Rambler's Top100 Service

Геостратегический блицкриг США на Южном Кавказе обречен на провал

Доктор исторических наук, профессор
4 апреля 2006

В последнее время наблюдается очередной всплеск американской дипломатической активности на Южном Кавказе. Но его мотивация, отнюдь не ограничивается лишь рамками попыток создания на территории Азербайджана и Армении удобного плацдарма для эвентуальной пока   военной операции против Ирана. Невозможно не заметить, что душу американского истэблишмента, терзает пестрый конгломерат тесно переплетенных друг с другом военно-политических и транспортно-энергетических проблем, вынуждая его постоянно диверсифицировать весь арсенал своих тактических средств.

Во-первых, одной из самых существенных причин участившихся вояжей высокопоставленных американских дипломатов в регион, является сохранение высокого уровня российско-азербайджанских отношений, все более приобретающих стратегический характер. Визит Президента России В.В.Путина в Баку в двадцатых числах февраля, отличившийся максимальным конструктивизмом, оптимально эффективной программой пребывания, рельефно иллюстрирует стабильность взаимовыгодных, дружеских отношений двух стран.     Акцентирование азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым внимание мировой общественности   на том, что: ":сегодня мы говорим об отношениях между Россией и Азербайджаном как об отношениях стратегического партнерства:и такая прочная база в политических отношениях способствует развитию отношений во всех отраслях", гальванизирует американские усилия по дегармонизации процесса стратегического сотрудничества.

Мне трудно разделить скепсис некоторых аналитиков, проявленный при оценке современного этапа всестороннего российско-азербайджанского сотрудничества. Ели бы оно являлось столь уж формальным и бессодержательным, то вряд ли превратилось бы в предмет пристального внимания и безотлагательных действий американской дипломатии.    

Подписанная в Баку главами двух государств политическая Декларация подтверждает неизменность приверженности всем договорам и соглашениям, заключенным за последнее десятилетие. Имеется в виду и Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой от 3 июля 1997 года, и Бакинская Декларация Российской Федерации и Азербайджанской Республики от 9 января 2001 года, и Московская Декларации Российской Федерации и Азербайджанской Республики от 6 февраля 2004 года. А это, в свою очередь,   существенно укрепляет международно-правовую базу для перехода межгосударственных отношений в более качественную фазу, через совершенствование многопланового сотрудничества в политической, экономической, военной и гуманитарной областях.

Немаловажным фактором двухсторонних отношений является подтверждение обеими сторонами готовности к расширению и укреплению именно военного и военно-технического сотрудничества, рассматриваемого в качестве важной составляющей стратегического партнерства. Это обязало правительства двух стран принять меры по совершенствованию договорно-правовой базы военно-технического сотрудничества и разработке программы двустороннего взаимодействия в этой области, не направленное против третьих стран и не противоречащее   международным обязательствам обоих государств.

Более того, обеими сторонами была подтверждена приверженность принципам   суверенитета, территориальной целостности, нерушимости границ государств, а также другим общепризнанным принципам международного права, составляющим надежную основу поддержания мира и добрососедства между государствами Кавказа.

Другой причиной дипломатической активности американцев на Южном Кавказе является жгучее желание овладеть территориальным пространством Армении, выдворив при этом оттуда российские войска. Присовокупив, таким образом, к откровенно проамериканскому режиму Саакашвили, Армению, США надеются установить монопольный контроль и над стратегически важной для них территорией Азербайджана, открывающей им путь к тотальному господству над всем Ближним и Средним Востоком. Безусловно, укрепляющееся российско-азербайджанское сотрудничество, наличие российского военного контингента на территории Армении, сохранение российского военного присутствия в зоне грузино-осетинского и грузино-абхазского противостояния, диссонирует с глобальностью американских геостратегических вожделений.           

Подобная теоретическая подоплека и легла в основу американских дипломатических вояжей в регион.   По мысли американских стратегов, озвученных газетой "В ашингтон Пост " Запад должен взять на себя миссию по ликвидации российских военных баз в Армении и Грузии и разработки для всего Южного Кавказа своеобразного "плана Маршалла" и "повести за собой эти страны к объединенной Европе".

