджанского министра в том, что Баку-Новороссийск является стратегическим направлением для Азербайджана, потерял как экономическое, так и политическое значение, оставаясь в качестве одного из вариантов нефтеэкспорта, как и должно быть между двумя странами, не желающими использовать естественную монополию в качестве инструмента давления.
Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!