В унисон этому бывший министр иностранных дел Испании Анна Паласио и эксперт немецкого Фонда Маршалла Даниэл Твайнинг , стараясь быть "святее, чем папа римский", призывают США и Европу совместно бороться с "теневой империей" России. При этом   внимание фокусируется на значении для установления западно-атлантической зоны господства, карабахского конфликта, из-за   которого, по их мнению, растет политическое и военное влияние России. Тем самым, устами западноевропейской креатуры, был высказан еще один аспект американских интересов в регионе.

Именно этот аспект используется в качестве инструмента манипулирования США процессом пристегивания, как Азербайджана, так и Армении   к своей военно-политической колеснице.   Каждой стороне, по очередности демонстрируется "пряник", но пока, тщательно маскируется "кнут", зловещие контуры которого временами проступают сквозь камуфляж.

В этом контексте довольно симптоматичным является воздействие США на процесс разработки стратегии национальной безопасности Армении и реформирования ее системы обороны.   По словам замминистра обороны Армении генерал-лейтенанта Артура Агабекяна   в ходе осуществления реформирования, предусматривающего закрытие военных баз или открытие новых, приобретение новой техники, уничтожение старой,   применяются принципы формирования бюджета и планирования не иначе, как в соответствии с критериями НАТО!

В интервью российской газете " Военно-промышленный курьер " директор Пограничного управления Федеральной службы безопасности России в Армении генерал-лейтенант Сергей Бондарев с горестной иронией заметил: "Свято место пусто не бывает: если уйдем мы - придут другие. А что силы Запада хотят сюда попасть, понятно, и для этого многое делается в плане оказания технической и иной помощи армянской армии, особенно со стороны США. Выделяются значительные суммы, закупается специальная техника, например, для пунктов пропуска на грузино-армянской границе и армяно-иранской границе, вплоть до всяких датчиков".

Западно-атлантические стратеги в интересах обеспечения своей гегемонии в регионе вносят сумятицу в определении основных ориентиров военно-стратегического сотрудничества как одной, так и другой стороны, пытаются   больше запутать и без того сложный клубок противоречий вокруг карабахской проблемы. В этом отношении показательно выступление заместителя Государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Даниела Фрид а на конференции Армянской Ассамблеи Америки в Вашингтоне. Говоря о военном содействии, оказываемым США Азербайджану, он подчеркнул, что это отнюдь не мешает осуществлению ими помощи и Армении. "Мы объяснили Азербайджану, что опасность идет не от Армении, и наши программы с Азербайджаном мы осуществляем с большой осторожностью". Кто же, по мысли высокопоставленного американского чиновника угрожает государственной безопасности Азербайджана?! Не пресловутая ли "теневая империя"?   И к чему тогда "большая осторожность" в сотрудничестве с ним?! Не в результате ли приобретения российско-азербайджанских отношений характера стратегического сотрудничества? Несколько запутанный, но довольно элегантный реверанс в сторону Армении, безусловно, имеет цель убедить ее в необходимости экстренного изменения вектора своей военно-политической ориентации.

Не последней является мотивация вытеснения из региона транспортно-топливных и энергетических интересов России. Тем самым, США могут создать предпосылки для формирования новой евразийской зоны своих геополитических интересов. Россия, увеличившая за последние 6 лет экспорт нефти в 1,5 раза, а газа - в 1,2 раза, становится страной, отличающейся энергетическим изобилием.   На арене энергобаланса Европы прочное место занимает 40% российского газа и одну треть всей нефти. По прогнозам, к 2030 году европейский энергоимпорт еще более будет зависеть от России - 90 и 70% соответственно. И даже при всех издержках и проблемах в этой жизненно важной для российской экономики сферы, ее топливно-энергетическое присутствие в регионе создает американским перспективам идентичного характера определенный дискомфорт.

Во всем этом проявляется явное стремление к конструированию южно-кавказского "плана Юза" и "плана Дауэса", обеспечивших в начале 20-х годов прошлого столетия США   роль "арбитра" поддерживающего в Рурском конфликте то Германию, то Францию, а в итоге, обострив отношения между этими странами, установившего свой монопольный политический и финансово-экономический контроль в Западной Европе. Иначе невозможно оценить попытки представления России в образе врага южно-кавказских государств и нивелирования территориальных и иных противоречий между ними путем объединения под единым звездно-полосатым ореолом.

Однако американцы, судя по всему, не претендуют на "изобретение велосипеда", поскольку все это уже происходило на Кавказе в первой четверти прошлого века. В истории южно-кавказского региона имелись весьма похожие прецеденты.

Еще в 1918-1920 годах Великобритания проявляла самое сильное желание утвердиться на Южном Кавказе, обусловленное ее мощным военно-стратегическим и экономическим потенциалом. От политики поощрения образования независимых государств на территории распавшейся Российской империи, проводившейся в русле "программы" расчленения российского геополитического пространства и создания "санитарного кордона" в Закавказье, Великобритания перешла сначала к политике "двойных стандартов". Затем, она стала оказывать поддержку преимущественно   дашнакской Армении. В своей основе, эта поддержка, прежде всего, имела цель противодействия России, осуществления попыток возвращения ее в ряды Антанты, сменившихся многогранной борьбой за свержение Советской власти. Эта доминанта в политических симпатиях Великобритании возобладала также и в силу ее военной доктрины использования Армении в качестве плацдарма как для борьбы против Советской России, так и для обуздания кемализма в Турции.

Более обстоятельно, замыслы держав Антанты были изложены в записке командования союзными армиями от 18 января 1919 года "О необходимости интервенции союзников в России". В записке указывалось: "Если Антанта хочет сохранить плоды своей победы, добытой с таким трудом, она сама должна вызвать перерождение России:воздвигнуть прочный барьер между этой страной и центральными державами. Интервенция, преследующая эту цель, является для нее жизненной необходимостью, а политические трудности, которые она порождает, не могут иметь решающего значения, чтобы отказаться от проведения интервенции или отложить ее осуществление:".

Одно из магистральных положений этой интервенционистской доктрины настаивало на необходимости овладения именно Баку, о чем писал позднее в своих мемуарах генерал-майор Денстервиль.   ":Захват Баку нами, - отмечал он, - привел бы к следующим   последствиям: закрытия доступа к запасам нефти и закрытие дверей в Центральную Азию. Захват нами нефтяных запасов неминуемо остановило бы движение по Закавказским железным дорогам, так как эти дороги обычно зависели от Бакинских нефтяных источников. Таким образом, наш план сводился к господству над Каспийским морем:". Что ж, вполне знакомые для современного читателя мотивы!

И в то время США присоединились к резолюции Антанты о направлении на Кавказ британских вооруженных сил. Лишь недостаточный военно-стратегический потенциал, вынудил их уступить пальму первенства британцам. Тем не менее, официальные комментарии к "14 пунктам" тогдашнего американского президента Вильсона, датированные 23 октября 1918 года наглядно отразили их стратегические амбиции того периода. В этом комментарии предлагалось рассматривать Кавказ, "как часть проблемы Турецкой империи", а специальным пунктом предполагалось создать независимую Армению "под протекторатом какой-либо державы". И в настоящее время политические технологии США не очень отличаются от прежних. Сейчас Турция используется ими в качестве инструмента американских военно-политических манипуляций на Южном Кавказе.  

Я бы посоветовал западным аналитикам внимательно вчитываться в строки, раскрывающие   исторические процессы, происшедшие в итоге британской политики установления собственной гегемонии. Если слабая, разрываемая классовыми противоречиями, полуголодная Россия, независимо от своей формационной принадлежности, от сути и форм политической власти, выстояла и победила в этой жестокой борьбе, то нынешняя Россия, сохранившая вопреки варварской конверсии, свой ядерно-стратегический и наращивающая свой индустриально-экономический потенциал, вряд ли капитулирует. И наличие иллюзий по поводу возможности геостратегического блицкрига евроатлантистов на Южном Кавказе неуместно и опасно для установления мира и стабильности в этом регионе.       

Загружается, подождите...
0